23 Февраля, 2018 Пятница

Осужденный за наркотики рассказал свою историю журналисту

  • 17 января 2018 Происшествия Русский 0

    Когда в душный день 13 июля 2016 года в Витебске задержали торговца спайсами Кирилла Лобырева, он по–настоящему испугался. Ведь дел успел натворить немало, а расплата наступила гораздо быстрее, чем рассчитывал. Чуть раньше задержали и курьера группировки, пытавшейся распространять наркотики на «Славянском базаре», — Александра Логвиненко. Сейчас они отбывают заслуженное наказание. Журналист «СБ» встретилась с одним из этих дельцов в местах лишения свободы.

    Сначала предыстория. Начальник управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД Витебского облисполкома Сергей Зубец рассказывает, что всего по этому делу только на Витебщине арестовали 16 человек. Все они попали на скамью подсудимых. Сроки, которые им предстоит провести за решеткой, — от 8 до 14 лет. Лобыреву суд дал 12 лет. Обыск в его квартире закончился тем, что милиционеры обнаружили 1,5 кило особо опасного психотропного вещества, в том числе около килограмма реагента. На выходе из него получилось бы 30 — 40 килограммов спайсов. 25–летний житель областного центра прекрасно знал, куда пристроит «дизайнерский» дурман. Милиционерам он признался и в том, что в деревне Осиповщина Витебского района ждет своего часа настоящая наркотическая «бомба» весом под два килограмма. Крупную закладку должны были забрать, чтобы позже расфасовать на более мелкие партии, два проверенных курьера. В итоге забрали их самих.

    Зубец объясняет схему продажи «зелья» через интернет и уверяет, что милиционеры держат руку на пульсе: едва в сети мелькнет очередной магазин–спрут, предлагающий так называемые «дизайнерские» наркотики (спайсы, миксы, соли и т.п.), его тут же берут в разработку. Организатор преступной торговли (дилер) всегда в тени, нередко за границей. Он подбирает никак не связанных и обычно не знающих друг друга членов «команды». Доверенных лиц, которые из–за рубежа завозят наркотические вещества в Беларусь. Раскладчиков, которые фасуют товар. Последнее перед покупателем звено — закладчики. Покупатель получает от дилера сигнал — куда закладчик «забросил» его оплаченную смертоносную покупку. Таким закладчиком был и Логвиненко, которого задержала группа оперативников, заручившись подмогой минских омоновцев, дежуривших на охране «Славянского базара». 26–летний парень настойчиво повторял, что он всего лишь мелкая сошка:

    — Я курьер, обычный курьер. Есть продавец и покупатель, а я просто делаю свою работу: доставляю по адресу.

    Пойманный с поличным — с 11 свертками психотропов (3 таких же свертка нашли в местах закладок), — он словно не понимал, что сделал нечто за гранью дозволенного. Когда узнал, что является звеном преступной группы, недоумевал. На первый взгляд искренне. Мол, это просто способ зарабатывания денег: не хотел никому навредить. Теперь он тоже отбывает 12–летний срок.

    Первое время в Витебском СИЗО Логвиненко казалось, что происходящее — это сон. 15 заседаний суда по его делу прошли тоже как в тумане. Приходили мама, отец, крестная. И друг — единственный, который не отвернулся от него после ареста. Всего четыре человека остались у него в этом мире, кроме сокамерников. Пишут письма, звонят, когда разрешено. В телефонных разговорах он больше слушает, чем говорит, — новости могут быть только в жизни, а в тюрьме новостей нет. Мама один раз уже приезжала на краткое свидание, теперь Саша ждет ее лишь весной. Мне Логвиненко рассказывает:

    — Каждый из закладчиков думает, что это дурачков арестовывают, а меня пронесет, я же умный. И мы тоже так думали до последнего момента... Теперь знаю, что ни одна минута, проведенная здесь, в тюрьме, не стоит ни наркотической эйфории, ни тех злополучных денег, которые удалось заработать. Но это знание слишком дорогой ценой мне досталось.

    Он много раз давал себе слово остановиться. И когда понял, что употребление «скорости», как называют в обиходе синтетический наркотик «Альфа–PVP», истощает организм. И когда в криминальной хронике читал об арестах очередной партии распространителей. Но хотелось, говорит, накопить денег на покупку квартиры.

    — Мой напарник, точнее, подельник, похудел на 9 килограммов, когда мы, получая шальные деньги за распространение наркотика, зачастили с его употреблением. За сутки под «скоростью» можно три килограмма сбросить. Дозу принимали через каждые пять дней. Чаще деньги не позволяли, да и организм начал сбои давать. Надо было витаминами подпитываться. Нервным стал, маме мог огрызнуться. С отцом стал реже общаться, разговаривать по душам, потому что «на выходе» после употребления вообще разговаривать не хочется.

    Впервые «скорость» Саша попробовал из любопытства. Ему было 24. Приобрел дозу в таком же интернет–магазине спайсов, где позже стал распространителем. Что уж говорить о несмышленых подростках, когда взрослый парень с высшим образованием, никогда не интересовавшийся наркотой, не смог спрыгнуть с подножки этого едущего в никуда вагона.

    Работы было много, приходилось делать десятки закладок в день. За две недели до ареста даже уволился с основной работы, чтобы успевать разносить по тайникам свертки. И в криминальной хронике он проходил как «безработный житель Витебска».

    — Могла ли что–нибудь сделать мама, когда нашла сверток с порошком и у нее возникли подозрения? Уже нет. Я ей рассказал какую–то небылицу, чтобы успокоить. Я был взрослый и не видел никакой опасности. И уже сам теперь отвечаю за свои действия. Вот в подростковом возрасте родители еще имеют влияние на детей. Тогда обязательно надо бить тревогу и вытягивать человека. Хотя мне известен только один случай, когда родители, уже отчаявшись, отправили сына на принудительное лечение. И это помогло — парень бросил наркоту.

    Я попросила еще подумать, какие пути избавления от пагубной привычки он видит. Поразмыслив, Саша все–таки нашел тот якорь, который мог бы его спасти. Единственное, что в состоянии перевесить вкус шальных денег и кайфа, это любимый человек, ради которого мог бы жить и за жизнь которого отвечать. С единственной девушкой, которую любил, расстался гораздо раньше, когда еще не помышлял о наркотиках. После учебы в Витебской ветеринарной академии Саша работал на заводе медпрепаратов, да еще и подрабатывать старался. Это, говорит, была студенческая любовь. А другую встретить не успел.

    После ареста из жизни ушло все: деньги, друзья, мечты. Сейчас у заключенного Логвиненко много времени, чтобы пожалеть о том, что не сделано. Больше всего жалко несовершенных поступков, которые могли направить его жизнь по абсолютно иному сценарию. И маминых горьких слез, мысли о которых теперь камнем лежат на душе.

    — Я рос обычным витебским парнем в благополучной семье, никогда не терпел лишений. Так же, как и я, глупо и банально, пытаются разрушить свою жизнь сотни парней и девушек. Я уверен, что у каждого возникают сомнения, желание выскочить из этой трясины. Этих ребят — закладчиков и фасовщиков — закон сейчас надолго отправляет в тюрьму. Но на смену приходят другие. Для наркодельцов это просто «пушечное мясо», которое приносится в жертву ради баснословных прибылей. Если после моих слов хоть один человек остановится раньше, чем наркотики раскромсают его судьбу, появится хоть какой–то смысл в моем нынешнем существовании.

    Автор: Диана ГАРАНИНОВА, Анна НАУМОВАСБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)