14 Ноября, 2018 Среда

Что в сухом остатке?

  • Полина Конога 20 апреля, 2018 в 12:44
    0

    Дружба дружбой, а молоко врозь. Наверное, так можно было бы обозначить напряженность, которая вот уже несколько месяцев витает между белорусским и российским министерствами сельского хозяйства. Сегодня в Москве должна состояться рабочая встреча министров Леонида Зайца и Александра Ткачева. Главная тема переговоров — поставки нашей молочки. Рано или поздно дебаты закончатся очередным консенсусом. Не первый раз перебраниваемся. Возможно, хоть на этот раз чиновники двух стран погрузятся в проблему с головой, чтобы донырнуть до источника всех разногласий. 

    Последним яблоком раздора стало сухое обезжиренное молоко. СОМ сокращенно. В прошлом году Беларусь стала пятой в мире по его экспорту: 109 тысяч тонн отправили за рубеж. Но России достались крохи — каких-то 15 тысяч тонн. Дробинка для огромного спроса большой страны. Но он оказался перенасыщенным. Ибо сухого сырья закупили в прошлом году со всех сторон. И завалили им склады под завязку. Как-то не подумали о своих молочных производителях, которые оказались никому не нужны. Сейчас Минсельхоз России лоббирует ограничение количества поставщиков из нашей страны до одной компании. Параллельно мечтает запретить использовать сухое сырье в производстве сыра. А белорусским молочникам благородно посоветовали искать новые рынки сбыта.

    А в Минске тем временем собрались эксперты на IV экспортный форум «Беларусь молочная». Тут-то и выяснилось: российские проблемы не дело белорусских рук. Корень — в конъюнктуре мирового рынка. Дополнительные сложности создает и российский техрегламент. 

    Директор Центра изучения молочного рынка (Россия) Михаил Мищенко чуть ли не извиняется: к сложившимся на российском рынке молочным проблемам Беларусь отношения не имеет. Глобальное перепроизводство за последние годы привело к тому, что впервые за двадцать пять лет в закромах мировых производителей остались беспрецедентные запасы СОМ — около 400 тысяч тонн в Европе и еще 165 тысяч тонн в США. Драматическая ситуация, в которой оказались европейские переработчики, пытающиеся хоть как-то продать излишки, бумерангом задела Беларусь и Россию. К основным «врагам» российского рынка, которые автоматически сказываются и на наших производителях, эксперт относит прежде всего действующий у соседей техрегламент «О безопасности молока и молочной продукции». 

    Документ допускает наличие «молокосодержащих продуктов с заменителем молочного жира» и полностью размывает понятия между натуральным и фальсифицированным сыром или йогуртом. В результате доля дешевого фальсификата на российских полках выросла до 3 млн тонн в пересчете на сырье. Если убрать из регламента все немолочные продукты,  освободившееся место в сетях могла бы занять белорусская молочка. «Не нужно говорить, что нам нечего есть будет! У нас есть Беларусь», — резюмирует Михаил Мищенко. 

    Исполнительный директор Российского союза предприятий молочной отрасли Людмила Маницкая предлагает не делить рынок и помнить, что в Союзном государстве он все-таки единый. И не надо какие-то объективные сложности превращать в молочный кризис. Лучше спокойно разобраться в проблемах. Например, ввести единую информационно-аналитическую систему и систему прослеживаемости продуктов животноводства (как российский «Меркурий»). И многие споры испарятся: «электроника» четко отследит качество и количество «прысмакаў», перевозимых через белорусско-российскую границу. Удалось бы поставить и жирный крест на контрабанде и фальсификате.

    Так или иначе, сегодня двум сторонам нужен диалог. Пока общий язык находят с трудом. Совместная коллегия двух аграрных ведомств не проводилась в прошлом году, нет конкретных договоренностей и на ближайшее время. Очевидно, что ставить решение темы на паузу — невыгодная позиция. Возможно, встреча в Москве главных аграриев двух стран растопит молочный лед. 

    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)