Тайны старого дома. На тёщином чердаке гомельчанин нашёл музейные экспонаты

  • Елена Чернобаева, фото Вячеслава Коломийца, «Советский район», Советский район 36/2015 от 02 сентября 2015 Скачать номер 16 сентября 2015 09:14 КультураОбщество Русский

    Лет шесть назад гомельчанин Эдуард Охтилев затеял большую уборку на тёщином чердаке. В её доме на улице Якубова они с женой жили давно, но разобрать «наслед­ство» руки не доходили. На чердаке нашлось много книг и разной домашней утвари, которой прежние владельцы пользовались ещё до револю­ции. Выбросить их Эдуарду Ивановичу было жалко. Но и у себя оставлять не хотелось. 

    В то время недавно создан­ный Музей истории Гомеля просил неравнодушных жи­телей города помочь в сборе коллекции. Пенсонер  на призыв откликнулся. Собрал, на его взгляд, самое ценное — дамскую су­мочку 30-х годов, шляпки, примус, чернильницу, пресс-бювар, старые фото и отвёз в музей. Нехитрый домаш­ний скарб охотно приняли. Так началось сотрудничество Эдуарда Охтилева с культур­ными учреждениями наше­го города.

    — Сам я из кубанских ка­заков, офицер ВВС. Родил­ся в Армавире, в Гомель при­ехал в 1980-м году, служил в авиационной части в Зя­бровке, — рассказывает Охтилев. — Там познако­мился со своей будущей же­ной. Она преподавала музы­ку в местной школе.

    Супруга Эдуарда Ивано­вича Любовь Александров­на из семьи старообрядцев, которые переехали жить в Гомель после никоновского церковного раскола в середи­не 17-го века. В их роду бы­ло три фамилии — Мышков­ские, Поддубные и Могиль­ницкие. Впоследствии они стали известными в Гомеле людьми, многое делали для его развития. Братья-кузнецы Фёдор и Иван Поддубные, на­пример, выковали кресты на купола для собора Святых Петра и Павла.

    — У меня сохранился пор­трет старшего Фёдора, — по­казывает Эдуард Иванович старинную фотографию в затейливой деревянной рам­ке. — А муж родной сестры моей тёщи Фёдор Ерулаев до войны работал бухгалтером на мясокомбинате. Сохрани­лись его счёты и счётная ма­шинка «Феликс».

    Или вот японский «чемодан» для ве­щей, который родной брат моей жены, Сергей Мыш­ковский, привёз с Советско-японской войны 1945-го года.

    Дома у Эдуарда Иванови­ча, хоть он практически все ценные экспонаты уже раз­дал музеям, ещё сохранилось немало интересных вещей. Это старые советские фото­аппараты ФЭД 1950-х годов, необычная стиральная ма­шинка 1957-го года, книги 1930-х годов.

    Одна из них — сборник революционных пе­сен народов мира.

    — Моей тёще всё это на­следство досталось в 1930-х годах от её матери, — уточ­няет Охтилев. — Она, кстати, часто вспоминала о пожаре на улице Якубова, после че­го многую утварь соседи-погорельцы перенесли в их дом. Потом началась война, люди снова лишились жилья. Но наш чудом уцелел. А от­данные когда-то на хранение вещи так и остались здесь по сей день.

    Вот откуда, собственно, и тянется история теперь уже экспонатов гомельского му­зея. Причём под слоем чер­дачной пыли Эдуарду Ива­новичу довелось найти вещи, назначение которых сложно определить. Как-то наткнулся на что-то вроде старинной плой­ки. Повертел в руках и пришёл к выводу, что она предназначена для завивки женских волос. А когда при­нёс в музей, выяснилось, что это плойка для подкручива­ния усов.

    В Музее истории Гомеля говорят, что Охтилев передал им на хра­нение больше десяти предме­тов, имеющих музейную цен­ность. Для самого же Эдуар­да Ивановича эти предметы несут особый смысл, ведь все они связаны с историей семьи его любимой сейчас уже покойной жены. В са­мом ценном, с точки зрения музея, экспонате — плетёной из лозы детской коляске кон­ца 19-го века — его супруга росла. И когда у Эдуарда Ох­тилева спрашивают, почему он задаром раздаёт вещи, ко­торые можно было бы выгод­но продать, гомельчанин от­вечает не задумываясь:

    — Деньги мне уже не нуж­ны. Пусть лучше все эти вещи находятся в музее, чтобы мо­лодёжь могла по ним соста­вить картину, как жили наши предки. А так они перекочу­ют в чью-то частную коллек­цию и будут пылиться там. Пока всё это, может быть, и не особо уникально, но через 50-100 лет станет действи­тельно музейной редкостью.