ВОСПИТАНИЕ ЖЕСТОКОСТЬЮ Начался суд над женщиной, избившей своего трехмесячного ребенка

  • Алеся МУХАЧЕВА., Маяк Прыдняпроўя 06/2018 от 14 июня 2018 18 июня 2018 15:15 Происшествия Русский

     Материалы дела удручают: не менее девяти ударов по голове, лицу, груди, рукам ребенка нанесено за время «воспитательного» процесса. Итог  — синяки и сломанное плечо. Ольга, у которой, к слову, кроме сына есть еще и трехлетняя дочь, давать показания в суде отказалась, хоть и признала свою вину полностью. Гособвинение не молчало. И подробности в голове нормального человека просто не укладываются.

    8 марта. День первый

    Уже с утра Ольга вместе с матерью выпили. На часах было примерно 13.00, когда малыш в коляске заплакал. Мать попыталась его успокоить. Не получилось. Тогда и ударила сынишку кулаком в поясницу. Малыш заплакал еще сильнее. Кушать отказывался и продолжал рыдать. Реакцией матери на крики стали два новых удара. На этот раз в живот…

    9 марта. День второй 

    Снова с матерью Ольга выпила литр пива. Со слов молодой женщины, от алкоголя поднялось давление и разболелась голова. А тут малыш расплакался. Не унимался ребенок ни на руках, ни в коляске. С размаха мать ударила его кулаком в живот. Из носа крохи пошла кровь. Очередная попытка успокоить плачущего мальчика не принесла результата. Два новых удара пришлись на плечо. За ними последовал хруст… Следователям горе-мать пояснила: думала будет просто вывих. За медицинской помощью обращаться не стала.

    10 марта. День третий

    Снова спиртное. Снова плачущий малыш. Снова удары кулаком. Уже по лицу.

    …Тревогу забили врачи, когда Ольга привезла грудничка на плановый осмотр в Могилев. Невролог стазу заметил: у ребенка не двигается правая рука. Дальше были диагностированы множественные ушибы и подкожные гематомы тела и лица. Медикам женщина пояснила: сын упал с дивана. Участковому милиционеру она озвучила ту же версию.

    Впрочем, ложь не спасла — Ольгу взяли под стражу. Уже позже экспертиза показала: на момент инкриминированного деяния обвиняемая не страдала психическими расстройствами.

    Сейчас малыш находится в Доме ребенка в областном центре, а дочка Ольги – в доме семейного типа в Быхове. Члены семьи подсудимой проходят по делу свидетелями.

    ***

    Очередное судебное заседание растянулось на два часа. Показания давали свидетели. Знало ли окружение о бесчинствах над грудничком? Кто догадывался о них, но так и не нашел в себе силы (или просто не захотел?!) помочь малышу?

    Соседка по дому пролила свет на прошлое обвиняемой. Ольга росла в неполной семье. Мать выпивала, а девочку растила бабушка.

    Женщина отметила: трехлетняя дочь Ольги всегда ухоженная была, на улицы гуляла под маминым и бабушкиным присмотром. Правда, иногда те бывали пьяными. А вот младшего сына Ольги соседка видела всего один раз, да и то издали. О том, что 23-летняя мать «избила ребенка и сама призналась», ей стало известно от правоохранителей.

     — Оля — неплохая девочка, — говорит ее крестная. – Никогда не видела, чтобы она била дочку или мальчика своего. Она неплохая мать.

    Правда, на суде выясняется одно обстоятельство: о гематомах на теле грудничка крестная все же знала. Синяки на щечке и ключице малыша заметила 19-летняя дочь женщины. Рассказала матери. Ольга же их происхождение объясняла сомнительно: наверное, «малая» (прим. авт. — старшая дочь) ударила.

    Советовать семейству показать грудничка врачу крестная Ольги не стала:

     — Они все равно собирались везти его на плановый осмотр в Могилев, — объясняет женщина. И с ноткой вины в голосе добавляет, —Все думали, что она просто пьяная его уронила…

    Находящаяся в социально-опасном положении. Данный статус семья Ольги «примеряла» не единожды. Об этом рассказала заместитель директора по воспитательной работе Лудчицкого УПК. Но тогда претензии педагогов были к антисанитарным условиям и пожарной безопасности в доме. Даже снятая с учета, семья подсудимой находилась на контроле учреждения образования. Правда, педагог признает: Ольгу и детей навещали больше в рамках профилактических акций. Информации о том, что родительница злоупотребляет спиртным, а, тем более, использует варварские методы воспитания, в школу не поступало. «Между членами семьи установлены дружелюбные взаимоотношения» — примерно так звучит запись акта обследования, характеризующая микроклимат в, как оказалось, все же проблемной ячейке общества.

    Фельдшер ФАПа свидетельствует о том, что видел синяк на щеке ребенка. Объясняя его происхождение, мать озвучила уже знакомую версию: гематому мальчик «заработал» от старшей сестры. Проводить полный осмотр кожных покровов медик не стал:

    — Мать держала ребенка на руках…Ребенок плачет, она пытается его успокоить, соску дает…Я не хотел причинять дискомфорт…

    … За все время, пока длилось судебное заседание, Ольга не проронила ни слова. Впрочем, и эмоций бурных не выражала. То задумчиво смотрела сквозь прутья, удобно вытянув ноги, то закрывала лицо руками, «пытаясь» сдержать слезы, то улыбалась какой-либо свидетельской реплике.

    Что ж, возможно, она еще прокомментирует свои деяния перед судом. Время на раздумья у женщины есть — очередное слушание назначено на начало июля.

     

     

     

    Теги: