Детоубийцы

  • Анна Аверина., Могилевская правда № 42 от 17 октября 2018 Скачать номер 18 октября 2018 10:36 Происшествия Русский

    Когда умирает ребенок — это всегда трагедия. Но самое страшное — это его насильственная смерть от рук родителей…

    Отчим

    Четырехлетней Алене 26-летний Михаил Образцов не был родным отцом. Ее молодая мама Екатерина познакомилась с ним летом на автостанции в Могилеве.

    Накануне переезда

    Пообщавшись примерно месяц, Катя с Мишей стали встречаться. Парень был из многодетной работящей семьи, добрый и приятный, хоть имел в прошлом судимости за кражи и угон, а еще и неудачный брак с алиментами. Девушка приезжала из районного центра к парню в гости, в деревню под Могилевом, где он жил с родителями, братьями и сестрами. Он тоже познакомился с ее семьей. Дело шло к браку. Михаил хорошо относился к Кате и ее маленькой дочери, так и называл ее — «доченька», баловал и вел себя, как настоящий отец.

    В самом начале весны мужчина переехал в другую деревню, где был прописан. Именно там молодые решили жить и вить семейное гнездо. К лету ожидали и пополнение.

    В выходные Катя приехала к сожителю, перевезла часть вещей. Когда собралась уезжать, решила оставить Алену — Миша упросил, чтобы ему было веселее. Катя, как и дочка, не возражала.

    «Электротравма»

    Ранним утром в пятницу, еще и светать не начало, на станцию скорой помощи поступил вызов — электротравма. В пятом часу утра бригада была уже у дома Образцова. Он был пьян.

    В комнате на двуспальной кровати под одеялом в трусиках и майке лежала маленькая девочка. Без сознания. На теле и голове — множество травм. На вопрос, что произошло, Михаил пояснил, что вечером Алена дотронулась до оголенной розетки, и ее ударило током. Но при осмотре медики никаких следов и меток электротравмы не нашли. Мужчина врал. Об инциденте медики проинформировали милицию.

    Девочка прожила еще восемь дней. Но в сознание так и не пришла. Как ни старались врачи, спасти маленькую Алену не удалось. Она умерла от закрытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся оте­ком и сдавлением головного мозга. На теле ребенка были зафиксированы повреждения более чем от 50  травматических воздействий. Не менее 13 — в голову.

    Взял ремень, толкнул ногой

    Утром Михаил уже был задержан по непосредственно возникшему подозрению в избиении Алены. Он признался, что в течение дня выпивал, а вечером поконфликтовал с малышкой, начал ее воспитывать и ударил ремнем по попе. Но девочка не слушалась. Со слов Михаила, он предложил ребенку выбрать — стать в угол или снова получить ремнем. Алена выбрала ремень, и Михаил снова ударил ее. А потом толкнул ее ногой то ли в спину, то ли в грудь — точно не помнил. Потом еще раз толкнул.

    — Она легла спать, а ночью, часа в три, я увидел, что ей плохо, и вызвал «скорую помощь», — рассказывал Михаил.  Перед тем, как уснуть рядом с падчерицей, он выпил еще бутылку пива.  

    Диспетчеру «скорой» Образцов сказал первое, что пришло в голову, — ребенка ударило током. Правду говорить побоялся.

    Вино и водка

    Вероятно, не будь Михаил в тот день пьяным, трагедии бы не произошло. Знакомые, соседи и родственники отмечали его особое — в самом хорошем смысле — отношение к детям. Зная, что сын где-то в гостях выпил и не собирается идти домой, родители посылали за ним кого-то из младших.  Знали: им наверняка будет грубить и огрызаться, а сестричку беспрекословно возьмет за руку и пойдет туда, куда она скажет. И бывшая жена не смогла сказать ничего плохого о Михаиле как об отце…

    Тот день у Михаила не задался с утра. Катина собака (пса она покупала Алене — очень уж дочка хотела собачку) уже не в первый раз погрызла соседских кур и уток, в связи с чем хозяйка высказала вполне обоснованные претензии. Пса он решил отвезти обратно Кате, причем  немедленно. Подвезти в райцентр попросил товарища.

    Загрузив собаку в багажник и оставив малышку дома одну, парни уехали, взяв с собой еще двух односельчан. С одним из них Михаил до этого выпил вина — у них было 2 или 3 бутылки, он точно не помнил. В пути выпили еще одну бутылку.

    Приехали, пса передали брату Кати, сама она была на работе. На обратном пути заехали в магазин, взяли бутылку водки. Пока ехали домой, выпили и ее.

    Просил прощения

    Трагически лишившуюся ребенка молодую мать люди жалели. Но находились и те, кто возмущался — оставила дитя чужому человеку, да еще и любителю выпить! Но Михаил не пил при Кате и не давал повода усомниться в нем. Вместе они еще не жили, и времени как следует присмотреть к нему у девушки не было. Может, будь она старше и опытнее, не торопилась бы слишком доверять жениху.

    Когда Алена умерла и об этом сообщили Образцову, он не мог поверить. Будто в самом деле не осознавал до конца, что натворил. Судили его по статье «Убийство заведомо малолетнего лица, находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью». Суд приговорил Михаила к 20 с половиной годам лишения свободы...

    Следствие подходило к концу, когда Образцов написал Кате письмо, в котором попросил прощения. Катя не ответила. До родов ей оставалось меньше месяца.

    С особой жестокостью

    Когда Дима появился на свет, его мама Карина была еще несовершеннолетней. Малыша, как и его годовалого братика Алешу, не планировали. Их мама-подросток и старший на четыре года отец при живых родителях воспитывались в интернате. Оба толком не знали, что такое семья, и поженились из-за обстоятельств — молодому парню за интимную связь с юной девушкой грозил срок.

    Опять беременна

    Окончив 9 классов, Карина поступила в местный аграрно-экономический колледж. Но уже через год учебу забросила — из-за романа с Геной Гуляевым, с которым познакомилась в приюте. Парень уже учился в могилевском проф­лицее, когда его возлюбленная забеременела. В отношении будущего отца возбудили уголовное дело, а 15-летнюю девушку снова поместили в приют Бобруйска. Чтобы ее выпустили, а Гену не посадили, они летом расписались. Молодые пожили до конца лета у родителей Геннадия в райцентре, а потом переехали в Могилев. Карина  вслед за мужем поступила в лицей, поселились в общежитии от учебного заведения. С рождением малыша девушке пришлось переехать в соцдеревню. Там юная мать запомнилась трудным характером, нарушением порядка и неуважением к сотрудникам. Вскоре она снова была беременна.

    Геннадию, поскольку он уже был совершеннолетним, посоветовали написать заявление о помещении ребенка в приют на год в связи со сложными семейными обстоятельствами. Так Алеша оказался в приюте, а его несовершеннолетняя мама вернулась в лицей. Второй сын родился в октябре, а в ноябре Карина попалась на хранении спайса, за что вскоре была осуждена к двум годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. Крошечного Диму отправили на время в Дом ребенка. Карина опять восстановилась в лицее.

    Окончив учебу, Гена устроился на работу. С Кариной они закупили все необходимое для малышей, и детей им вернули. Проработал молодой отец всего несколько месяцев, а дальше жили на «сиротские» и «детские».

    Отношения между супругами были натянутыми, и каждый имел претензии к другому. Карина попрекала мужа тем, что нигде не работает. Он же считал, что это на данный момент невозможно: детям он был и за мамку и за няньку, находился с ними ежедневно без выходных и каких-либо надежд на перемены.

    Из-за судимости милицией молодой мамаше был установлен запрет покидать место жительства с 19.00 до 17.00 следующего дня, но повиноваться закону она не желала. Упорхнув из дома, легко оставляла малышей на папу. Куда — не отчитывалась. К тому же перестала скрывать, что у нее появился на стороне сердечный друг. Однажды из-за этого Гене даже пришлось идти ночевать к приятелю. Спокойствие законного супруга, объяснившего, что к Карине должен приехать парень, того поразило. А Гена только вздохнул и признался, что ничего не сможет исправить, поэтому смирился…

    Умер от травматического шока

    Когда Карина в очередной раз уехала в райцентр к новому другу,  Гена как всегда остался с детьми. Он лежал вместе с ними и смотрел телевизор. И вдруг…

    — В какой-то момент Дима проснулся и закапризничал, я повернулся к нему и раза три кулаком ударил в живот. Для чего? Не знаю… Все накипело внутри, был на взводе и просто сорвался, — расскажет потом Геннадий следователю.

    Малыш, естественно, не успокоился, а заплакал еще больше и вскоре начал задыхаться. Перепуганный папаша сразу же позвонил в «скорую». Медики приехали, и примерно через полчаса доктор сказал, что малыш умер. Когда Карина приехала домой, там уже работали милиционеры, следователи и эксперты-криминалисты. К сыну ее не пустили.

    Алешу забрали в приют, а молодых родителей задержали. Экспертиза покажет, что маленький Дима умер от травматического шока. Карину вскоре отпустили, а Геннадию предъявили обвинение в умышленном убийстве с особой жестокостью.

    Друзья и знакомые Гуляева не хотели верить, что он мог убить сына. Тем более младшего Диму, которым занимался практически без помощи жены.  Ведь детей молодые родители как бы поделили: младший — папин, старший — мамин.

    Как вспоминала интернатовская подруга семейной пары, детских денег, которые Карина получала, на питание не хватало, поэтому дети, когда были голодными, плакали. Карина кричала на них: «Хватить орать», «Сколько можно жрать!» А еще уточнила, что «детские» мамаша тратила не по назначению.

    Сложный характер девушки отмечали не только преподаватели, но и учащиеся, говорили, что она в большей степени, чем муж, способна на насилие. На теле избитого малыша было много травм разной степени давности, что свидетельствовало о долгом рукоприкладстве со стороны родителей.  Судебно-медицинские эксперты насчитали более 30 травматических воздействий...

    После задержания супруги вели себя по-разному. Карину волновало, как бы ее не посадили, беспокоилась она в первую очередь за себя. Гена очень сильно переживал смерть ребенка, плакал при допросе. Сына он убивать не хотел, поэтому и вину признал частично.

    Суд приговорил его к 17 годам лишения свободы.

    Анна Аверина.

    Теги: