Услышьте голос «скорой»

  • Елена БЕГУНОВА, СБ. Беларусь сегодня 25470 от 03 мая 2018 03 мая 2018 00:00 Происшествия Русский

    Три аварии за год с участием машин скорой помощи в одном городе — тревожная тенденция. В чем причины? Резонансное дело о ДТП с участием реанимационной бригады в Витебске подтолкнуло к поиску ответа на этот вопрос. Медики ехали с вызова вместе с маленькой пациенткой — полуторагодовалая малышка случайно добралась до флакончика с йодом. 

    Она нуждалась в срочной врачебной помощи, девочку везли в детскую областную больницу с подозрением на ожог пищевода. Вечером движение на улицах города оживленное. За рулем мобильной реанимации — водитель первого класса Сергей Дулебо, отработавший на «скорой» около 20 лет. Еще выезжая со двора, Сергей включил сирену и «мигалки». Въехал на перекресток на красный свет со скоростью 18 километров в час, предварительно убедившись в том, что автомобили на всех полосах встали, пропуская неотложку. Но водитель Skoda умудрилась не заметить и не услышать «скорую». На полном ходу она врезалась в бок микроавтобуса Volkswagen Crafter, перевернула его и протащила по асфальту четырехтонную махину еще несколько метров...

    В той аварии пострадали в основном медики — два фельдшера, врач, водитель. Долго залечивала ушибы, синяки и ссадины мама пациентки. Девочка, к счастью, осталась невредима, ее с места ДТП доставили в больницу уже на другой машине. Сергей Дулебо даже теперь, уже пройдя многочисленные опросы и экспертизы, не может все до конца осознать:

    — Не знаю, как так могло произойти... Все машины во всех направлениях на перекрестке остановились. Я был уверен — меня пропускают, иначе бы и не двигался дальше. Практически проехал перекресток, сосредоточил свое внимание на пешеходном переходе — и тут удар...

    Хозяйка легковушки не пострадала, но ее машина сильно повреждена. Так же, как, кстати, и «скорая» — ремонт обойдется дороже стоимости нового авто. Но проблема не в этом. В случае признания вины восстанавливать спецавтомобиль придется Сергею Дулебо. Недавно из Госавтоинспекции в суд Первомайского района Витебска пришли соответствующие документы о привлечении к ответственности водителя, перевозившего реанимационную бригаду. Подоплека такого вывода проста и понятна: выехал на красный? Значит, виноват. Имел право отступить от правил, но должен был убедиться в безопасности движения. Раз случилась авария — значит, плохо убедился.

    Водители Витебской городской станции скорой и неотложной медицинской помощи, с которыми я беседовала, переводят все вышесказанное на простой и понятный им язык: хочешь спасти человека — рискуй собой. Если в салоне экстренный больной, судьбу которого решают минуты, по совести вроде бы нужно включать спецсигналы и лететь в больницу. А по разуму — никто не может гарантировать, что тебе по пути не встретится такой же беспечный водитель, как в описанном случае. Отвлечется на телефон, наушники, своих пассажиров и не заметит «скорую»... Получается, любое ДТП — и ты виноват. ГАИ выносит свое резюме — автоматически весь ущерб ложится на твои плечи. Это не только огромные материальные издержки при невысоких зарплатах, но и ответственность за жизнь и здоровье всех, кто находится в салоне. Кому нужен такой риск при отсутствии гарантий защищенности?

    Я своих собеседников вполне понимаю. Так же, как понимаю и возмущение родственников больных, которых завтра могут просто не довезти до операционного стола по причине вынужденной осторожности водителей «скорой». Уповать на исключительную бдительность и порядочность всех участников дорожного движения бесполезно — многочисленные рейды показывают, что далеко не каждый готов уступить дорогу медикам.

    Председатель суда Первомайского района г. Витебска Андрей Андрушенко уверен: к расследованию таких случаев нужно подходить очень скрупулезно. А специалисты Госавтоинспекции зачастую торопятся — они должны вынести постановление в двухмесячный срок и не позже. Вот и получается в итоге, что следственный эксперимент не проведен. А ведь с его помощью можно узнать, была ли реальная возможность у водителя Skoda вовремя увидеть спецавтомобиль и избежать столкновения. Не учтены показания свидетелей, которые утверждают: они тоже были за рулем, видели «скорую» и уступили ей дорогу, а Skoda пронеслась мимо. Женщина–водитель, протаранившая медиков, поясняет: увидела препятствие на пути в последний момент и предприняла якобы меры для избежания наезда. Но экспертиза гласит: столкновение произошло под углом 90 градусов без торможения... И почему увидела в последний момент, если за дорожной ситуацией нужно следить ежесекундно? Одним словом, вопросов больше, чем ответов...

    И немалая их часть упирается в нынешние правила дорожного движения. Что сегодня может быть важнее спасения человеческой жизни? Но и МЧС, и врачи не имеют права оборудовать свои автомобили маячками сине–красного цвета, что вынудило бы других не просто уступить дорогу, обеспечив беспрепятственный проезд, а еще и немедленно остановиться. Возможно, такие изменения в ПДД уже назрели?

    Пока же водители «скорых» ходят по судам. Передо мной — стопка административных дел. Вот неотложка везла в больницу пострадавшего с ДТП — ей тоже не уступили дорогу, человек во второй раз за день попал в аварию... Суд дважды отменял постановление ГАИ о привлечении к административной ответственности того, кто был за рулем скорой помощи. В итоге водитель, уже признанный виновным, был вынужден обратиться в Верховный Суд. Оказалось, что правда на его стороне. Но на поиски справедливости затрачена масса времени и сил. Второй случай — девушка на «микрике» врезалась в «скорую», где к аппаратам жизнеобеспечения был подключен пациент. Оба участника ДТП доказывали, что ехали на разрешающий сигнал светофора, но владелица микроавтобуса написала заявление как пострадавшая. Ее и признали таковой, хотя впоследствии было доказано: именно она нарушила правила. Соврала девушка и о том, что медики ехали без сирены — свидетелями по делу выступали сами сотрудники ГАИ, которые дежурили в тот день неподалеку и отлично слышали спецсигналы.

    Сейчас за делом Сергея Дулебо внимательно следят сотни водителей неотложек. Радуются первой победе: суд отменил постановление ГАИ и вернул дело на новое рассмотрение. В итоге уже выписанный штраф водитель спецавтомобиля пока платить не будет, руководство станции повременит с лишением его премии и предъявлением иска за ремонт. Коллеги Сергея (его по праву считают одним из лучших водителей «скорых») надеются на то, что завтра им самим не придется делать сложный выбор: спасать по дороге в больницу пациента или самого себя.

    Комментарий

    Михаил Дядичкин, начальник управления Госавтоинспекции УВД Витебского облисполкома:

    — Перечень специальных автомобилей утвержден постановлением Совета Министров в 2001 году. Скорая медицинская помощь входит в этот перечень и имеет право при необходимости отступать от правил дорожного движения, но водитель обязан прежде всего убедиться в том, что все другие участники движения воспринимают подаваемые им сигналы и обеспечивают беспрепятственный проезд. В плане профилактики ДТП мы плотно работаем с учреждениями здравоохранения. Только в 2018 году было проведено несколько совместных рейдов, свыше 20 человек наказаны за непропуск спецавтомобилей. Наказание достаточно жесткое — от 2 до 10 базовых величин штрафа, возможно и лишение на год водительских прав. Все случаи широко освещаются в СМИ. Думаю, этих мер вполне достаточно. Главное, чтобы сами водители были дисциплинированны и уступали дорогу тем, кому нужнее.

    Теги: 
    • {Нет тегов}