Старая сказка о главном

  • Светлана ШИДЛОВСКАЯ, Вечерний Минск 01/2019 от 03 января 2019 04 января 2019 14:55 Культура Русский

    Знаем, что Настенька, ягода-малина с нежным голос­ком и чистым взглядом, ленинградская школьница Наталья Седых, очаровавшая Советский Союз и вознесшая имя Анастасия из забытья на вершину популярности, так и не состоялась ни в профессии, ни в личной жизни. А ее хамоватая конопатая сводная сестра Марфушка, представленная Инной Чуриковой, вырос­ла в великую актрису и сумела выстроить гармоничные отношения с миром, в котором живет. Знаем, что из-за нелепой случайности Иван — красавец Эдуард Изотов — попал в тюрьму, после чего последовали пять инсультов и финал в закрытом психоневрологическом пансио­нате. И что бабушка-сказительница в окошке — Анастасия Зуева — дожила почти до 90 лет, Борис Пастернак посвятил ей стихи со знаменитой фразой: «Талант — единственная новость, которая всегда нова». Что фильм «Морозко», по свидетельству Стивена Спилберга, стал для американских режиссеров наглядным пособием, как надо делать хоррор-шоу, дал толчок развитию инженерии в кино…

    Настенька касается морозильного посоха и становится полупрозрачной. Спецэффектов тогда не знали, поэтому снимали не саму девушку, а ее отражение в особом стекле.

    В кино произошла окончательная реабилитация Деда Мороза, и это сделал режиссер Александр Роу, создавший «Морозко» и еще 16 киносказок. Посмотрим на заглавный персонаж фильма непредвзято. Морозко — чудный волшебник с накладным носом и такой же бородой. И — явный лицемер. Как можно спрашивать окоченевшую сироту в драной кацавейке, тепло ли ей! Двойственность образа оттого, что для наших предков-крестьян мороз был тяжелейшим испытанием. Это есть в поэме Николая Некрасова «Мороз, Красный нос». Мороз — северный дух, ледяная стихия, рок. На Коляды сельская молодежь надевала маски, и один из колядовщиков в косматом кожухе представлял такого духа (вот начало Деда Мороза). Не он дарил детям подарки — его самого задабривали. Век от века жить становилось легче, и страшный Мороз стал превращаться в народного воспитателя — в батюшку Мороза Ивановича, который морит холодом только злых и спесивых лодырей, а притесняемым сиротам помогает. Ни дать ни взять блюститель нравственности! Благодаря таланту и обаянию актера Александра Хвыли Морозко окончательно превратился в положительного героя. И даже гламурного. Шуба на нем боярская, под ней — атласный кафтан, расписные белые валенки, штаны в полоску, узорчатый кушак. А видели, какой у него терем? Если к этому добавить, что Хвыля — швед и настоящая его фамилия Брессем, то 60-летний «дедушка» предстает весьма завидным женихом…

    Петуха, которого Настенька просит не кукарекать, пока не довяжет чулок, озвучил Георгий Милляр. Вторая его роль — разбойник-пискля из шайки. Третья, главная — вредная женщина Баба Яга. А вот Старичка-боровичка играет Галина Борисова, при этом говорит она голосом Михаила Яншина. Такая гендерная неразбериха.

    Завидным женихом многим виделся и режиссер Александр Роу, сын ирландца и гречанки. Отец, Артур Роу, налаживал мукомольное дело в Костромской губернии и в ­1914-м вернулся на родину, оставив сына Сашеньку и жену в России. В конце 1950-х по Москве поползли слухи: Артур Роу скончался в Канаде. Благодаря канадским адвокатам советский режиссер получил «громадное наследство» в несколько сотен долларов. Другой бы разозлился, но Александр Роу, этот большой ребенок и фантазер, только рассмеялся и купил на папины деньги костюм и фотоаппарат. Он знал, что его родичи живут в ирландском городе Уэксфорде, однако никогда не ездил в гости. Итак, Ирландия, Греция, Швеция… Какая еще страна «по­участвовала» в создании фильма «Морозко»? Франция! Это она дала нам бесподобную Бабу Ягу: «Чуфыр-чуфыр, не сробей, богатырь!» История Георгия Милляра схожа с историей Александра Роу. Франц де Мильё строил в России мосты, женился на дочери иркутского золотопромышленника. Быть бы юному Мильё богатым человеком, но отец умер, а лет через десять грянула Октябрьская революция со всеми ее последствиями. Фамилия Мильё несла опасность, и Георгий сменил ее на Милляра. Кстати, актерский дебют Милляра состоялся благодаря все тому же Роу. В 1920 году режиссер подрабатывал в геленджикском драматическом театре и уговорил молодого бутафора (им и был Милляр) выйти на сцену и заменить заболевшую актрису. Так Милляр сыграл… Золушку. Не смейтесь. Лучше вспомните, что у него, аристократа, были тонкая кость и хороший цвет лица, так как в те годы он еще не «злоупотреб­лял»… Роу, найдя своего актера, старался с ним не расставаться, поэтому у него из фильма в фильм снимались Милляр, Хвыля, Кубацкий, Алтайская, Павленко… В «Морозко» можно увидеть сестер-близнецов Юкиных — Олю и Яло из предыдущей картины Роу «Королевство кривых зеркал». Не только актеры создали славу его киносказкам. У того же «Морозко» были два гениальных сценариста: Николай Эрдман и Михаил Вольпин. И здесь обнаружился белорусский след…

    Белорусский след на поверку вышел еврейским: Михаил Вольпин, коренной могилевчанин, родился в семье юриста Давида Вольпина. Что помнил о Могилеве, когда поехал учиться в Москву? Кручу над Днепром? Яркая Москва вытеснила тихие детские воспоминания. Вольпин брал уроки рисования у самого Сурикова, позже работал в «Окнах РОСТА» с Маяковским. Его компанией были Ильф и Петров, Катаев и Эрдман. С последним сложилась настоящая дружба. Оба в разные годы и по разным доносам были отправлены в ГУЛАГ. Вольпин провел в Ухтпечлаге три с половиной года. После освобождения Вольпин и Эрдман писали веселые киносценарии. Для Григория Александрова они сделали драматургический каркас фильма «Волга-Волга». Обычно Эрдман писал прозаический текст, Вольпин — стихотворный. Так было создано великолепное либретто оперетты Штрауса «Летучая мышь». В войну Вольпин служил сапером. После войны 30 лет работал на киностудии «Союзмультфильм». Благодаря Вольпину-драматургу состоялись художественные ленты «Царевич Проша», «Как Иванушка-дурачок за чудом ходил»… Народными стали песни из фильма «Кубанские казаки», а на самом деле их тексты сочинили два Михаила — Исаковский и Вольпин. И таких фактов много. Пересматривая «Морозко», обратите внимание на сочный, пересыпанный стихотворными поговорками язык фильма. Что ж… Михаил Вольпин остался недооцененным. Вечно в чьей-то тени, неназойлив и скромен. Ему бы топнуть ногой, как отец Настеньки в финале фильма…

    …В финале фильма мы понимаем: это не сказка, а окутанная юмором довольно страшная история про семью, где папенька преступно безволен. Силам природы в лице солнца ясного и мороза-воспитателя удается-таки вырвать несчастную сироту из «нежных объ­ятий» мачехи. Ну и благодаря Ивану тоже. Он совсем не дурак, хвастлив, конечно, но какой же это грех. Они там все не сказочные персонажи, а «человеки». Баба Яга оттого злая, что ревматизм замучил, а в целом — выживает пенсионерка как может. Морозко — мировой мужик, хотя и забывчивый. А таких, как Марфуша, никакой воспитатель не исправит. Люди этой породы твердо знают, что купленная на ярмарке коса лучше настоящей.

    Американцы дали фильму «Морозко» премию за лучший киносценарий для семейного просмотра. За роль Марфуши чехи наградили Инну Чурикову серебряной медалью Масарика. Фильм получил Гран-при Международного кинофестиваля в Венеции.

    Теги: 
    • {Нет тегов}