Председатель суда Железнодорожного района Гомеля Татьяна Одрибец удостоена ордена Почёта

  • Василий Дубик, Гомельские ведомости №151 (2794) от 29 декабря 2015 Скачать номер 10 августа 2018 10:22 Общество Русский

    Председатель суда Железнодорожного района Гомеля Татьяна Одрибец удостоена ордена Почёта. После вручения высокой награды Татьяна Ильинична согласилась поделиться с читателями «Гомельских ведомостей», как вершится правосудие. И что творится за кулисами беспристрастной Фемиды.

    ПРАВИЛЬНАЯ С ДЕТСТВА

    – К какой специальности вас подталкивали родители, школьные учителя?

    – У меня были успехи в математике, легко выигрывала школьные олимпиады. Мама думала, что стану математиком. Вместе с тем ни родители, ни педагоги не влияли на выбор профессии. Все в нашей семье самостоятельно принимали решения. Младшая сестра, к примеру, пошла по маминому медицинскому пути и стала врачом. Моя классная руководительница всегда говорила, что я была правильная с раннего детства. Старалась никого не подводить. Никуда не опаздывать. По-другому я себя не видела.

    – Когда вы решили стать судьёй?

    – Ещё в детстве была уверена, что всю свою жизнь свяжу с защитой справедливости.

    – Как получилось, что маленькая девочка приняла такое взрослое решение? 

    – Повлиял трагический случай, происшедший на моих глазах. Проезжавший мимо велосипедист случайно зацепил ведро с водой, и оно опрокинулось. Из-за пролитой воды мужчина жестоко избил парня. Моя мать, работавшая в скорой медицинской помощи, бросилась к пострадавшему, но не смогла вернуть его к жизни. Виновного осудили за убийство, но, по моему детскому мнению, на очень короткий срок. Вот тогда я и приняла решение. 

    – А что во время учёбы в университете определило выбор специализации? 

    – Сейчас чаще выбирают «Право и бизнес», а в наше время самой престижной считалась специализация «Судебно-прокурорско-следственная деятельность». Тогда распределение на неё зависело от успеваемости. Ежедневная учёба и отличные результаты по предметам помогли мне сделать выбор, к которому я стремилась. 

    ЗАЛОЖЕНО В ГЕНАХ

    – Какие трудности пришлось испытать молодому специалисту после окончания БГУ? Ведь одно дело – теория и совсем другое – практика.

    – Законодательство чётко определяет, что возраст кандидата на должность судьи должен быть не менее 25 лет. Так как мне не хватало возраста, чтобы претендовать на место судьи, начала работать адвокатом. Короткая адвокатская стажировка была чисто техническая. Пришлось, как говорится, сразу брать быка за рога. Многому научилась, общаясь с потерпевшими и защищая их права.

    – Татьяна Ильинична, откуда у вас такая решительность? 

    – Мне говорили, что с самого рождения у меня независимость мышления. Может, это заложено в генах, не знаю. Такое качество помогает продвижению по служебной лестнице. Но вверх особо и не стремлюсь. И здесь далеко не всё своё рабочее время занимаюсь административной деятельностью. Всегда проявляю живой интерес к людям. 

    Мне нравится живая работа: самой вникать в суть и рассматривать дела. При этом у нас гласные судебные заседания, что придаёт ответственности. Мы открыты для всех. Пожалуйста, приходите, слушайте. 

    – Зачастую в ходе процесса и обвинитель, и защитник довольно убедительны. Невольно становится жалко и человека, совершившего злодеяние, и пострадавшего. Что помогает вам принять правильное решение?

    – В первую очередь – судебная практика. Ведь я давно здесь работаю. Кроме того, знание законов и умение их правильно применять. Есть такая наука – виктимология, которая учитывает поведение жертвы в момент совершения преступления. Ведь бывают случаи и провокации потерпевших. В судебном процессе учитывается и ряд других обстоятельств, влияющих на оценку поступков, а это целая система. И судья в приговоре даёт оценку каждому доказательству. Обязательно обосновывает, почему избирает определённое наказание и данный размер наказания.

    ДРАМА И СПРАВЕДЛИВОСТЬ

    – Когда выносите решение, вы ни с кем не советуетесь? При этом законом предусмотрена возможность сделать наказание минимальным, или наоборот – максимальным?

    – В совещательной комнате помощники – только знание Закона и опыт. В уголовном законодательстве есть ряд статей, которые дают право судье оценить смягчающие и отягчающие обстоятельства деяния. Всё это учитывается при принятии решения.

    – Ну, бывают же моменты сомнения?

    – Человеческий фактор не исключён в любой работе. Возможна неправильная трактовка законодательства. Бывает, не совсем правильно представлены доказательства, а от этого зависит их оценка. В сложной ситуации у нас есть право объявить перерыв и подумать, чтобы принять решение в соответствии с правоприменительной практикой. 

    – Говорят, какое бы решение не вынес суд, одна из сторон всё равно не будет удовлетворена.

    – Знаете, основоположники права говорили: «Акт правосудия всегда драматичен, даже если он безукоризненно справедлив». Вместе с тем вопросу разумности и соразмерности наказания совершённому деянию уделяется очень большое внимание. 

    – В обычной жизни судьям доводится общаться с бывшими «подопечными», которые отбыли наказание и вышли на свободу?

    – Судьи нашего района не сообщали мне о подобных вещах. Сама же однажды встретила отбывшего наказание гражданина. Узнал меня на улице, подошёл и сказал, что осознал пагубность предыдущего образа жизни. Теперь, дескать, стал на путь истинный. Когда осуждённым предоставляется возможность сделать телефонный звонок из мест заключения, некоторые обращаются ко мне за юридической консультацией. Я за справедливое наказание и соблюдение законности, что и поясняю обратившимся ко мне гражданам, если у меня есть такая возможность. 

    ДОМАШНЯЯ ЗАБОТА

    – Наше общество развивается. Законы часто изменяются и дополняются. А судье их надо не только знать, но и грамотно применять. Как, Татьяна Ильинична, вам одновременно удаётся руководить судом, изучать законы, рассматривать дела, писать решения, определения и приговоры?

    – Поэтому и нет свободного времени. Приходится брать работу на дом. 

    – Как к такой недомашней работе относятся родные? Ведь изучение уголовных дел не назовёшь приятным времяпрепровождением. 

    – Семья понимает и поддерживает. Бывало, сидели за одним столом с сыном: он делал уроки, а я занималась изучением новых законов, конечно же, судебными делами. Когда заглянул в мои бумаги, то я ему объяснила, чем занята. Сын знал, что такое приговор, постановление, решение уже во втором классе. Воспитываясь в такой среде, у него с раннего детства проявились юридические склонности. Я очень хотела, чтобы он пошёл по этой линии, но ему приглянулась другая стезя.

    – Логично, что после такого напряжённого труда, связанного с решением людских судеб, необходим хороший отдых. Чем вы отвлекаетесь от забот Фемиды?

    – Я практически никогда не выключаюсь из процесса работы. Отгулов нет. Даже в отпуске, когда звонят, я сразу подхватываю тему и готова профессионально вести беседу.

    – Ну а если всё же выдаётся свободная минута, что делаете?

    – Беру коньки и иду на каток. К сожалению, очень редко получается. Люблю пешие прогулки. Нравится читать классику. Особенно Льва Толстого и рассказы Антона Чехова. В произведениях огромные знания, поэтому их можно и нужно перечитывать, чтобы каждый раз открывать для себя что-то новое. Советую, попробуйте. Так, недавно по-новому взглянула на героев «Анны Карениной» и нахожу их очень современными. Жаль, что сейчас мало читают. А молодёжь вообще предпочитает различные электронные устройства, которые также развивают, но зачастую не в том направлении, в чём неоднократно убеждалась в зале суда. 

    ВСЁ И СРАЗУ

    – Что повлияло на ваше воспитание? Что упустили те, кто в зале суда сидит напротив вас?

    – Меня с сестрой всё время нацеливали на чтение, трудолюбие и самостоятельность. Родственники были примером. Они много работали и честно жили. Дедушка Филипп был настоящим партизаном и рассказывал, как, рискуя жизнью, воевал с фашистами. А после

    войны, невзирая на все геройские регалии, трудился на равных со всеми, если не больше. В общем, трудолюбивая семья была для меня ярким примером, как следует обустраивать свою жизнь. Подчеркну, что наши семейные праздники проходили с пирогами, но без спиртного. Я и сына воспитывала, что всё достигается упорным трудом. 

    – Вы считаете, что всё идёт от семьи?

    – Проблема современной молодёжи в том, что они хотят всё и сразу. Дома их не научили, что за всем стоит тяжёлый труд. Человек должен всегда держаться в культурных, социальных и бытовых рамках. Знать, где надо остановиться, где проявить уважение к пожилым людям. 

    – Понятно, перед судом стоят свои задачи, но при вашем стремлении к справедливости вы не остаётесь в стороне от воспитания подрастающего поколения?

    – Конечно. Пожалуй, остановлюсь только на одном проекте. Ежегодно на зимних и летних каникулах я приглашаю со всех учебных заведений Железнодорожного района в зал судебных заседаний ребят, которые нуждаются в повышенном педагогическом внимании для бесед. В присутствии педагогов отвечаю на волнующие вопросы. В суде подростки раскрываются и учителям легче выбрать направления педагогического воздействия. Объясняю, что за каждым совершённым преступлением неотвратимо следует наказание. Следует всем знать, что профессионализм следственно-оперативных групп и современные технологии позволяют раскрывать самые хитроумные преступления.

    САМЫЙ ГУМАННЫЙ СУД

    – По статистике, число преступлений уменьшается. Не означает ли это, что судьям становится легче?

    – Меня радует, что падает подростковая преступность. Действительно, рост общей преступности сократился, но у нас в суде нет такого, чтобы кто-то из судей гулял. Потому что дела стали более сложными и объёмными. Много из них экономической направленности, связанных с ИT-технологиями. Чтобы принимать грамотные решения, судьям приходится осваивать и эти направления. 

    – По-вашему мнению, со временем суд становится гуманнее?

    – Несомненно. Гуманность присуща демократическому обществу. В последнее время законодательство пережило серьёзную трансформацию в плане гуманизации. Укореняется более демократичная практика назначения наказаний. Сейчас по многим делам уходим от наказаний, связанных с лишением свободы. Даём шанс оступившимся исправиться. И такая практика приносит плоды. Правда, бывают исключения, но они только настраивают суд на более внимательное отношение к фактам, доказательствам и решению по делу.

    Теги: