ИЗ ПАМЯТИ НЕ ВЫЧЕРКНУТЬ НИ ДНЯ

  • Ольга Белаш, Хойникские новости 19 марта 2016 4 стр от 19 марта 2016 Скачать номер 22 марта 2016 09:49 Общество Русский

    26 июня 1986 года в районной газете «Ленінскі сцяг» под рубрикой «Беда соседа – не чужая» была опубликована статья «Советский характер». Её суть такая: с работниками колхоза имени Калинина зашёл разговор о текущих сельскохозяйственных работах, ведь, несмотря на сложившуюся ситуацию, заготовку кормов никто не отменял. Вспомнили первые дни после аварии на ЧАЭС, когда работники хозяйства в числе многих других занимались эвакуацией людей, домашних животных, коров с ферм. Один из участников той беседы почти 30-летней давности – Александр Степанович Бондарь. Сегодня он вспоминает.

    –  На момент аварии мне было 24 года, я уже два года работал в хозяйстве инженером по охране труда и технике безопасности, а в январе 1986-го был избран председателем профсоюзного комитета хозяйства. Это была избирательная должность, ведь только в одном нашем колхозе им. Калинина работало 400 человек.

    Наш колхоз был хорошо обеспечен транспортом, потому, видимо, именно нас в первые дни мая 1986 года и отправили вывозить скот из самой дальней деревни нашего района – Чамков, это колхоз «Новая жизнь». Ввосьмером – я, а также Николай Мякотников, Михаил Чекан, Владимир Шкут, Александр Шлёг, Леонид Токарский, Василий Каледа, Василий Шлёг, поехали на 7 машинах, меня назначили главным. По дороге туда остановились на горке посмотреть, как над ЧАЭС кружат вертолёты. Конечно, всего масштаба трагедии мы тогда не знали.

    Первым, кого увидел по приезду в Чамков, был редактор районной газеты А.А. Сакун, он ходил с дозиметром и измерял радиационный фон.

    Приехали часов в 12 дня, машинами стали возле фермы, перекрыв животным выход из сарая, чтобы они не разбрелись, и по эстакаде загоняли коров в кузова. Всё делали сами: отвязывали коров, которые тогда находились на привязном содержании, загружали. Например, в ГАЗ-53 помещалось 7 коров, в ЗИЛ-130В – 17-19 коров. В первый обратный рейс смогли отправиться только в шесть часов вечера.

    Вывозили скот на Майдан совхоза «Стреличево», там уже обустраивали кошары строители из разных хозяйств, в том числе и из нашего. Затем возвращались назад, и ночью уже при свете фар грузили следующую партию. Телят отдельной машиной вывозили в совхоз «Великоборский». И ехали обратно.

    Машины, которые были задействованы на отвозке, в город не впускали. Так мы работали и в последующие сутки в деревнях Уласы, Радин, Новый Радин. Сначала колхозный скот грузили, а затем людской. Сколько было слёз пролито хозяйками, не передать словами. Людям выписывали документы, что скот сдан государству, чтобы потом можно было получить деньги.

    Телефонов сотовых тогда не было, семьям все три дня о себе сообщить не могли. Они за нас очень переживали. Домой удалось попасть только на третьи сутки ночью. Всю одежду, в которой был, сжёг во дворе.

    Потом начались обычные трудовые будни. Жену с дочерью вывезли в санаторий в Витебскую область, за три месяца увиделись с ними только единожды. А я работал – начиналась заготовка кормов, нужно было распределять технику, людей, которых, кстати, очень сильно не хватало. Словом, несмотря ни на что жизнь шла своим чередом.

    Спустя 30 лет из 8 человек, с которыми тогда работали на эвакуации, в живых осталось только четверо.