Первый месяц войны в Паричском районе 3

  • Изяслав Котляров, Светлагорскія навіны 84/2015 от 27 октября 2015 Скачать номер 27 октября 2015 19:24 Общество Русский

    Из оперативной сводки Западного фронта узнаем: «19 июля 1941 года продолжились бои между советской 232-й стрелковой дивизией и немецким 43-м армейским корпусом. В район боев подошла свежая 260-ая пехотная дивизия немцев, которая перешла в наступление в направлении д.Березовка (юго-восточнее Глуска)».

    А вот как выглядят события этого же дня из вражеской хроники: «19.07.1041. В 0.10 на командный пункт полка поступает приказ на занятие исходной позиции к наступлению. Полк должен передвигаться влево по основной линии, передвижение на которое командир полка смотрит не без опасения, принимая во внимание деятельность русских дозоров. В 0.30 после сильной артподготовки русский батальон совершил атаку на правофланговую 5-ю роту. Благодаря мощному огню артиллерии и пехоты атака полностью отбита. Русские повторно предпринимают атаку до полудня этого же дня плотными массами силою до батальона на позиции нашего 2-го. С обеда русские направляют свой удар на 3-й батальон. Здесь им около 17.00 удается в двух местах ворваться на главную полосу обороны».

    И снова читаем сообщение оперативной сводки Западного фронта: «20 июля 1941 г. подход немецкой 260-й пехотной дивизии во фланг атакующей в направлении Бобруйска 232-й стрелковой дивизии заставил советские войска отойти к югу. В итоге немецкая 134-я пехотная дивизия заняла Паричи, где наладила переправу на Березине, через которую в направлении Щедрина прошли моторизованные подразделения 260-й пехотной дивизии. Основные силы 260-й дивизии к исходу дня захватили Романище».   

    Своеобразная перекличка фронтовых сообщений продолжается. Отчет 445-го немецкого полка: «20.07.1941г. В 2.00 под сильным огнем противника закончена смена частей и перегруппировка тяжелых орудий. Особенно неприятно появление снова русских мин, которые разрываются с ужасным звуком и оказывают огромное моральное воздействие. В 11.00 командир дивизии проводит совещание с командирами полков на командном пункте командира 134-го артиллерийского батальона полковника Шварца в д.Кобыличи о предстоящем наступлении. Во время этого совещания от действующих полков поступает донесение, что противник оттянул от фронта свои главные силы. Комдив сразу же приказывает одним усиленным взводом 445-го полка занять высоту 147. К 14.00 командный пункт передвигается вперед к мосту у Продвино, где взвод саперов начинает восстанавливать немного разрушенный настил. Продвижение 3-го батальона, который переправляется по броду в 1,5 км восточнее Продвино, вопреки ожиданию, сильно задерживается…» Опускаю едва ли не поминутное перечисление немецкой хроники этого дня. Оставляю главное: «Прибывший в 20.00 командир корпуса изменяет этот приказ: вместе с противотанковым дивизионом сегодня же занять и удерживать Паричи. Командир полка считает, что для достижения Паричей до наступления темноты необходим непрерывный марш. В начале марша противник не показывается. При наступлении темноты голова противотанкового истребительного дивизиона наталкивается в районе речки к югу от Ново-Белицы на вражеские пулеметы. Они одновременно с обоих флангов открывают ураганный огонь по головным частям колонны 2-ой батареи. Один тягач противотанкового дивизиона взлетает на воздух в результате прямого попадания. Деревня, подожженная артиллерией противника, освещает расположение немецких частей. После того, как разведка безупречно установила превосходство сил противника, командир полка, расположивший свой командный пункт южнее Михайловки, решает до рассвета вести оборону в каре по обе стороны дороги: 3-й батальон с 3-й ротой 134-го истребительного противотанкового дивизиона – с юго-западной стороны, 2-й батальон со 2-й ротой этого же дивизиона – с северной стороны дороги, чтобы избежать ночного боя на незнакомой местности и при отсутствии своей артподдержки».

    Оперсводка Западного фронта: «21 июля 1941 г. Немецкая 260-я пехотная дивизия ранним утром продолжали атаки из района Романищей, к 9.00 захватила Гомзу, к 16.00 – Песчаную Рудню. Отряд подполковника Л.В.Курмышева с 52-м бронепоездом вел бой с противником в районе станции Рабкор, препятствуя его сосредоточению в районе Карпиловки».

    Отчет 445 немецкого полка: «21.07.1941 г. В течение ночи пехота в бой не вступала. Противник ведет все время блокирующий артогонь. В 1.30 адъютантом вручается приказ по полку №66 о наступлении в 4.00. В 3.30 русские совершенно неожиданно атакуют из лесов юго-западнее и южнее д. Ново-Белица 3-й батальон. Хотя, несмотря на ураганный огонь противника, атака отбита, все же она вызывает значительную задержку в занятии исходных позиций для наступления. Так что 3-й батальон справа, а 2-й слева смогут наступать только в 4.30. Как только оба батальона выступили, с правого фланга из леса по обе стороны д.Старая Белица открывается сильный артогонь прямой наводкой, заставляющий батальоны после небольшого продвижения залечь. Командир полка требует послать летчика-наблюдателя, который действительно вылетает в 4.50 и пытается управлять огнем 100-миллиметровых орудий для уничтожения орудий противника. В 5.30 русские батареи начали снижать активность, но не вследствие того, что были уничтожены. А вследствие нажима 434-го стрелкового полка, который, выступив в 2.30, наступает справа, приближаясь к Старой Белице. Батальоны, не задерживаясь, продолжают наступление вперед, сломив на фронте слабое сопротивление противника, идут дальше на Паричи.

    По просекам и полям с высокорастущими злаками наступаем против слабых пехотных частей противника, 3-й и 2-й батальоны медленно, но не останавливаясь, продвигаются вперед и в 7.30, пропустив в последний момент впереди себя части передового отряда, вступают в Паричи и выставляют охранение. В самом местечке еще продолжается перестрелка с рассеянными русскими и партизанскими группами, которые после короткого боя подавляются».

    Наверное, доводилось слышать о почти безвольном отступлении наших войск в первые дни войны. Но это совсем не так. И события вблизи Паричей развивались поистине героически. Вот признания наших врагов из той же немецкой хроники: «Русская артиллерия стреляла отлично и располагала неограниченным боезапасом в численном соотношении. В отношении боезапаса она превосходила немецкую артиллерию. Размах атаки русской пехоты был незначителен. Немецкая пехота, испытавшая с 14.07 по 17.07 большое физическое напряжение и не отдыхавшая по ночам, выдержала 19.07 артиллерийский огонь, который вполне можно сравнивать с ураганным огнем мировой войны. 20 и 21.07 после двух бессонных ночей она преследовала отступающего врага и взяла с боя Паричи – цель военных действий. Часть образцово выполнила свои задачи, – правда, в Паричи она пришла почти полностью потеряв свою боеспособность».  

    Но, даже оставив Паричи, 232-я дивизия еще более недели вела бои в окрестностях поселка. Согласно оперсводке Западного фронта, 22 июля (1 месяц войны) немецкая 260-я пехотная дивизия продолжала теснить части 232-й стрелковой дивизии южнее Паричей и заняла Чернин. Немецкая 134-я пехотная дивизия еще удерживала Паричи. Отряд Курмышева к исходу дня сражался в районе станции Рабкор, а бронепоезд 52-ой вел бой в окружении в районе разъезда Залесье. На следующий день события развивались так: «23 июля. Прикрывая сосредоточение советских кавалерийских дивизий, отряд Л.В.Курмышева вышел на рубеж деревни Шкава – разъезд Залесье (севернее Карпиловки). Отряду 24-й стрелковой дивизии приказано направить партизанские отряды в район Глуска, Сельца, Новоселок. В поддержку рейда конницы 66-му корпусу приказано нанести удар в направлении станций Мошны, Ратмировичи. Сведений о действиях 232-й дивизии с советской стороны крайне мало. Зато в истории немецкой 260-й пехотной дивизии записаны тяжелые бои в районе Романищей и отражение советских танковых атак.    

    23.07.1941. В районе поселка Паричи противником был сбит самолет «СБ» из состава 38-го скоростного бомбардировочного авиационного полка 28-й смешанной авиационной дивизии ВВС Западного фронта. При этом погиб весь экипаж: командир – заместитель командира авиационной эскадрильи лейтенант Михаил Иванович Андриевский, второй пилот – старший летчик авиационной эскадрильи лейтенант Николай Мартынович Мотлич, воздушный стрелок-радист – старшина сверхсрочной службы Павел Петрович Мазурин и стрелок-бомбардир – сержант срочной службы Сергей Степанович Костролин. Погибшие были похоронены местными жителями на кладбище поселка Паричи, но так как это происходило уже при немецкой оккупации, обозначена была только фамилия командира экипажа.

    24 июля 1943 г. Согласно оперсводке Западного фронта, бои продолжились в полосе советской 232-й стрелковой дивизии. 18-й танковый полк, приданный ей, атаковал в районе Романищей, Углов (западнее Паричей). При этом понес большие потери (особенно в материальной части). Противостоявшая ему немецкая 260-я пехотная дивизия потеряла 92 человека убитыми и 510 ранеными. Немецкая 134-я пехотная дивизия атаковала в южном направлении (на Ракшин), однако понесла большие потери. 232-я дивизия отошла на рубеж деревень Судовица – Ракшин – Дуброва.

    25 -26 июля. Согласно оперсводке Западного фронта, 66-й стрелковый корпус перешел к обороне на широком фронте: 232-я стрелковая дивизия – на рубеже Здудичи – Буда (южнее Паричей), отряд Курмышева с бронепоездом 52-ым занимал район Ратмировичей, станции Рабкор. Корабли Березинского отряда Пинской речной флотилии произвели массированный обстрел переправы у Паричей.  В 22.00 – 22.30 он из района хутора Воротень с дистанции 6 км обстрелял поселок Паричи. Как говорится в документе, «стрельба велась по площадям. Были обстреляны парк, площадь и переправа». Всего по поселку было выпущено 106 снарядов (фугасных гранат) калибра 122 мм, в результате чего, «по данным войсковой сухопутной разведки, огнем монитора было уничтожено большое количество бронемашин». «Пылающие цистерны с горючим осветили картину страшных разрушений».      

    Дальше сводки обозначены по часам. «К 24.00 штаб корпуса находился в Озаричах, а части 232-й стрелковой дивизии, медленно наступая, вышли на рубеж. 793-й стрелковый полк к исходу дня занял Грецкий, Ореховку и к 18.00 29.07.1941 был остановлен артиллерийским, пулеметным и минометным огнем. Артогонь непрерывно корректировался самолетом. 764-й стрелковый полк занял Ваганищи, остановлен сильным огнем противника. В районе Селищей захвачено 2 пленных 11-й роты 426-го пехотного полка. 487-й – одним батальоном ведет бой за овладение Кнышевичами. 797-й – занял Слободку. 1-й батальон, отходя в Протасы, неожиданно попал под артогонь и рассеялся. Через 2-3 часа был собран на северной окраине Углов…»  

    И все-таки ход боевых действий не устраивал командование наших войск. Последовал боевой приказ от 31.07.41-го: «Я неоднократно указывал на то, что вверенные Вам дивизии ни разу не выполняли дневного задания, а именно: 232-я стрелковая дивизия и отряд тов. Курмышева чрезвычайно медленно ведут наступательные действия, а 75-я – при малейшем нажиме противника отходит. Вчера Командующий фронтом тов. Кузнецов еще раз указал, что мы активных действий не ведем, позорно топчемся на месте и более того, даже не знаем, какие силы противника действуют против нас. Приказываю с сегодняшнего дня покончить с позорным топтанием на месте. Командиру 232-й стрелковой дивизии и тов. Курмышеву решительно повести наступление и к исходу 31.07.1941 выйти на указанный Вам для обороны рубеж (приказ 66-го стрелкового корпуса №15). Для действий по тылам противника выделить крепкие группы, командиру 232-й стрелковой дивизии вести активную разведку от Шатилок на Мормаль и от Паричей на Щедрин. Начальнику штаба полковнику Гущину установить связь с частями 63-го стрелкового корпуса у Стрешина. Ночными поисками и захватом пленных установить, какие части противника находятся перед Вами. Командир 75-й стрелковой дивизии полковник Пивоваров позорно отходит при малейшем нажиме противника. При оценке противника его преувеличивает, тем самым понижает боеспособность своих войск. Подпись: командир 66-го стрелкового корпуса генерал-майор Рубцов, комиссар Рычаков, начштаба полковник Гущин».

    Нам остается только уточнить, что 1.08.41-го 232-я стрелковая дивизия, выполняя приказ, вела бои в районе Скалки.  «2 августа 1941 года части 232-й стрелковой дивизии перешли в наступление на правом фланге и к концу дня были на рубеже: 793-й стрелковый полк – 0,5 км южнее Ореховки, Грецкого; 764-й – вновь овладел хутором Ваганищи; 487-й – поступил в распоряжение 24-й стрелковой дивизии для выполнения задачи на западном участке, окончательно очистив от противника Кнышевичи; 797-й – положение без перемен, лес южнее Протас. Штаб дивизии – Кобыльщина».

    …С некоторыми участниками событий первого месяца войны мне довелось встречаться. Один из них – М.И.Троян – командир Паричского истребительного отряда. Тогда и увидел фотографию, где Макару Ивановичу еще в октябре 1941 года в Кремле  Михаил Калинин, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, вручает орден Красной Звезды. Указ об этом был опубликован 6 августа 1941 года. Боевыми наградами тогда же награждены некоторые другие защитники Паричей и района. Вот она – истинная правда о самых трудных первых днях Великой Отечественной.

    Теги: