Отсроченный приговор

  • Наталья ПАРХОМЧИК, Пухавіцкія навіны 2019-05-11 от 11 мая 2019 Скачать номер 13 мая 2019 11:10 КалейдоскопОбществоПрирода и экология Русский

    Сибирские кедры живут от 300 до 500 лет  и дольше. Они  — деревья удивительные, и  людям приносят немало пользы.  Поэтому так дорожат соседством с кедровыми рощами сибиряки. Для Беларуси кедр — дерево редкое. И если появляются посадки сибирского гостя, хочется, чтобы им было уютно. Это зависит не только от почвы, погодных условий, но и от людей, ведь кедры в Беларуси сами по себе не вырастают. Их высаживают.  Однако нелишне помнить, что иногда вроде бы хорошие задумки одних становятся серьезными проблемами для других. Так получилось и с кедрами в агрогородке Зазерка, где деревья, на мой взгляд,  стали самыми настоящими заложниками людской недальновидности. 

    Эта история получила широкую огласку. О ней писали центральные газеты,  интернет-СМИ.  Но все же приведу краткое изложение сути дела, о котором мне подробно  рассказала председатель Пережирского сельисполкома Елена Зубович. Свои слова  она подкрепляла  документами.

    В 2007 году Пережирский сельисполком выделил минчанке Надежде Нефедовой в аренду участок площадью  0,25 гектара в агрогородке Зазерка сроком на 10 лет для занятия огородничеством. Однако женщина решила не выращивать овощи,  а превратить участок в питомник и, несмотря на запрет, высадила там саженцы кедра. Она уверяла, что будет только разводить и продавать редкие для Беларуси деревья.  Однако слово свое не сдержала: кедры остались расти на участке. В 2017 году истек срок  аренды.  Женщина пожелала ее продлить, но получила отказ: в месте, где расположены кедровые посадки, был сформирован массив индивидуальной застройки, и участки  планировалось продать с аукциона.  Зазерка — место для жизни привлекательное: близко столица, хорошие пути сообщения с ней. Поэтому и участки под жилую застройку здесь пользуются спросом. Заинтересована в их продаже и местная власть: вырученные деньги идут на решение насущных проблем населенных пунктов, расположенных  на территории сельсовета. Надежде Нефедовой нужно было освободить землю и самой решить, что делать с кедрами, которые оказались в границах двух вновь сформированных участков под жилую застройку.  Речь о том, чтобы их вырубить, не шла. В течение двух лет женщине напоминали о необходимости освободить землю. Но она этого не сделала. Участки в новом массиве выставили на продажу. Надежде Нефедовой предложили  поучаствовать в аукционе и выкупить  землю, на которой растут кедры. Но такой вариант она не приняла. Как и различные предложения пересадить деревья в другое место, где они радовали бы людей и приносили бы им пользу.  Свою помощь  предлагали районный комитет ОО «БРСМ», центральная районная больница, местная школа, сельский   Совет. Ни один из вариантов не подошел. Надежда Нефедова начала искать поддержку по сохранению кедров в различных инстанциях. У нее появились помощники.

    В результате была приостановлена  продажа двух участков, на которых произрастают  кедры.

    Честно признаюсь: я большой любитель всего необычного, поэтому, когда в первый раз прочитала в интернете эту историю,   подумала о том, как повезло Зазерке, где появилась своя, пусть и небольшая, кедровая роща. Пускай бы росла и людей радовала! Но такие мысли исчезли напрочь, когда  побывала  в Зазерке и просто посмотрела на место, где растут кедры. Здесь почему-то сразу  подумалось, что не проживут они свои положенные 300 лет,  и своими действиями активисты не спасли их, а просто отсрочили приговор. Не в том месте обосновался мини-кедровник!

    Представьте себе улицу в центре жилого массива. С одной ее стороны уже  есть дома, с другой разбиты участки под застройку. Место, где растут шесть десятков кедров, — в самой середине еще пустующей части.

    Сразу скажу, что не завидую  тем, кто купит  землю рядом с кедровыми насаждениями. Возможно, какое-то время им такое соседство и будет нравиться. Но, думаю, до той поры, пока милые пушистые «сибиряки» не превратятся в солидные деревья. Со временем начнут раздражать корни кедров, которые обязательно заберутся на соседние участки (у этих деревьев они могут расти и вглубь, и расстилаться практически по поверхности). А потом обнаружится, что по соседству с хвойными красавцами не все  садовые растения  хорошо себя чувствуют. Кто-то с тревогой будет посматривать на  сухую неубранную траву на участке с кедрами, которая легко может стать причиной пожаров.

    Вопрос о том, кто же будет ухаживать за импровизированным кедровником, как я поняла, остался открытым. Сама хозяйка деревьев делать это не может.  А  со временем точно  появится не только проблема свое-временного обкашивания, но еще уборки территории  и вывоза мусора. Могу поспорить с кем угодно: открытый участок с милыми «елочками» станет притягивать к себе различные компании, желающие «содержательно» провести время.  Если честно, то мое воображение вариантов развития событий со знаком «минус» нарисовало больше, чем со знаком «плюс».

    Не думайте, что я сгущаю краски. Те, кто знаком с деревенской или дачной жизнью, поймут, о чем хочу сказать. И когда все перечисленное выше начнет становиться реальностью, в местные органы власти, органы охраны правопорядка возмущенные письма  будут писать  уже хозяева участков, расположенных по соседству с плантацией кедра.   В таком варианте сохранения кедровника, как бессрочная приостановка продажи земельных участков, где он произрастает, уже заложены будущие конфликты.

    Есть у меня и еще один вопрос. Когда мы говорим о разрешении конфликтных ситуаций, мы всегда подчеркиваем, что все должно делаться по закону.  В этой истории есть только эмоции, потому что по закону хозяйка не должна была высаживать кедры на участке, выделенном  под огородничество, а уж если сделала, то два года назад обязана была освободить от них землю!

    А кедры лично  мне жаль. После изучения всей этой истории появилась твердая уверенность, что деревья  уже погубили. Интерес к защитникам кедров через год-два пропадет.  Вопросы, связанные с участками, где растут эксклюзивные деревья, будут обостряться. Землю обязательно кому-нибудь продадут. А новые хозяева не просто захотят, а по закону  обязаны будут начать строительство жилья (иначе участки потеряют).  При строительстве часть кедров вырубят: они посажены достаточно близко друг к другу. А если даже продажу будут откладывать, светлой перспективы у посадок нет. Случится то, о чем речь шла выше.

     Сегодня кедры еще можно пересадить в другое место, хотя они уже достаточно большие. Но  чем дальше, тем меньше шансов у кедров выжить.   Возможно,  сама хозяйка еще передумает и сумеет правильно распорядиться кедрами. А если нет — то только отсрочит приговор своим любимцам.