В каждодневном служении, терпении, уважении и прощении. Житейская история семьи православного священника

  • Галина ШАФРАН, Драгічынскі веснік №55 (9270) от 20 июля 2019 Скачать номер 22 июля 2019 08:18 КультураОбщество Русский

    В каждодневном служении, терпении, уважении и прощении. Житейская история семьи православного священника

    Семья в христианском понимании – это «малая церковь», при устройстве которой мудрые родители или духовные наставники советуют молодым людям руководствоваться не страстями и предпочтениями во внешнем облике избранника, а стремлением к спасению души; к тому, чтобы жить в согласии, иметь снисхождение и в то же время уважение друг к другу, быть трудолюбивыми, воспитывать детей в христианском благочестии, учиться терпеть, прощать, смиряться и служить друг другу, потому что, служа ближнему, мы служим Богу.

     Это стало правилом и в семье настоятеля храма Рождества Пресвятой Богородицы д. Ляховичи иерея Сергия Богуша (в миру – Сергея Олеговича) и его супруги, матушки Ирины Анатольевны, которые в текущем месяце –26 июля – отметят 10-летие своей «малой церкви». Но для того, чтобы достичь понимания и гармонии в отношениях, им приходилось, да и сегодня приходится, прилагать постоянные усилия. «Господь посылал нам испытания, чтобы мы учились жертвовать своими интересами ради близких людей, чтобы в испытаниях и искушениях мы могли проявить и доказать им свою любовь», – рассуждает батюшка…

    Мы беседуем в новом доме семьи Богуш на окраине Дрогичина, куда они недавно переселились, и где все сияет свежестью и чистотой. И пока матушка занята детьми и домашними делами, отец Сергий рассказывает о том, как он, сельский отрок, приходил и укреплялся в православной вере; каким непростым был его путь к священническому сану; как познакомился с матушкой, которая стала его надежным помощником в богослужебных делах и крепким семейным тылом…

     Под кровом местночтимой иконы «звонящей» Богоматери

    Отец Сергий охотно рассказывает, что вырос он в обычной крестьянской семье в деревне Заречка. Более того: и его дедушка, который осваивал целину и очень гордился этим фактом в своей биографии, и его отец – передовик сельхозпроизводства, были далеки от веры, не посещали богослужения и не рассказывали детям о том, что в их роду произошло поистине чудесное Божественное явление. В 1936-м году в доме православных верующих крестьян Анны и Дионисия Свитич в Заречке, которые приходились будущему священнику Сергию Богушу прапрабабушкой и прапрадедушкой, безо всяких видимых причин потемнела икона Казанской Божьей Матери, но вскоре она таким же непостижимым образом посветлела, обновилась и стала издавать нежный колокольный звон. Тогда это было довольно громкое событие: в Заречке собрались представители епархии и священники, и было принято решение крестным ходом перенести икону в храм деревни Ляховичи, где сегодня служит иерей Сергий Богуш.

    И впервые о «звонящей» иконе Богоматери он услышал от своей прабабушки Феклы, у которой после смерти сына и мужа, как считали родственники, начала теряться память. Она жила далеко на хуторе, и отец Сергий, будучи подростком, по наказу матери иногда носил ей молоко или другие продукты.

    – Обычно она молчала, никого не узнавала и ни с кем не разговаривала. Однако когда я входил в ее дом, она сразу произносила: «Ой, правнучек, правнучек пришел…», затем шла к домашней иконе, доставала из-за нее (как сейчас помню) сильно пожелтевшую газету и вполне внятно начинала объяснять: «У моей мамочки обновилась икона, издавала колокольный звон и ее забрали в церковь». Тогда я ничего этого не знал и не понимал, о чем она говорит. Но моя прабабушка как бы чувствовала, или ей это каким-то чудесным образом открывалось, что я буду служить под покровом нашей «звонящей» иконы, – рассказывает батюшка. И с сожалением замечает, что после того, как прабабушки не стало, ее дом продали, и следы той старой газеты, где было описано это событие и запечатлен крестный ход с перенесением святыни в сельскую церковь, потерялись…

     А местночтимая икона Казанской Богоматери и сейчас находится в храме деревни Ляховичи. При содействии бывшего настоятеля этой церкви, протоиерея Геннадия Ворона, в ее честь возведена часовня в Заречке, где в далеком 1936-м году и произошло это необычное явление, и 17 ноября – когда был совершен крестный ход с ее перенесением из крестьянского дома в церковь – там ежегодно совершаются праздничные богослужения.

    Более того: как утверждает отец Сергий, искренне верующие люди и сегодня получают от нее утешение и исцеление. И приводит конкретный факт.

    – Года два назад, вся в слезах, накануне выходных в церковь пришла местная прихожанка и попросила молиться за ее сына Алексея, которого, по словам женщины, настолько сильно избили в Москве, что он находился в коме и врачи говорили родным о его безнадежном состоянии. И мы вместе с убитой горем матерью всем храмом совершали молитву у нашей местночтимой иконы. И случилось невероятное: буквально в следующую субботу к храму подъехал автомобиль, из которого с трудом вышел – с распухшим лицом, весь в синяках, но живой – сын нашей прихожанки Алексей и попросил приложиться к нашей местночтимой иконе Казанской Богоматери. «За то, что забрала меня из больницы», – говорит. «Это как?», – спрашиваю у прихожанина. И Алексей рассказывает, что когда он находился в коме, ему было то ли видение, то ли сон.

    – Я в коме, но видится мне большая палата, куда периодически заходят два санитара, забирают одного из больных и уводят. Пациентов становится все меньше и меньше. Вижу, что подходит моя очередь, начинаю переживать. Но тут открывается дверь и вместо санитаров входит женщина такой невероятной красоты, что на лицо ее смотреть было невозможно. Спрашивает: «Алексей где?» Поднимаю руку и кричу: «Я здесь!» Далее слышу голос этой женщины: «Поднимайся!». И она выводит меня из палаты. «Кто вы?» –- спрашиваю. «Твоя мама знает, кто я», – отвечает спасительница. И тут я слышу звуки приборов, которые ко мне подключены, и понимаю, что очнулся. Когда немного пришел в себя и осмыслил все произошедшее, отпросился у доктора, написал расписку, чтобы приехать и поклониться нашей чудотворной иконе Казанской Богоматери, вернувшей меня в жизни, – со слезами на глазах и с искренней верой в душе рассказывал мужчина.

    Возможно, что человеку неверующему все это покажется невозможным. Но это – жизненный факт, не придуманная история, которая свидетельствует, что мы находимся под невидимым покровом Божьей матери.

    Неисповедимость путей Господних

    Как помнится отцу Сергию, сам он впервые посетил храм, будучи в сознательном отроческом возрасте.

    – Верующими были мамины тетки Мария и Любовь. Они постоянно ходили в церковь на вечернюю службу, и эта дорога вела мимо нашего дома. Однажды я попросил, чтобы они и меня взяли на богослужение. И я как пришел туда – так и остался на многие годы. Со временем начал пономарить в храме, стараясь все глубже познавать веру и вникать в суть православия. Здесь во многом помогало общение с маминой крестной. Она была одинокой пожилой женщиной-инвалидом, много времени проводила в монастырях, чаще всего – в Почаеве, и когда приезжала, я навещал ее, чтобы занести продукты и помочь по хозяйству. А она, в свою очередь, настолько интересно рассказывала мне о своих впечатлениях, что у меня возникло неодолимое желание посетить Почаевский монастырь.

    Были у нас с моим другом Александром (теперь он – инок Авраам в Свято-Богоявленском Кутеинском мужском монастыре в Орше) и молитвенники в нашей сельской церкви. Это – постоянные прихожане, прислуживающие при храме, – Мария Игнатьевна, Николай Кузьмич и ныне покойная Нина Мироновна. Они приглашали нас в гости и, становясь нашими духовными опекунами, учили и наставляли правильно молиться и оберегали от плохого влияния. Ведь был период искушений, когда нас тоже влекли кампании и развлечения. Помню, как наша Мария Игнатьевна однажды с огорчением заметила нам с Александром: «Я чувствую сэрцэм, шчо дохаты посли цэрквы вытэ ны пошлы, а на гулькы ходылы». Они по-родительски переживали за нас, и их молитвы уводили и оберегали меня с другом от дурных намерений, – вспоминает мой собеседник.

    Сразу после окончания школы, еще не получив аттестат, он осуществил свою самую большую мечту – отправился в Почаевский монастырь, где, как говорит отец Сергий, окончательно укрепился в вере.

    А потом было стремление поступить в духовную семинарию. Но не получилось и в первый раз, и во второй…

    – Я принял это со смирением, с осознанием того, что если не вышло по моей воле, значит, Господь так явил, чтобы я оставался обычным прихожанином, – говорит батюшка.

    Судьбоносная встреча

    Он пошел работать, твердо веря в то, что все, что происходит по воле Божьей, – всегда к лучшему.

    А потом была обычная сельская свадьба, на которой он познакомился с Ириной. Родом она из Кобрина, хотя ее бабушка и тетя жили в Заречке, и девушка часто проводила у них каникулы. Встречались молодые около года, а 26 июля 2009 года расписались и обвенчались.

    – Через полтора года у нас рождается Варвара, и нам сообщают, что у девочки – пневмония и проблемы с сердцем. И я первым делом побежал в храм, чтобы нашу доченьку крестили и чтобы я мог передать по монастырям и сам молиться о здравии болящего младенца Варвары. И все устроилось: пневмонию вылечили, сердечный клапан закрылся, и здоровую Варварушку мы привезли домой.

    А через несколько дней звонят из Брестской епархии, чтобы я на прием к Владыке приехал. И предложили готовиться к хиротонии – принятию священнического сана. Потом был ставленнический сорокоуст, во время которого мне предстояло освоить премудрости богослужений, и 23 января я был рукоположен во диаконы и служил свою первую Литургию в Ляховичском храме, при котором рос и укреплялся духовно. А затем поступил и заочно продолжил обучение в духовной семинарии. Так Господь все и управил, – объясняет такой вот неожиданный поворот в своей судьбе батюшка.

    Две коровы –на жертву храму

    – А как такие перемены в вашей жизни восприняла ваша супруга? – спрашиваю у отца Сергия.

    И тут к нашей беседе подключается и матушка с детьми – 8-летней красавицей Варварой и 4-летним непоседой Матвеем.

    – Вначале тяжело было. Я ведь из самой обычной городской семьи, и в церковь мы ходили лишь по праздникам. А тут – такая ответственность. Поэтому всему приходилось учиться: и терпению, и смирению, и прощению, и тому, что как Христос – глава церкви, так и муж – глава семьи, и его слово – закон. Но мы справились, – искренне признается матушка Ирина. А батюшка дополняет ее рассказ некоторыми подробностями, как преодолевались их семейные трудности.

    – Довольно продолжительное время мы жили в церковном деревенском доме. Это было большое испытание для семьи, потому что первоначально матушка совсем не умела топить грубку. Как-то во время поста было много исповедников, и я задержался в приходе. Спешу домой, переживаю, что он не топлен, а там – маленький ребенок. Захожу и вижу: матушка возле топки сидит, и грубка горит. Глянул потом, а у нее все пальцы обожжены. Но обогревать дом она научилась. А потом нам мама-теща на обзаведение хозяйством деньги дала, а ныне покойный тесть (царство ему небесное!) поддержал эту инициативу, и мы коров завели, и доить их матушка научилась, – с улыбкой рассказывает отец Сергий.

    Кстати, с теми коровами тоже очень интересно получилось. Как-то заметили мы, что как ветер подует – крест на храме шатается. Решили подремонтировать кровлю, поднялись с тестем наверх, а там уже все сгнило и в труху превратилось. Нужна новая кровля, а денег нет! И просить прихожан, зная их доходы, было неудобно. «Давай продадим коров, чтобы было с чего начать, а там видно будет», – предложил я матушке. И она без всяких сомнений сразу же и согласилась. Дали объявление. Я поехал кровлю выбирать, а она мне звонит, что уже продала корову и деньги у нее в руках. А потом и другая не задержалась. Как-то быстро, не иначе как с Божьей помощью, у нас дело пошло. Закупили стройматериалы, начали ремонтировать храм, а люди увидели, что мы трудимся, чтобы благоустроить сельскую святыню, и тоже начали подтягиваться и помогать … Кровлю перекрыли, новые купола поставили. И тот случай в очередной раз подтвердил, что матушка у меня – надежный тыл и мой первый помощник, – отмечает батюшка.

    Непростым испытанием было и возведение собственного дома. Здесь батюшка с большой благодарностью отзывается и о своей «маме-теще» Клавдии Ивановне, которая, будучи первоклассным мастером-строителем, помогала в возведении жилья для молодой семьи и деньгами, и руками, и добрым советом, и обо всей матушкиной родне, которые не только на их собственной усадьбе, но и на благоустройстве храма немало потрудились.

    – Тесть, Анатолий Васильевич, уже больной был, а в храме до последнего помогал потолки подбивать и церковный гараж строить, – вспоминает батюшка.

    Да и мои родители, Лидия Антоновна и Олег Степанович, всегда помогают при необходимости. Вот и сейчас, во время летних каникул, Варвара и Матвей у них в деревне находились. Только сегодня детей оттуда забрали…

    Супруга отца Сергия, Ирина Анатольевна, в свое время окончила медколледж, и, кроме семейных дел и забот по украшению храма, она работает медсестрой по питанию детей в детсаду №1 г.Дрогичина. Благословляя ее на это место, батюшка наказывал трудиться так, чтобы во всех делах «быть чистыми перед Богом». И это есть главное и общее убеждение, на котором держится их «малая церковь», в которой супруги Богуш, исполняя закон Христов, вот уже 10 лет достойно несут тяготы друг друга и показывают пример христианской семьи.

    Галина ШАФРАН

    Фото автора

    http://www.drogichin.by/novosti/v-kazhdodnevnom-sluzhenii-terpenii-uvazhenii-i-proshhenii-zhitejskaya-istoriya-semi-pravoslavnogo-svyashhennika/