Мое позднее счастье

  • Людмила КОНОПЕЛЬКО, Народная газета № 34 (6487) 24 августа 2018 г. от 24 августа 2018 24 августа 2018 00:00 Общество Русский

    Средний возраст молодых мам растет во всем мире. Жительницы Евросоюза обзаводятся малышами в 29 лет, при этом самые молодые первородящие — в Болгарии (25,7 года), а позже других планируют беременность итальянки (30,6 года). Сотни тысяч представительниц прекрасного пола в США обзаводятся первым ребенком после сорока лет. Постепенно к тактике отложенного материнства, хотя и не в таких пока еще масштабах, приходят россиянки, украинки и белоруски. Что характерно: причиной своего решения большинство называет не финансовые проблемы, а страх надолго выпасть из социума, ограничившись обязанностями домохозяйки. Почему для многих материнство превращается в обузу?

    Неустроенная личная жизнь, но при этом многообещающая карьера и вроде бы налаженный быт с зарплатой выше среднего уровня. Выйти из круговорота под названием “дом-работа-командировки” хотя бы на год означает, что потом придется начинать все сначала, ведь, как говорится, даже свято место пусто не бывает. Да, по трудовому законодательству за тобой оставят твою должность на весь трехгодичный декретный отпуск, но где гарантия, что за это время ты не растеряешь профессиональных навыков и не вернешься в команду “половинчатым спецом”, которого будут просто терпеть и от которого попытаются избавиться при первой же юридической возможности?

    Примерно так до недавнего времени объясняли себе и окружающим свою жизненную позицию теперешние участницы форумов молодых мам “слегка за 35”.

    “У меня есть подруга, которая вышла замуж и переехала из Минска в деревню. И что бы вы думали — начала рожать детей одного за другим! Она окунулась в свою стихию: занимается садом, огородом, малышами, печет пироги. И как только подходит время выходить на работу после декретного отпуска, беременеет следующим. Настолько не хочет возвращаться в замкнутый мир с 9.00 до 18.00. Я же, наоборот, годами не могла из него вырваться. По собственному желанию. И понимала, что нужно рожать, ведь биологические часы тикают все быстрее, но каждый Новый год говорила себе: у меня в запасе еще есть время. Надо выплатить кредит за квартиру, положить хоть что-то на депозит, ведь я со своими запросами просто не проживу на декретные. Разумеется, желательно найти нормального мужика...

    Ну и дооткладывалась до 38 лет. Правда, встретила, наконец, Того Самого. И решилась. Сейчас дочурке Даше уже годик, я ее очень люблю. Но моя жизнь превратилась в какое-то унылое существование: кормление, горшок, приготовление еды, общение по интернету с другими мамочками, сериалы, прогулки с коляской... И так каждый день. В отличие от своей подруги жду не дождусь, когда вернусь в привычную рабочую стихию. На второго малыша точно не решусь. Почему природа так не-справедлива? Я не отказалась бы рожать на пенсии...” — из откровений 40-летней Марины.

    “Мы с мужем откладывали рождение ребенка, потому что хотели успеть пожить для себя. Оба из небогатых семей, наши родители вообще никогда не ездили на море, не знали, что такое отметить день рождения в ресторане, съездить зимой на праздники в Карпаты, чтобы покататься на лыжах. Для чего вообще повышается уровень жизни и развивается репродуктивная медицина, если все надо делать как раньше, как привыкли наши бабушки и мамы: замуж — в 19, родить — в 20, состариться — в 35?.. Я забеременела в 39, в 40 родила двойняшек. Физически, конечно, тяжело: я не была готова к “двойному удару” :) Наверное, в 25 мне было бы легче, не так уставала бы. Но в 25 у меня не было ничего — ни житейской мудрости, ни денег, ни постоянной работы, ни своего жилья...” — пишет Вероника.

    “Воспитываю одна двоих мальчишек — трех и полутора лет. Родила после тридцати. Муж нас оставил, сейчас скрывается от алиментов в другой стране, а я пашу на полторы ставки, чтобы обеспечить сыновей всем необходимым. В сумме получается, что мой рабочий день длится 12—13 часов, и это без учета домашнего труда. Хорошо еще, что обе работы — в удаленном доступе. Уложила ребятню днем спать — и бегом составлять графики, доделывать отчеты. Сплю не более 5 часов в день, в отпуске последний раз была лет пять назад. Няню нанять накладно, лучше я эти деньги потрачу на одежду для быстро растущих сыновей. По мере возможностей нам помогает бабушка, но ей уже почти 70, а мальчишки у меня егозливые, иногда просто боюсь оставлять их втроем без присмотра, мало ли что... Тот, кто утверждает, что совмещать карьеру и материнство — проще простого, или лукавит, или где-то филонит! Сказать по правде? Иногда я ненавижу все это. Убеждаю себя, что нужно просто переждать, что растить детей во все времена было нелегким делом...” — это крик души 36-летней Илоны.

    Психолог Татьяна Ушакевич объясняет:

    — Мы привыкли считать материнство счастьем, удачей, главной женской целью. При этом тактично умалчиваем о том, что кардинально изменившийся за последние 20—30 лет мир предъявляет женщинам все больше и больше требований: важно уже не просто выйти замуж, забеременеть и трудиться по специальности, нужно еще и состояться профессионально, заработать на пенсию. Все больше мужчин считает, что жена должна наравне с мужем участвовать в пополнении семейного бюджета. Одновременно растет количество социальных ярлыков, которые общество охотно навешивает на представительниц прекрасного пола: не родила до 30 — старая дева, “овуляшка”; родила и сидишь с детьми — “яжемать”, профессиональный балласт; пытаешься совмещать материнство и карьеру — недостаточно уделяешь времени ребенку и не в полную силу выкладываешься на работе. При этом современные мамы априори обязаны быть педагогами, педиатрами и психологами для своих малышей, чтобы те развивали таланты. Это огромный труд, который замалчивается, начиная с названия “ОТПУСК по уходу за детьми до трех лет”.

    Минская журналистка и социолог Анна Шадрина с 2005 года проводит интервью с женщинами из крупных городов России и Беларуси. Сначала она изучала тему брака, а через какое-то время заинтересовалась проблемами материнства. В своей книге “Дорогие дети. Сокращение рождаемости и рост “цены” материнства в XXI веке” она исследует, с какими трудностями сталкиваются современные матери.

    Вот что пишет сайт rebenok.by со ссылкой на источник mel.fm: в конце 2012 года в Минске случилось страшное. Молодая женщина выбросилась из окна вместе с двумя детьми. Сразу после Нового года произошло еще одно похожее событие. Анна Шадрина наткнулась на дискуссию в Фейсбуке, где люди спорили, связаны ли эти два эпизода. Обе женщины находились в отпуске по уходу за детьми. Но никто не писал, что рутина материнства и социальная изоляция могли стать причинами произошедшего. Потому что, как пишет Шадрина, в постсоветских странах материнство считается “наивысшим наслаждением женщин” и не может быть причиной суицидальных наклонностей. Каждая женщина сталкивается со сложностями материнства, о которых не принято говорить. Одна из героинь Шадриной (женщине 35 лет, она доцент вуза и мать10-летнего сына) рассказывает о своем опыте: “Вспоминаю страшный первый год. Постоянно с ребенком и ничем, кроме него, не занимаешься. Ни физически, ни морально нет возможности отвлечься. А мир куда-то спешит, навстречу чему-то важному и прекрасному. А я еще так молода, и душа моя рвется туда. Но кажется, что ты навсегда в прошлом своих друзей, среди памперсов в четырех стенах. Поговорить об этом было не с кем — отцу ребенка пожаловаться я не решалась. Маме тоже рассказать не могла. Что бы она мне на это ответила? “Ну поплачь”? Или: “А о чем ты раньше думала?” Я же не представляла себе, что мне будет так трудно. Помню, вышла на балкон вместе с ребенком, посмотрела вниз и едва удержалась, чтобы не сброситься. Вот тогда я поняла, что надо брать няню и начинать выходить куда-то, хотя бы ненадолго”.

    Автор книги говорит, что для большинства интервьюируемых трудности, связанные с заботой о детях, были неожиданными. Более того, образ “плохой матери” создан для замалчивания проблем. Американский социолог Кароли Гатрелл в книге “Трудная работа” опрашивала замужних женщин, которые сделали успешную карьеру до рождения детей. 64% из них признавались, что переживали симптомы клинической депрессии, но считали, что это в порядке вещей, и не обращались за помощью.

    Массово откладывать рождение первого ребенка стали в экономически нестабильную эпоху — в 1990-е. В конце 1980-х средний возраст матерей первенцев составлял 22 года, в 2010-м — 24,7. И он будет только увеличиваться, считает Шадрина. Среди тридцати опрошенных ею женщин в возрасте от 29 до 44 лет только одна назвала себя “чайлдфри” (свободной от детей). То есть подавляющее большинство этих женщин не выбирают бездетный образ жизни. И откладывание материнства даже не всегда связано с отсутствием партнера. Одна из главных причин — работа. Чтобы профессионально развиваться, необходимо постоянно быть на виду, проявлять активность в соцсетях. Да, работать теперь можно удаленно. Но фриланс — это не 8-часовой рабочий день. Это, как замечает на своем примере социолог и писательница, работа без выходных. Причем чаще без каких-либо социальных гарантий. Помощь “института бабушек” тоже сокращается. Женщины предпочитают сначала сделать карьеру, а рожать потом, когда будет финансовый достаток и/или помощь бабушек-пенсионерок. Современным женщинам приходится выбирать между виной по причине отсутствия детей (общество именует такое поведение “потаканием эгоистическим интересам”) и виной из-за невозможности совмещать стандарты хорошей матери и хорошего специалиста.

    КСТАТИ

    Исследователи из Института детского здоровья при Университетском колледже Лондона доказали, что из “поздних мам” получаются самые внимательные и заботливые родители. Да, в физическом плане воспитание ребенка, рожденного после 35—40 лет, это большая нагрузка для женщины, но дети в таких семьях растут более здоровыми, с ними реже происходят несчастные случаи, к тому же они обладают более гибкой психикой. Кроме того, у таких малышей к пяти годам отмечается более развитый словарный запас и более высокий коэффициент IQ, чем у их ровесников, рожденных молодыми мамами.

    Тем не менее поздняя беременность грозит женщинам диабетом и преэклампсией (так называют тяжелую степень гестоза — осложнения нормальной беременности, возникающего во втором-третьем триместре).

    В ТЕМУ

    •  Актриса Моника Беллуччи свою первую дочь родила в 39 лет, вторую — в 45.

    •  Одна из “подружек Бонда” Холи Берри впервые стала мамой в 41 год, повторно — в 46.

    •  Звезда российского сериала “Кухня” Марина Могилевская родила дочку в 41 год.

    •  Жена актера Дмитрия Певцова актриса Ольга Дроздова подарила жизнь сынишке в 42 года, к этому времени уже почти смирившись с тем, что никогда не услышит в свой адрес слово “мама”.


    konopelko@sb.by

    Теги: 
    • {Нет тегов}