В Борисове две семьи отравились угарным газом

  • Виктор ПОНОМАРЕВ, СБ. Беларусь сегодня 24899 от 29 января 2016 29 января 2016 00:00 Происшествия Русский

    Весть о трагедии в Борисове мгновенно облетела страну. Первые официальные сообщения были крайне скупы и сводились к тому, что специалисты Следственного комитета устанавливают обстоятельства гибели шести человек. Сообщалось, что вечером 27 января в одной из квартир многоэтажного жилого дома были обнаружены тела пожилых мужчины и женщины, при этом в квартире ощущался стойкий запах газа. 

    Позже этажом ниже нашли трупы еще четырех человек, в том числе двух несовершеннолетних 10 и 17 лет. К выяснению всех обстоятельств ЧП подключились специалисты Госкомитета судебных экспертиз. В качестве причины, кроме прочих версий, пока рассматривается неисправность газового оборудования.

    Иначе говоря, люди погибли не от взрыва, не от вызванного им пожара или обрушения: дом остался цел. Похоже, что именно газ одурманил шестерых жильцов, погрузил их в сон, после которого они уже не проснулись. 

    ...Мы приехали к дому номер 6 на улице Днепровской на следующее утро после трагедии. Несколько окон над первым подъездом пятиэтажки распахнуты. Вход охраняет милиционер, он серьезен и немногословен: внутрь нельзя, работают следователи. 

    Неподалеку толпятся жильцы подъезда, среди которых я пытаюсь найти соседей погибших. Оказывается, что Анастасия Николаева, семья которой живет на 4-м этаже - над теми самыми квартирами! - забила тревогу с самого утра того трагичного дня. Звонила в аварийную газовую службу, в ЖЭС, санслужбу, скорую... Вот суть ее рассказа. 

    Примерно в шесть утра почувствовала себя плохо. Состояние не улучшалось. Обошла несколько квартир, но хозяева не открывали. Первый раз позвонила в аварийную службу по номеру 104 в 7-30. Девушка на том конце провода ответила: к вам уже выезжала бригада, мы все посмотрели, утечки газа и причин для беспокойства нет. 

    Вторично Анастасия набрала номер 104 около 8 - в полуистерическом как она выразилась, состоянии. "Мы задыхались, у меня ребенок 4-х лет". Снова просила помощи: Ей ответили: подъедем еще раз. Не приехали. Зато раз пять приезжали работники местного ЖЭСа: начальство, слесарь, опять начальство... Слушали, смотрели, отвечали: "Ничем помочь не можем. МЧС? Сами вызывайте, если вам нужно". 

    К этому времени Анастасия, как ей казалось, теряла сознание. Около 10 утра вызвала скорую. Говорит, медики работали профессионально, предложили поехать с ними. Но не с кем было оставить ребенка. Второй раз вызвала бригаду около полудня. Состояние было полуобморочное, двигалась с трудом. С внуком остался дедушка, Настю  отвезли на станцию, осмотрели, сделали укол... Вернулась домой. В течение дня проблемой с газом так никто и не озаботился. 

    Уточняю, вы говорили именно это и вам отвечали именно так? Анастасия настаивает: "Очень надеюсь, что велась аудиозапись звонков!" Как и когда, спрашиваю, вы узнали о трагедии?

    Рассказ продолжил муж Александр: 

    "Вечером постучали в дверь газовики с милицией. Подошли к вытяжке с газоанализатором... Скомандовали: открываем окна, проветриваем газ, выходим на улицу! Дверь в квартиру этажом ниже была вскрыта, рядом был полковник милиции. Я понял: что-то случилось. Знаю, что на втором этаже была собака, которая обычно лаяла при людях. Она молчала. Потом узнали - тоже погибла.

    Спрашиваю, нельзя ли допустить состояние опьянения у соседей? Ведь вы ощущали запах, а они почему-то нет... Александр эту версию исключает. Они купили квартиру недавно, переехали пару месяцев назад и перезнакомиться не успели. Но с детьми, которые часто выгуливали собаку, всегда здоровались. Хорошая была семья. Здесь все такие. Дом расположен в военном городке, живут в основном бывшие или действующие военнослужащие...

    Сообщает мне то, что накануне говорил следователям. 24 декабря 2015 года был, якобы, контрольный обход, проверяли газовое хозяйство в квартирах. "За всех не скажу, но гарантирую, что в нашу квартиру с этой целью никто не приходил. Жена может подтвердить: она постоянно дома. Вероятно, развесили объявления и провели акцию формально, для галочки". Анастасия подтверждает: "Электросчетчики проверяли, дверь сама открывала. Газовиков не было".

    Получить комментарии в ЖЭСе не удалось. Дверь в учреждение была закрыта, хотя до обеденного времени, указанного на вывеске, был еще час. Вывеска - это сильно сказано. Жалкий листок бумажки с расплывшимися от влаги буквами. Ведущая к зданию дорога, судя по всему, почти не чистилась от снега. Это всего лишь три детали. Не утверждаю, что они исчерпывающе характеризуют стиль работы учреждения. Но вспоминаю фразу из рассказа Анастасии: "МЧС? Если надо, вызывайте сами".

    Повторю: приведена неофициальная информация, которую сообщили жильцы дома, еще не вполне оправившись от шока. Официальные источники сообщают: следователями изучается изъятая у обслуживающих организаций документация, допрашиваются свидетели, назначены экспертные исследования.

    …Мы уже отъехали от дома, когда в 400-х метрах , на той же улице заметили множество людей в фирменном и форменном облачении и необычное скопление машин: МЧС, скорой, газовой службы, милиции… Две милицейские машины с двух сторон перекрыли подъезд к небольшому магазину. Я спросил у патруля: что происходит? “В магазине обнаружен подозрительный пакет”. Действия служб вызывали уважение. Подумалось. Если бы так же оперативно и профессионально – реагируя на малейшее подозрение! – действовали службы в ответ на звонки Анастасии Николаевой, трагедии наверняка можно было избежать.

     

    ponomarev@sb.by

    Советская Белоруссия № 17 (24899). Пятница, 29 января 2016