Могилевские впечатления Пушкина

  • Борис Сидоренко, Могилевская правда № 23 от 06 июня 2019 Скачать номер 06 июня 2019 09:58 Калейдоскоп Русский

    Сегодня отмечается 220-летие со дня рождения величайшего русского литературного классика Александра Сергеевича Пушкина.  Как писал когда-то  поэт Аполлон Григорьев: «Пушкин — наше все». И это во все времена не будет выглядеть сильным преувеличением. Ведь Александр Сергеевич — вершина национального творческого дарования, и поэт, и писатель, и мыслитель, и историк. Он вполне современен и сегодня. С томиком Пушкина в руках в тиши уединения тенистого парка или старой беседки можно найти ненавязчивые, но ценные и содержательные ответы на многие очень личные вопросы, настолько проникновенно для души его творчество.

    Пространственный объем творчества Пушкина  очень велик не только благодаря огромному таланту и блестящему образованию, полученному в Царскосельском лицее, но немалую роль тут сыграла отчасти и любовь к путешествиям. Поэт побывал во многих уголках России. Не остался в стороне и Могилев. Впечатления от пребывания в нем, хотя и краткого, остались яркими и запоминающимися.

    Первый раз Пушкин оказался в Могилеве в мае 1820г. проездом в южные губернии, куда был отправлен в результате политического доноса. Ссылка была обставлена как перевод по службе из столичной Коллегии иностранных дел в Кишинев, а затем в Одессу, а добираться на юг из Санкт-Петербурга предстояло по тракту через Витебскую и Могилевскую губернии, нигде не задерживаясь. О майском пребывании Пушкина в Могилеве известно очень немного, главным образом из воспоминаний его «бесценного друга» Ивана Пущина. «В генваре 1820г., — сообщает Пущин, — я должен был ехать в Бессарабию к больной тогда замужней сестре моей. Прожив в Кишиневе и Аккермане почти четыре месяца, в мае возвращался с нею, уже здоровою, в Петербург. Белорусский тракт ужасно скучен. Не встречая никого на станциях, я обыкновенно заглядывал в книгу для записывания подорожных и там искал проезжих. Вижу раз, что накануне проехал Пушкин в Екатеринославль. Спрашиваю смотрителя: «Какой это Пушкин?» Мне и в мыслях не приходило, что это может быть Александр. Смотритель говорит, что это поэт Александр Сергеевич, едет, кажется, на службу, на перекладной, в красной русской рубашке, в опояске, в поярковой шляпе (время было ужасно жаркое). Я тут ровно ничего не понимал — живя в Бессарабии, никаких вестей о наших лицейских не имел. Это меня озадачило. В Могилеве, на станции, встречаю фельдъегеря, разумеется, тотчас спрашиваю его: не знает ли он чего-нибудь о Пушкине. Он ничего не мог сообщить мне о нем…» Лицейские друзья разминулись лишь на сутки.

     В июле 1823г. неудобный для власти Пушкин переводится по службе из Кишинева в Одессу, и здесь завязывается новый конфликт поэта с новороссийским генерал-губернатором. Сам  конфликт, вольнолюбивые стихи и материал перехваченных полицией писем приводят его к увольнению со службы и ссылке в псковское имение родителей — село Михайловское. 31 июля 1824г. коллежский секретарь Пушкин выехал из Одессы на север по знакомому тракту. И на этот раз путь лежит через Могилев.

    В ту пору, в 1815—1830 годах, в губернском центре на Днепре размещалась Главная квартира 1-й русской армии и служили многие офицеры — тогдашняя элита страны, так что почитателей таланта Пушкина было хоть отбавляй. Воспоминания этих офицеров, частично собранные и помещенные в 1876г. в ежемесячном историческом журнале «Русская старина», а затем и в «Русском архиве», правда, уже через несколько десятилетий, когда они стали солидными генералами, имеют непреднамеренные нестыковки по части хронологии произведений поэта, вызванные, как полагают, сильным впечатлением от его воздействия на умы и сердца и навеянные позднейшим чтением.

    Молодые офицеры А.П. Распопов и А.А. Куцынский сохранили память о встрече с поэтом в Могилеве на всю жизнь. «6 августа 1824 г., — вспоминал Распопов, — когда перед манежем полковая музыка играла вечернюю зорю, а публика, пользуясь праздничным днем и приятною погодою, гуляла по Шкловской улице, проезжала на почтовых, шагом, коляска; впереди шел кто-то в офицерской фуражке, шинель внакидку, в красной шелковой, русского покроя рубахе, опоясанный агагиником. Коляска поворотила по Ветряной улице на почту; я немедленно поспешил вслед за нею, желая узнать, кто проезжает. Смотритель сказал мне, что едет из Одессы коллежский асессор Пушкин; я тотчас бросился в пассажирскую комнату и, взявши Пушкина за руку, спросил его: «Вы, Александр Сергеевич, верно, меня не узнаете? Я — племянник бывшего директора Лицея — Егора Антоновича Энгельгардта; по праздникам меня брали из корпуса в Царское Село, где вы с Дельвигом заставляли меня декламировать стихи». Пушкин, обнимая меня, сказал: «Помню, помню, Саша, ты проворный был кадет». Я, от радости такой неожиданной встречи, не знал, что делать, опрометью побежал к гулявшим со мною товарищам известить их, что проезжает наш дорогой поэт                                                          А.С. Пушкин. Все поспешили на почту. Восторг был неописуемый. Пушкин приказал раскупорить несколько бутылок шампанского. Пили за все, что приходило на мысль: за здоровье няни, Тани и за упокой души Ленского».

    Веселое собрание с угощением вином, начавшееся в почтовом дворе, переместилось на квартиру Распопова, а затем плавно перетекло к корнету Куцынскому. «Пушкин был в самом веселом и приятном расположении духа, он вскочил на стол и продекламировал: «Я люблю вечерний пир, / Где веселье председатель, / А свобода, мой кумир, / За столом законодатель, / Где до утра слово пей / Заглушает крики песен, / Где просторен круг гостей, / А кружок бутылок тесен». Вполне вероятно, что впервые для широкой публики это стихотворение «Веселый пир» прозвучало именно в Могилеве. В компании, по воспоминаниям Распопова, принимали участие кроме Куцынского еще и штаб-ротмистр М. Оболенский и поручик С. Юрьевич. Вино и восторг встречи вызвали благородный порыв Оболенского, настаивавшего предложить «нашему кумиру ванну из шампанского». Далее Распопов вспоминает, что Пушкин, улыбнувшись, сказал:  «Друзья мои, душевно благодарю, действительно было бы отлично, я не прочь пополоскаться в шампанском, но спешу: ехать надо». Это было в 4 часа утра. Мы всей гурьбой проводили его на почту, где опять вспрыснули шампанским и, простившись, пожелали ему счастливого пути». Ночной пир в кругу молодых офицеров хорошо передает картина Ю. Подляского 1969 г. «Пушкин в Могилеве».

    Поэту больше не пришлось побывать в губернском центре на Днепре, но название города встречается в творчестве Пушкина не единожды. В черновиках к «Истории Петра», относящихся к Северной войне, мы найдем замечание, что Петр I «4 августа получил известие о переходе Карла, под Могилевом, через Днепр и о походе его к Пропойску. Войско наше пошло к Могилеву, а Петр с половиною пехоты прибыл в Мстиславль». Или же в черновике «Полтавы» можно прочесть о подвижнике Кочубея: «Искра в древнем Могилеве». Поэт живо откликнулся на вышедшее в 1835г. «Собрание сочинений Георгия Конисского, архиепископа Белорусского». Выдающийся просветитель Г.Конисский, возглавлявший Могилевскую епархию с 1755 по 1795 год, снискал уважение Пушкина как непревзойденный писатель-полемист, философ и оратор. «Политические речи его имеют большое достоинство, — утверждал классик, и далее: —… Георгий есть один из самых достопамятных мужей минувшего столетия. Жизнь его принадлежит истории». Наверняка оценки Пушкина повлияли на позицию известного скульптора М.О.Микешина, поместившего статую выдающегося жителя Могилева Г.Конисского на монументальном памятнике «Тысячелетие России» в Новгороде.

    В Могилеве творчество великого поэта пользовалось успехом. Прижизненные томики Пушкина, хранящиеся в Могилевской областной библиотеке, — лучшее тому подтверждение. Сказки Пушкина относятся к числу первых детских книг поколения автора этих строк. Имя поэта присвоено одному из красивейших проспектов города — по сути дела, центральной улице Октябрьского района. И пусть по этому проспекту Пушкин проезжать не мог, потому что могилевский участок Белорусского тракта проходил по правобережью, дань признательности оставляет в тени топонимические подробности прошлого. «Барышню-крестьянку» и «Каменного гостя» поставил в 1938 г. работавший в то время в Могилеве Государственный русский драматический театр БССР. Уже в наше время пушкинский репертуар освоили народные театры Дома культуры железнодорожников и Дворца культуры завода искусственного волокна. Могилев пушкинских времен хорошо представлен в экспозиции Областного краеведческого музея. Имя Пушкина носит и Могилевский государственный библиотечный колледж. Однако стоит сказать и о том, что с памятью о великом поэте в Могилеве не все так благополучно. Например, на противоположной стороне проспекта, носящего имя поэта, как раз напротив памятника ему, прописался фитнес-клуб с названием «Александр Пушкин», а вот сам памятник серьезно не обновлялся с момента открытия, то есть с 60-х гг. прошлого века. А ведь можно было бы наладить контакт с многочисленными российскими обществами и фондами и с их помощью обновить или даже установить новый памятник. Или сделать это собственными силами, но пока, к сожалению, ничего с места не двигается… И все же хочется верить, что частица души великого русского поэта не уйдет из Могилева и сохранится здесь  —  и в книгах, и в названиях, и в мыслях его жителей.

    Борис Сидоренко,

    краевед.

    Теги: 
    • {Нет тегов}