Верь в людей, о мире думай, если дом твой — Абакумы!

  • Наталья Апанасенко, Лоеўскі край Лоевкрай №35 от 29 августа 2015 Скачать номер 31 августа 2015 10:39 Природа и экология Русский

    Жители Лоева и района, я думаю, согласятся со мной, что заречные населенные пункты, природный ландшафт Днепра и Сожа обладают магической привлекательностью. Чаруют кленовые рощи, завораживает шепот вековых дубов в районе Вербужа, убаюкивают песни волн. Говорят, что давным-давно в этих местах решили спрятаться беглые крепостные Хома, Карп и Абакум. Но во время преследования попали они в природный тупик: реки, озера, леса. В надежде на волю Божью решили поселиться в разных местах. Так и возникли в глубокой древности деревни Хоминка, Карповка и Абакумы.  

    Люблю луга и перелески,

    И пыль проселочных дорог,

    Полыни запах в поле резкий —

    Мой край таким, как создал Бог.

    Столетия назад…

    Многие люди помнят легенду, как в лесу Свирежа, что расположен рядом с деревней Абакумы, после боя пришлось встретиться один на один вооруженному до зубов воину из татарской орды и белорусскому крестьянину. Всадник держал в руках кровавый меч, за плечами — лук, похожий на рога буйвола, а возле седла висел аркан из лошадиного волоса. Татарин решил добить белоруса, замахнувшись сбруей. Но тот знаками показал, что перед смертью хочет помолиться Богу. Известно, что татарин другой веры, но он решил выполнить последнюю просьбу пленника и понаблюдать, как тот будет плакаться перед Всевышним. Крестьянин стал на колени, перекрестился, поклонился матушке-земле, потом сильным рывком подскочил, забрав сбрую у врага, и его же стрелой убил пришельца. Не любит белорусская земля завоевателей. Судя по этой легенде, деревне Абакумы уже несколько сотен лет. Обнаруженный археологами курганный могильник (23 насыпи, в 0,7 км на запад от деревни, в урочище Кордон) свидетельствует о заселении этих мест с давних времён. Согласно письменным источникам это селение известно с XVIII века как деревня в Белицком уезде Могилёвской губернии, а в 1816 году в Хоминской экономии Гомельского поместья графа П.А. Румянцева-Задунайского.

    Жили крестьяне бедно

    До революции в Абакумах было 70 дворов. Жили крестьяне бедно. Сеяли рожь, пшеницу, просо, горох, но урожаи были низкие. По реке они гоняли плоты на Украину, готовили там лозу, плели корзины, сушили ягоды и грибы. Основным промыслом являлось рыболовство. Женщины изо льна делали нитки, красили их, а зимы напролет сидели над кроснами. Ткать, вышивать, обрабатывать овечью шерсть они учились с малого возраста. Семьи были большие. И в одной избе обычно жили несколько братьев со своими семьями. Каждая вещь, приспособление доставалось хозяину потом и кровью. Местные жители рассказывают, как давным-давно зажиточный хозяин Сидор Авдеевых купил себе где-то воз на железных колесах, заплатил за него огромные деньги, заработанные тяжелым трудом. После он часами мог сидеть и любоваться покупкой-новинкой. Поставил его под навесом, накрыл красивым женским платком и запретил всем домочадцам дотрагиваться до него руками. Этот воз долгое время был основной достопримечательностью Абакум, музейным экспонатом. Перед Великой Октябрьской социалистической революцией 1917 года открылась в этом местечке школа, которую посещали только мальчики. Девочек родители не пускали, считая, что им необходимо научиться одному: быть послушными женами и работящими хозяйками. Первым учителем был Алексей Цыбульский, имеющий образование 4 класса. В памяти деревни сохранились имена мужчин, отслуживших в царской армии 25 лет. Федор Гончаренко и Аксён Герасименко принесли в деревню весть о революции. Во время Гражданской войны многие крестьяне поднялись на защиту молодой страны. Как и весь белорусский народ, жители этой деревушки достойно пережили годы коллективизации, голод и холод. И во время создания первого кооператива (колхоза) «Победа», конечно, было много трудностей. Бедняки и бывшие батраки вступили сразу. А вот те, кто смог завести в своем хозяйстве несколько коров, волов, лошадей, не хотели расставаться с добром, заработанным потом и кровью. Петр Купрейченко, первый коммунист деревни, объяснял всё односельчанам, рассказывал о жизни, что ждет их впереди. И люди поверили. 13 семей вступили в колхоз, за ними, нерешительно, но потянулись и другие. Уверенными шагами расцветала деревня, строились новые дома, звучали песни. Заработала в деревне кузница, построили клуб, в котором первая комсомолка Полина Куксо собирала молодежь хоминской комсомольской ячейки для обсуждения самых насущных проблем. Наконец-то пришло время, когда абакумовцы поверили в лучшую жизнь, радовались рождению детей, строили планы на будущее. И численность населения поселка доходила до тысячи. Но июньское утро 1941 года черным покрывалом укрыло землю, бледной сединой обелило головы и взрослых, и детей.

    Помощь простой деревенской солдатки

    Мужчины Абакум, которые не смогли уйти в действующую армию, подались в партизанский отряд, образованный на территории Лоевщины. Они часто приходили в деревню, и местные жители, рискуя жизнью своих детей, всячески помогали им. Многие пали смертью храбрых, пропали без вести. А на родной земле зверствовали полицаи. Оккупанты создали гарнизон, который позднее разгромили партизаны.

    Люди, объединившись в горе, верили в победу, помогали друг другу. Клавдии Алексеевне Германенко (Кравченко) (на снимке) в начале войны исполнилось 12 лет. Родилась она в Лоеве, любила шумные улицы родного поселка, ей нравилось играть с младшей сестренкой. Заводной была она девочкой, шустрой. С первых дней войны на ее хрупкие плечики взвалилась череда испытаний, неприятностей, трудностей. И в памяти всплывают картины, будто все было вчера, словно боль не угасла. Для нее деревня Абакумы ассоциируется с неиссякаемой добротой белорусской души, с неизмеримой щедростью белорусской женщины, с необъятной любовью матери, огромной безотказностью и самопожертвованием простой деревенской солдатки.

    —Так сложились обстоятельства, — вспоминает седовласая женщина,— что осенью1943 года нашей семье, как и многим другим, необходимо было оставить Лоев. Все понимали: приближается фронт, начнутся ожесточенные бои. Фашисты не хотели верить в свой провал, пытались удержать позиции, яростно поддерживали операцию «Сожженная земля». Мои родители в надежде, что за рекой будет спокойней, отправили нас в междуречье, в деревню Абакумы. В челноке пятеро детей переправил в район Вербужа старый рыбак. Мы напрасно ждали родителей: их в тот же день схватили немцы и заставили рыть окопы. Голодно и холодно было в лесу и возле реки. Местные люди недоедали сами. Все, что у них было, они отдавали партизанам, на семьи оставались крохи. Мог ли кто-нибудь взять на себя ответственность за пятерых чужих детей? Да и зачем, если свои голодны, если нет одежды и тепла? Но нашлась такая женщина, молодая солдатка Мария Федосовна Куксо. У нее на руках была своя маленькая дочь, но не побоялась она приютить и помочь: кормила нас, согревала, оберегала, заменила нам отца и мать. Прятались мы с ней от фашистских пуль в окопах, траншеях, в лесу. Одному Богу известно, что было бы с нами, если бы мы не встретили родную нам тетю Машу, этого замечательного человека. И сегодня уже понятно, что благодаря ей живу, у меня замечательная семья, дети, внуки. И поэтому слова «заречье», «Абакумы» звучат как слова благодарности и уважения к людям, воспитанным на героической земле, унаследовавшим смелость, человечность, любовь, самопожертвование.

    Сплетенье судеб

    В данный момент в деревне Абакумы проживает внучка героической тети Маши Татьяна Витальевна Куксо (на снимке). Из рассказов бабушки она помнит эту историю, ведь в детстве и юности она часто приезжала сюда, нравились ей эти места. Манила ее не только красота природы, но и необъяснимая открытость сельчан, их душевность, щедрость и доброта. Как умели люди трудиться, как все у них ладилось и спорилось! Все знают, что после войны деревня была разрушена. Восстановление начали женщины-солдатки после освобождения Лоевского района. В 1944 году возобновилась работа колхоза, правда, название у него было другое — имени Суворова. Возглавил тогда колхоз Иван Лысый, позже председателем стал Павел Купрейченко. С апреля 1957 года жителей деревни Абакумы начали называть рабочими совхоза «Карповка». Вспоминает Татьяна Витальевна, как в детстве удивлялась трудолюбию и мастерству сельчан, как восхищалась она их хлебосольством.

    Тогда никто не закрывал двери на засовы, рады были гостям, встречали всех открыто и радушно. Частыми гостями в деревне были люди из соседних украинских деревень: Репок, Сусловки, Познопал. Умели односельчане и трудиться, и отдыхать.

    — Почему сейчас все изменилось — трудно понять. Что нам судить-рядить, если все меняется на планете. Пугает то, что остаются жить здесь только пенсионеры. Летом в деревню приезжает много дачников. И в этом есть свой плюс. Они обрабатывают землю, облагораживают дома. Значит, деревня будет жить. К счастью, недавно появилась короткая дорога к районному центру — паромная переправа. И это является еще одним источником положительных эмоций. Ведь о нас помнят, заботятся, по возможности помогают. Хочется еще раз выразить благодарность тем, кто быстро откликается на наши просьбы, предложения и пожелания: сотрудникам РОВД, начальнику по труду, занятости и социальной защите Виктору Петровичу Козуле, главному специалисту Наталье Ивановне Примак, директору КЖУП «Лоевский райжилкомхоз» Антону Викторовичу Савенко, директору Лоевского райпо Ирине Артемовне Будник, главному бухгалтеру, работникам ревизионного и планового отделов, фельдшеру Карповского ФАПа Марине Петровне Гончаренко. Дай вам Бог крепкого здоровья, благополучия и процветания. Если мы умеем сочувствовать, сопереживать и помогать — значит все трудности нам ни по чем.