Как не вырастить колумбайнера?

  • Виталий Герцев, Наш край 70/2019 от 11 сентября 2019 Скачать номер 11 сентября 2019 10:20 Общество Русский

    Что такое скулшутинг, или колумбайн? Почему родителям стоит чаще интересоваться, какую жизнь ведут школьники в «параллельной реальности» в соцсетях? Как среди тысяч школьников вычислить одного-единственного, готового к суициду или другим шокирующим поступкам? Ответы на эти вопросы искали участники круглого стола – представители образования, здравоохранения, Комитета государственной безопасности.

    Сотрудники Барановичского межрайонного отдела КГБ,  к слову, выступили инициаторами этого обсуждения.

    Терроризм сегодня может приобретать различные формы, среди них – скулшутинг. Это вооруженное нападение ученика или стороннего человека на школьников внутри учебного заведения. Двадцать лет назад в американской школе «Колумбайн» произошло вооруженное нападение учеников на одноклассников. В результате стрельбы погибли 13 человек. Случай получил широкий общественный резонанс, с тех пор аналогичные происшествия начали называть колумбайн. В Беларуси ЧП, в которых можно усмотреть признаки колумбайна, единичны. Это, к примеру, громкий случай в торговом центре «Европа» в столице (помните парня с бензопилой?) и недавняя трагедия в Столбцовской школе. Но всё равно то, что у нас появились свои колумбайнеры, не может не настораживать. Межрайонный отдел КГБ за прошлый год выявил две страницы в интернете, которые имеют отношение к колумбайну, они заблокированы. С учащимися проведены профилактические беседы.

    К сожалению, антипримеры заразительны, поэтому в барановичских школах были усилены меры безопасности, на дверях появились электромагнитные замки, у входа дежурят вахтеры, за порядком «присматривают» более двух сотен видеокамер. Следят за микроклиматом в школьных коллективах классные руководители, социальные педагоги и психологи, которые регулярно проводят психодиагностику, оценивают уровень самооценки и тревожности учащихся, сказала Ксения Обжельян, директор социально-педагогического центра.

    Настоящую дискуссию вызвал ряд вопросов, которые поднял Павел Попко, проректор БарГУ по воспитательной работе, и первый среди них: «Готовы ли педагоги понять потребности современных школьников?» Ведь без этого не разобраться в первопричинах их проблем. Как заметил Вадим Щербаков, заместитель председателя горисполкома, за круглым столом не оказалось равнодушных.

    Татьяна Шестак, начальник управления по образованию горисполкома, подчеркнула, что всё зависит от личности конкретного педагога. Готов ли он найти контакт не только с ребенком, но и с родителями?

    – Почему сегодня так нужны «Папазалы»? Да потому, что папа не отмахивается от сына: «Не мешай!», а берет его за руку и идет вместе с ним в спортзал. Когда мы повернем родителей к себе и детям лицом, когда объясним им, что главное для них не зарабатывание денег, а времяпровождение с ребенком, тогда мы достигнем своей цели, – убеждена Татьяна Ивановна.

    Возможно, Брестскому областному институту развития образования стоит разработать курс лекций, непосредственно связанных с темой круглого стола, и читать их педагогам, которые повышают квалификацию? С таким предложением выступил Михаил Дорошенко, директор СШ № 19, и высказал свою точку зрения еще по одному поводу:

    – Теперь СМИ чаще ограничиваются констатацией фактов вместо поиска причин. Серьезные дискуссии о проблемах воспитания детей подменяются ток-шоу. Но правильно ли это?

    – Возможно, стоит возродить родительские университеты? – прозвучала и такая идея из уст директора СШ № 7 Аллы Шпаковской.

    Эмоциональным и содержательным получилось выступление Оксаны Длужневской, заведующей детским дневным стационаром психоневрологического диспансера:

    – Суициды и агрессивные действия сопровождали человечество на протяжении всей его истории, но посмотрите, какими они стали сейчас! Убийство напоказ! Преступник обычно прячется, а сегодня школьники выкладывают видео с избиением в интернет, стремятся к славе, считают, что это круто и им ничего за это не будет. Подростки не ассоциируют себя с нарушителями.

    Откуда у современных детей, которые не знают, что такое голод и холод блокадного Ленинграда, при тех благах, которые были немыслимы для нескольких послевоенных поколений, берется желание покончить с собой?

    – Зачастую современные дети не умеют принимать и решать проблемы, относятся к реальной жизни как к игре, где, в случае чего, всегда можно перезагрузиться. И ведь чаще всего в случае ЧП подростков признают вменяемыми. Да, они вменяемые, но склонны к психопатическому поведению.

    Здесь читателям стоит пояснить, что это значит. Склонные к психопатии индивиды характеризуются антисоциальной моделью поведения, неспособностью к сопереживанию и угрызениям совести, эгоцентричностью, лживостью, отсутствием глубины эмоциональных реакций. Откуда такое берется в ребенке, который, казалось бы, чистый лист?

    – С двух-трех лет родители должны заниматься выработкой можно-нельзя. Должно быть, как в стихах: «Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: – Что такое хорошо и что такое плохо?» А этого сегодня часто нет! Родители – сами по себе, ребенок – сам по себе. Уткнулся в смартфон или планшет: что он там смотрит, кого убивает – до этого маме и папе нет дела. Более «продвинутые» родители сами включают малышу мультики, чтобы его занять. Но задумываются ли они, что там за герои? У персонажей современных мультфильмов практически нет эмоций. Вот и дети растут такими же, с неразвитыми чувствами. Могут ли они принимать чувства других, сопереживать?

    Реально ли по каким-то признакам вычислить школьника, который готов решиться на самоубийство?

    – Реально, если это не его импульсивное решение. Тот, кто вынашивает мысль покончить с собой, обязательно проговорится, или в общении с родителями, или с одноклассниками.

    При этом живое общение всегда способно дать больше, чем всевозможные шкалы и опросники, подчеркнула специалист. Обычный школьник, у которого на уме нет ничего плохого, может отвечать на вопросы анкеты по принципу «лишь бы ответить» и попасть в группу риска. И наоборот, тот, кто уже задумал свести счеты с жизнью, способен, прозондировав интернет, умело обходить вопросы-индикаторы.

    Как быть, если подросток ведет себя агрессивно?

    – Повышенную агрессивность можно снять с помощью умеренных физических нагрузок, неагрессивных видов спорта.

    Какие выводы напрашиваются по итогам круглого стола? Во-первых, сегодня многие родители, к сожалению, недооценивают значение семейного воспитания, полагая, что главное – дать ребенку материальный достаток, а всю тяжесть формирования личности, облегчая себе задачу, переносят на школу. Во-вторых, некоторые из них, вместо того, чтобы выйти во двор с мячом и «потянуть» за собой ребят, строят свой досуг так, чтобы уйти от реальности, благо компьютер и интернет всегда готовы предоставить иллюзорный мир. Чего же тогда ждать от детей? В-третьих, те родители, которые сами не завязли во всемирной паутине, даже не представляют, как проводит время в интернете ребенок, какие сайты посещает, с кем общается. А интернет – это не добрые книжки, на которых выросли прежние поколения, здесь всё несоизмеримо сложнее и на крючки умелых манипуляторов попадаются даже взрослые… Как сказал Вадим Щербаков, «не будем забывать, что дети наши чаще не на улице, а в соцсети. Родители должны знать, какая там у них вторая жизнь». Именно так. И стоит поторопиться. Пока вторая жизнь не подменила собой и не подмяла под себя настоящую.

    Теги: