Спектакли для детей должны быть интересны и взрослым

  • Мария Хлыстова, Могилевские ведомости 036 от 14 мая 2019 Скачать номер 14 мая 2019 16:11 Культура Русский

    Премьеру спектакля «Котенок по имени Гав» готовит Могилевский областной театр кукол. А поставил его с нашими артистами главный режиссер Ставропольского краевого театра кукол Григорий Гольдман, в арсенале которого 117 спектаклей!

    Мы встретились с режиссером перед репетицией премьеры, которая состоится 19 мая.

    – Григорий Менделеевич, какие темы для вас важно поднять в  спектакле?

    – Пьеса Григория Остера «Котенок по имени Гав» довольно много ставилась в театрах. Во-первых, она написана очень хорошим литературным языком, немножко даже с филологическим юмором. Вся пьеса построена на постоянной игре слов, начиная с имени котенка, нереального такого – Гав. Дети узнают новые слова, включаются в эту игру слов, чтобы понять юмор и смысл.

    Во-вторых, поднимается очень хорошая тема некоммуникабельности мира взрослых и мира детей. Тут два маленьких существа – котенок и щенок и два взрослых – кот и пес. Естественно, кошки с собаками враждуют, это такой штамп. И автор задается вопросом «А почему они враждуют, хотя могли бы жить мирно?». Согласитесь, актуальная тема, особенно сейчас в свете некоторых событий, происходящих в мире. И эту бессмысленную вражду можно прекратить,  просто сев вместе покушать, в спектакле есть этот момент. Это одна тема. Даже реплика в конце, когда пес приглашает котенка и щенка на обед и извиняется за то, что хотел разорвать котенка из-за его имени Гав, тоже тема: «не так» зовут. 

    Еще одна тема важная – одиночество. Щенок забыл, как его зовут, и весь сюжет построен на том, что он пытается вспомнить свое имя и для этого  разные приспособления ищет. С котенком они придумывают, что его должен кто-то позвать. А щенка никто не зовет, все только гнобят и ругают. Они все, в общем-то, одинокие...

    И еще одна тема есть. Пес понимает, что должен извиниться перед котенком. Кот ему говорит, что нельзя, это не педагогично, это маленькие должны извиняться перед взрослыми, а взрослые перед маленькими – никогда.  Нет, должны! Если ты обидел маленького, ты должен перед ним извиниться. Так что, несмотря на кажущуюся мультяшность пьесы, в ней очень много действительно важных тем.

    – Как выбирали актеров?

    – Это музыкальный спектакль, в котором двенадцать музыкальных номеров, поэтому выбирал из тех, кто поет. Песни, которые я написал, зонговые немножко, поют и персонажи, и актеры, раскрывая смысл каждого эпизода. 

    Котенок и щенок хотят разделить пополам сосиску. А как? «От начала до середины тебе, от середины до конца мне». «А как мы разделим, – говорит котенок, – если не знаем, где у нее середина?» «А мы начнем вот так есть, – отвечает щенок, – ты с одного конца, а я с другого, где мы встретимся, там и будет середина». И в это время идет закадровая песня, немного философская, как трудно найти золотую середину. Песня для взрослых, а действие для детей.

    Всегда делаю спектакли, чтобы они и для взрослых были интересны, потому что дети приходят с родителями. А родители должны смотреть полноценное произведение, то, что им близко и интересно.

    – Для детей ставить спектакли тяжелее, чем для взрослых?

    – Я не чувствую разницы и всегда одинаково делаю и для детей, и для взрослых, усилия те же. Я много ставил для взрослых, в Гомеле до сих пор идут мои спектакли «Поминальная молитва», «Тартюф», «Собачье сердце».

    Спектакль «Котенок по имени Гав» я ставил несколько раз, он был готов у меня в голове. Но все время делал его с разными художниками, были разные решения. И это, которое мы нашли с Ириной Уткиной, главным художником Ставропольского театра кукол, самое адекватное.

    – Она приехала с вами?

    – Она приезжала сюда, когда мы сдавали эскизы, и зарядила всю работу. Иногда художник приезжает и сам расписывает кукол, но очень хорошо сработали мастерские Могилевского театра кукол, они все идеально сделали по подробным эскизам и чертежам.  И художнику не было необходимости второй раз приезжать.

    – Вы способны смотреть спектакль глазами ребенка? Не растеряли в себе это детское чувство?

    – Нет, иначе трудно очень для детей работать. Конечно, какое-то детское восприятие мира надо сохранять. Не специально надо, а оно само сохраняется, потому что все время общаюсь с детьми, работаю для них, вижу их реакции. Не все дети воспринимают спектакли, все же общаются сейчас на эсэмэсном языке.

    – И мамы не всем книги читают…

    – Нет, конечно. Но эту сказку знают все по мультику, я думаю. И тут, наоборот, есть опасность, что дети ее знают и помнят, что щенка зовут Шарик и с самого начала начинают подсказывать. Обычно мы выходим и говорим, что мы знаем, что вы знаете, как зовут щенка, но, пожалуйста, не выдавайте, а то будет неинтересно смотреть.

    – Вдохновение вы откуда берете?

    – Когда мне интересно, когда хорошие актеры, есть взаимопонимание, то приходит, я бы сказал, не вдохновение, а желание работать. А если этого не будет, значит, пора уже на пенсию уходить.

    – Песни и музыку до сих пор пишете?

    – Да. И для главного режиссера театра Игоря Казакова писал тексты песен для нескольких спектаклей: «Рождественская история» и «Белоснежка и семь гномов», которые он поставил в Минске, «Великан-эгоист», который шел в Могилеве.

    И для своих спектаклей пишу тексты и музыку иногда, но это хобби.

    –  Вы недавно сыграли Всеволода Мейерхольда в фильме «Берлин-Аккурган» режиссера из Узбекистана. Это тоже хобби?

    – Меня пригласил режиссер Зульфикар Мусаков, с которым мы с детства знакомы – я сам из Ташкента. Фильм был номинирован на премию «Ника», но получил ее ваш белорусский фильм «Хрусталь».  Я ездил на церемонию, переживал очень. Режиссер шесть раз номинировался на «Нику» и ни разу не получал.

    Премьера «Берлин-Аккурган» будет 20 мая в Москве в Доме кино. Фильм очень хороший и не потому, что я там играю. У меня небольшая роль, пять маленьких эпизодов. Это был мой первый опыт в кино, а в театре иногда делаю моноспектакли.

    – Спектакли ставите, песни пишете, в кино играете. А чего вы не умеете?

    – Еще в шахматы умею играть и настольный теннис. А чего не умею? Совершенно не умею рисовать, очень обидно, потому что это нужно для моей профессии. Бог не дал мне.

    И очень жалею, что не умею играть на фортепиано, только на гитаре немножко. Но зато пишу стихи.

    – Вы ставили спектакли во многих театрах кукол. Есть ли между ними различия?

    – Все зависит от руководства, личности директора и главного режиссера. Театры отличаются сценическим пространством, здесь оно замечательное, мне очень нравится. Правда, акустика плохая, к сожалению. Вот в драмтеатре она отличная. Кстати, я посмотрел на его малой сцене премьеру «Купание с акулами». Очень хорошая американская пьеса Дона Нигро и замечательная молодая актриса Анжелика Барчан. Был даже немножко удивлен. Очень сильная роль, до слез. Редко у меня так бывает, обычно я профессионально смотрю спектакли, вижу то и то. А тут был захвачен полтора часа. Посмотрите обязательно!

    – Как вы отдыхаете?

    – Не люблю отдыхать, и мне некогда. Только в апреле выпустил премьеру в Ставрополе, а на следующий день уже уехал в Могилев. Вернусь – и снова будет спектакль.