«Люди смотрят на нас с надеждой, они доверяют нам свою жизнь». Уроженец Дрогичинщины рассказал об учебе в Рязанском гвардейском высшем воздушно-десантном командном училище

  • Анна ГЛИННИК, Драгічынскі веснік №59 (9274) от 03 августа 2019 Скачать номер 05 августа 2019 08:25 ОбществоСпорт Русский

    Хорошая физическая форма, точность движений, мужественность и обязательно голубой берет и тельняшка являются основными признаками, характеризующими «десантника». То, что воздушно-десантные войска – это не количество разбитых о голову бутылок и не захват фонтанов, а огромный труд, ответственность и почет, не понаслышке знает уроженец Дрогичинщины, курсант Рязанского гвардейского высшего воздушно-десантного командного училища Иван Жоголович.

    Путь к мечте

    За последние 6 лет Иван единственный из Дрогичинского района, кто учится в этом учебном заведении. Однако, как рассказал сам парень, в «сердце десанта» он попал случайно. Изначально абитуриент планировал стать курсантом Военной академии Республики Беларусь факультета военной разведки.

    – Военной деятельностью я заинтересовался еще в 7-8 классе. Однажды мы с классным руководителем ездили в 38-ю бригаду ВДВ г. Бреста, где я впервые увидел показательные выступления, также нам часто показывали фильмы такой тематики. Все это и наполнило меня духом патриотизма и желанием служить Родине.

    Заканчивался выпускной класс, а мое желание стать офицером только усилилось. Мой приятель, который уже закончил Военную академию, помогал дельным советом и консультировал меня. Общаясь с ним, я понял, что мне по душе, и начал проходить все вступительные испытания.

    Я даже успел сдать централизованное тестирование и подать документы в Минск. Но как-то незадолго до всего этого вспомнил фразу, что Рязань – это столица ВДВ, и решил не ограничивать свой выбор только местными учебными заведениями.

    А судьба сопротивлялась: за 4 часа до окончания регистрации на ЦТ выпускник узнал, что для поступления в Россию требуется сдавать еще и английский язык. Следующее испытание на прочность будущего курсанта ждало в период подачи документов. Накануне завершения вступительной кампании последнее место в Рязанском высшем училище было занято льготником, хотя Ваня уже успел пройти медкомиссию и собрать все необходимые документы.

    «Я было уже решил направить свои стопы в Военно-космическую академию имени А.Ф.Можайского, но в предпоследний день приема документов ехал в метро, зашел в интернет без особых надежд и ожиданий и увидел, что там, куда я так грезил попасть, освободилось одно место. Моему счастью не было предела. Я поехал и написал заявление в нужный мне вуз», – завершает хэппи-эндом свой волнительный рассказ мой собеседник.

    «То, что раньше казалось невозможным, – сейчас обычное дело»

    Пожалуй, каждый из нас ждет каких-либо перемен, но в то же время их и боится. С какими чувствами начинал новый этап своей жизни Иван?

    – Мне не было страшно так далеко уезжать, потому что я горел желанием попробовать что-то новое и выйти из зоны комфорта. Единственное, мне не хотелось заставлять переживать родителей. Поэтому я всячески пытался убедить их в том, что они могут мне доверять и я не подведу.

    Нам было нелегко принять его выбор и в плане профессии, и в плане отдаленности от дома. Но я понимала, что все-таки сын нуждается в нашей поддержке. У него есть цель и мечта, мне необходимо помочь ему к ней прийти, не лишить его всего этого. Поэтому пришлось мириться. И всем матерям хотелось бы пожелать терпения и поддержки, – дополняет Ольга Леонидовна Жолгорович, мама Ивана.

    Несмотря на то, что армейское прозвище десантника «Школьник» (Иван Жоголович оказался единственным, кто поступал по конкурсу и сразу после школы), парень не жаловался на тяготы службы. Во время интервью делился тем, как к нему приходило осознание того, что его жизнь теперь кардинально изменилась.

    – Я быстро адаптировался к предстоящим условиям еще на КМБ, который в течение месяца проходил в Минске в Военной академии. А в первый день в Рязани я уже понял, зачем я сюда приехал. Да, мой романтизм, построенный на красивых героических сюжетах из фильмов, был подорван реальностью, в которой, помимо всего этого, есть еще и шквал работы и испытаний, в первую очередь над собой.

    В твоей жизни все резко меняется: от рациона питания до режима дня. Ты попал в другую стихию и новый этап своей жизни, где нет поблизости ни родных, ни знакомых и все четко по расписанию. Подъем в 6 утра, зарядка до 7, потом утренний туалет и в 7.25 мы выходим на осмотр, где проверяют внешний вид, документы и хозпакет.

    Я первые две недели не мог привыкнуть к тому, что никогда не бываю один: вместе мы идем на завтрак, потом все вместе на развод, поем гимн и строевым шагом идем на занятия.

    Я понимал, что не хочу терять время на нытье, сдаваться и забирать документы – мне необходимо пройти это. С течением времени то, что раньше казалось невозможным, сейчас кажется обычным делом.

    Мне даже стала нравиться специфика учебы. Пары три нам ставят до обеда, после идет самостоятельная подготовка, инструкторы тренируют нас по кроссфиту либо кроссовой подготовке. До 19.30 у нас есть свое личное время, после которого мы ужинаем и готовимся ко сну, в 21.00, во время вечерней прогулки на плацу, ходим строевым шагом, напевая песни.

    Раз в 2 месяца мы совершаем пешие марши на полигон, где проходят все наши практические занятия. Если зима, мы преодолеваем его на лыжах. Приблизительно 50-60 км, наш рекорд – преодолеть это расстояние за 9 часов 20 минут в одну сторону, 14 часов обратно. И если первая половина пути – дороги, асфальт, то вторая поля, леса и другая неровная местность. Сначала все отваливается, но когда ты осознаешь, сколько ты преодолел, – оно того стоит.

    На 5-м курсе в течение трех суток будем совершать горно-полевой выход в Новороссийске (1000 км от Рязани). Сначала самолетом летим, а потом десантируемся и идем пешим маршем, 120 км, по горной местности, где на протяжении месяца будут проходить занятия.

    «Когда выходишь за пределы самолета, неуверенность и страхи оставляешь там»

    Главная прелесть Воздушно десантных войск состоит в том, что ими покоряются даже небесные просторы. На счету Ивана за год учебы уже 6 прыжков с парашютом, один из которых ночной.

    – Ночью очень сложно прыгать, потому что ничего не видно, – поясняет курсант. – Когда ты в воздухе летишь с куполом, нужно смотреть по сторонам, чтобы не столкнуться с другим парашютистом, иначе купол просто погаснет и можно упасть без него.

    А вообще, в прыжке каждое действие прописано, и все нужно соблюдать, потому что малейшее несоблюдение правил может привести к плачевным последствиям. Один из офицеров нам всегда говорит: чтобы не бояться, нужно просчитывать все свои манипуляции, начиная с момента, когда зашел в самолет до самого приземления. В самолете нам нужно правильно сидеть: сначала в небо выходят самые тяжелые 4 человека, а потом самые легкие. Конечно, все нами отрабатывается заранее.

    Первый прыжок у меня был без оружия с высоты 600 метров, следующие 600-800 метров. Как правило, когда прыгаешь впервые, то переполнение эмоций мешает трезво воспринимать прыжок со всеми вытекающими. Ты просто это делаешь на духе «за ВДВ».

    Страшнее всего десантироваться во второй раз, когда уже осознаешь всю ответственность, лежащую на тебе. Но когда выпрыгиваешь – наступает такое облегчение. Тревожное ожидание всегда комом в горле проходит. Когда выходишь за пределы самолета, неуверенность и страхи оставляешь там. И это такой адреналин и непередаваемые ощущения, что их не описать словами.

    Мои первые 5 прыжков были сделаны из самолета Ан-2, который в народе называют «кукурузник». С него прыгают даже гражданские, поэтому курсантом ВДВ я себя не считал до того момента, пока не «прошел крещение» десантированием из Ил-76.

    «Книги, по которым мы учимся, написаны кровью»

    Рязанское гвардейское высшее училище является единственным в мире воздушно-десантным и, как подчеркнул мой собеседник, лучшим среди всех военных вузов России.

    – Наше училище славится тем, что у нас много боевых офицеров, все преподаватели – после горячих точек: воевали в Афганистане, Чечне, Дагестане, Грузии и Северной Осетии. У многих есть ордена Мужества и «За отвагу». Весь материал, по которому мы занимаемся, составлен этими же преподавателями. Книги, по которым мы учимся, написаны кровью. Потому что все это пройдено ими через практику.

    Мне нравится, что материально-техническая база училища позволяет много практиковаться. За 5 лет учебы курсанты нашего училища совершают в среднем 50 прыжков. В училище я нашел много товарищей-сослуживцев из других стран: Кыргызстана, Таджикистана и Армении. Созваниваемся в отпуске. Но тем не менее, видеть земляков на таком расстоянии – приятнее всего. Они всегда предложат помощь, поддержку. Я очень хотел бы пообщаться с полковником Кравчуком, он из Радостово, но пока не было такой возможности.

    Мотивирует достойно нести службу и тот факт, что в итоге я вернусь в Беларусь, где полученные мной навыки и знания пригодятся. Потом курсантов из Беларуси распределяют либо в 38-ю бригаду в Бресте, либо в 103-ю в Витебске, спецназ – в 5-ю бригаду специального назначения в Марьиной Горке.

    В общем, у нас очень разнообразный ритм жизни здесь. Сначала я уставал, а сейчас привык и просто ловлю кайф от того, что не сижу на месте, развиваюсь. Не скажу, что кардинально изменился в духовном плане, больше физически. Но заметил, что у военных в принципе отличается мышление от гражданских. Мы тщательнее подходим к решению каких-либо проблем, всегда все продумываем на два шага вперед, потому что от наших действий порой зависит безопасность мирного населения. Люди смотрят на нас с надеждой, они доверяют нам свою жизнь.

    Анна ГЛИННИК

    Фото Ивана ЛЕОНЧИКА и из личного архива Ивана ЖОГОЛОВИЧА

    http://www.drogichin.by/novosti/lyudi-smotryat-na-nas-s-nadezhdoj-oni-doveryayut-nam-svoyu-zhizn-urozhenec-drogichinshhiny-rasskazal-ob-uchebe-v-ryazanskom-gvardejskom-vysshem-vozdushno-desantnom-komandnom-uchilishhe/