Они были первыми

  • Елена АВРИНСКАЯ, Вечерний Минск №43 от 29 октября 2015 Скачать номер 29 октября 2015 16:19 Общество Русский

    Весной 1946 года ЦК ЛКСМБ опубликовал обращение к молодежи с просьбой принять участие в восстановлении Минска. По комсомольским путевкам в столицу приехали около полутысячи молодых рабочих и специалистов. Разместили их в палатках возле строящегося здания ЦК КПБ. Однако в августе в связи со строительством автомобильного и тракторного заводов опять остро встал вопрос нехватки кадров. По призыву ЦК ЛКСМБ в город прибыли еще около 500 комсомольцев, преимущественно из села.

    ***

    Не ради красивого словца уже в 1922 году Богадельная улица была названа Комсомольской. В период разрухи и распада всех социальных институтов, в том числе приютов и богаделен, именно комсомол, молодая, только родившаяся организация, взяла на себя основную заботу о сиротах и беспризорниках, привлекая их к учебе и труду.

    И столичное озеро названо Комсомольским неспроста. В течение нескольких довоенных лет его строили молодые. Запруживали Свислочь, копали котлован, благоустраивали берега, чтобы торжественно открыть 22 июня 1941 года. Не получилось. Вместо праздника грянула война — и тысячи молодых минчан ушли на фронт, в отряды партизан, в подполье. Мы храним память о погибших героях, хотя не всем им поставлены памятники, именами не всех названы улицы. Оставшиеся в живых не требовали славы, они возрож­дали свой город. Как и те, кто по комсомольским путевкам прибыл в столицу из отдаленных районов страны, чтобы отдать Минску силы, знания, талант. Об этих людях — наш рассказ.

    Александр Миронов

    Он еще не был комсомольцем, когда пошел работать подносчиком кирпича на строительстве в Минске, просто мальчишка, потерявший отца, помогающий матери вырастить и выучить младших. После стал землекопом на прокладке шоссейной дороги Минск — Могилев. На отрезке от Минска до Красного Урочища корчевал пни, копал водосточные канавы по сторонам дорожного полотна, на деревянной одноколесной тачке перевозил песок для насыпи в болотистых низинах. Потом был литейный цех завода «Энергия», прокладка узкоколейки. Но в Архангельск на флот будущий писатель Миронов уезжал комсомольцем. А на легендарном «Челюскине» их набралось семнадцать. Выстояли, выдержали, перезимовали на льдине в полярной ночи. В Минск 24-летний Александр Миронов вернулся с орденом Красной Звезды.

    Уже нет в живых писателя, канул в Лету завод соломорезок, по трассе автодороги пролег Партизанский проспект, а Красное Урочище давно уже не дальний пригород, а район МАЗа. И только в названии парка Челюскинцев сохраняется память о комсомольце 1930-х, первопроходце и романтике Александре Миронове.

    Мария Еременко

    Героем Социалистического Труда Мария, тогда еще Макаревич, стала в 1958 году, через девять лет после приез­да по комсомольской путевке в Минск из деревни под Шкловом, где росла, училась и помогала родителям в колхозе. Прибыла в Минск без специальности. Приняли ее в Стройтрест № 1 и как рос­лую и сильную определили ученицей каменщиков в бригаду Афанасия Федоровича Митраховича. Был он им, молодым и зеленым, и начальником, и учителем, и воспитателем.

    Первая работа — строи­тельство ТЭЦ-3 по ночам. Днем на объекте трудились заключенные, ночью — их женская бригада. Через три месяца получила разряд и стала «дипломированным» каменщиком и водителем тачки, на которой вкатывала наверх кирпичи. Марии лучше всего удавалась кладка углов. Она выводила их ровненько под отвес в жилых домах на главном проспекте возле Дома печати, на бульваре Толбухина, в Слепянке, на улице Пулихова и во многих других уголках столицы.

    Сама жила в общежитии, что было удачей. Но строители тогда очень быстро, в течение 5-6 лет, получали бесплатные квартиры. Холос­тые — в малосемейках. Таким и было ее первое жилье.

    — А когда я получила звание Героя Социалистичес­кого Труда, министр своим решением выделил мне двухкомнатную квартиру. Там и дала банкет всей бригаде, потому что до сих пор свято уверена, что «Золотая Звезда» — общая награда для всех, кто рядом работал. В этой квартире и замуж вышла, и сыновей растила. Уже когда мальчишек стало трое, получили трехкомнатную. Тем более что и муж работал в строительстве, был экскаваторщиком. Профессия, видимо, на характере сказывалась, — улыбается воспоминаниям Мария Касьяновна. — Упорный у меня муж был, заставил перейти на его фамилию. Спрашиваю: как это вдруг Герой из списков пропадет? А он в ответ: мол, хочу, чтобы семья одну фамилию носила, и точка. Так и пошли минчане Еременко.

    29 октября 1918 года первый Всероссийский съезд союзов рабочей и крес­тьянской молодежи провозгласил создание Комсомола. Правопреемником Ленинского коммунистического союза молодежи Беларуси сегодня является общест­венная организация «Белорусский республиканский союз молодежи» (БРСМ).

    Николай Полевков

    В жизнеописаниях, как известно, бывают вехи. В судьбе Николая Полевкова важные события обозначены сваями. Он забивал их на ударных комсомольских стройках: на возведении Новополоцкого и Мозырского нефтеперерабатывающих заводов, Брестского коврового комбината, Гродненского «Азота»… Строил мосты, тянул знаменитые песенные «ЛЭП — непростые линии», только не «по таежным дебрям глухим», а по болотис­тым равнинам Беларуси — возле Полоцка, на Брестском Полесье, под Бобруйском. Но самым памятным, ответственным объектом для Героя Социалистического Труда Николая Васильевича Полевкова и его бригады была первая станция минского метро. И первая двенадцатиметровая свая на ней. И последую­щие четыреста двутавровые металлические балки, точно загнанные в грунт. Его бригада блестяще справилась с заданием.

    Михаил Клавшун

    30 октября 1960 года связист газопровода «Дашава — Минск» Михаил Клавшун дал команду на открытие заслонки. Оператор Константин Ковалевский отодвинул задвижку — и на Цент­ральной площади Минска при огромном стечении народа вспыхнули газовые горелки, на языке профессио­налов — свечи! В столицу пришел природный газ.

    — Я — воспитанник комсомола, — говорит Михаил Михайлович, — по комсомольской путевке уехал из дома в 16 лет, работал в кемеровской тайге. Это был послевоенный, 1953 год, но нам выделили теп­лый чистый барак, выдали ватники, валенки, рукавицы. На лесных делянках, где мы валили лес для шахт Кузбасса, в обязательном порядке повар готовил горячий обед. О пьянках и драках не было речи. Нас направляли учиться, повышали в должностях. В неполные 17 лет я был уже бригадиром. Вернувшись в Беларусь через год, как должное, принимал почтительные рукопожатия взрослых мужиков. Остался дома, стал работать на газопроводе. Был бригадиром связистов, в трех метрах от нитки газопровода мы тянули линию связи на бетонных столбах. Работали по 12 часов в сутки. Иногда в непроходимых местах оборудование тащили на себе, но от Столбцов до Минска провели нитку за три месяца. В белорусской столице женился, обосновался. Потом работал в «Главтюменьгазпроме», ездил в командировки, но дом мой был уже здесь. Горжусь, что наше поколение дало Минску газ, зажгло Вечный огонь на площади Победы.

    Игорь Лученок

    Все эти годы комсомольскими были не только бригады, стройки, почины… Комсомольскими были песни. В четырнадцать лет по заказу друзей он написал свою первую песню «Марш экскаваторщиков», приведшую в восторг будущих мастеров стального ковша. Через полтора десятилетия белорус Игорь Лученок стал победителем Всесоюзного конкурса с песней «Память сердца» на стихи Михаила Ясеня. И почти сразу же родилась комсомольская «Стоят на рейде наши бригантины», из которой становилось ясным, что Новополоцк, где бригадирствовал автор стихов Валентин Лукша, — не последняя пристань кочевого племени романтиков, что понесут их еще белые паруса к новым стройкам и городам. Потом переплавились в песню строки Пимена Панченко, мелодия которой плывет теперь над Минском в исполнении ратушных курантов. И тишина над Брестом, о которой рассказал в своих стихах Роберт Рождественский, ворвалась в людские сердца музыкальным напоминанием о страшной войне и великом подвиге. Впервые песня была исполнена на торжественном открытии мемориала «Брестская крепость», заставив ветеранов и молодых встать в едином порыве.

    Первой наградой композитора была премия Ленинского комсомола Белоруссии в 1971-м. Через год стал лауреатом премии Всесоюзного комсомола. Потом были и другие звания, лауреатства, призы. Но самыми дорогими Игорь Михайлович считает те первые комсомольские награды и бережно хранит свой комсомольский значок.

    Теги: