24 Марта, 2019 Воскресенье

Широкое сотрудничество – в общих интересах

  • 06 марта 2019 Политика 0

    Все векторы взаимодействия с партнерами обсуждены на совещании у Президента

    Принцип многовекторности белорусской внешней политики общеизвестен и незыблем. Мы стремимся выстраивать ровные отношения со всеми конструктивно настроенными государствами и интеграционными объединениями. Разумеется, есть здесь место и для объективно установившихся приоритетов. Не подвергается сомнению то, что самый близкий для Беларуси союзник и партнер — Российская Федерация. Но и западное направление второстепенным никак не назовешь. Особенно если учесть, что объем товарооборота с Европейским союзом у нас почти уже сравнялся с российским. Поэтому важно разумно сбалансировать все векторы взаимодействия при непременном условии соблюдения наших национальных интересов. Об этом шла речь на совещании у Президента по вопросам участия нашей страны в интеграционных структурах, сотрудничества с европейскими организациями. Начиная разговор, Александр Лукашенко отметил стратегическое значение темы для государства:
     
    — В наши дни ни одна страна, даже такие супердержавы, как США, Китай, Индия, да и Россия, не в состоянии обеспечивать своe устойчивое развитие самостоятельно, изолированно друг от друга и от всего мира. В этом мире, в том числе в Европе, на евразийском пространстве, существует целый ряд различных объединительных инициатив, которые призваны способствовать экономическому развитию, обеспечению безопасности и гарантировать сохранение жизненного уровня граждан. Во многих из них мы участвуем, с иными сотрудничаем. Но как? Насколько это выгодно для белорусского народа?

    Президент кратко проанализировал основные векторы нашего взаимодействия с партнерами. Главный из них, здесь других вариантов быть не может, российский. Но при всей продвинутости отношений проблемных моментов тут все же немало. Президент:

    — У Беларуси с Россией исторически сложилось самое широкое поле для взаимодействия. Но вследствие этого — и значительный набор постоянно возникающих вопросов, которые необходимо обсуждать и решать. Поле огромное, масштаб взаимодействия колоссальный, но, естественно, и вопросы есть, и их немало. Самые актуальные проблемы находятся сегодня в экономической сфере. Других проблем практически не существует.

    На слуху недавние высказывания представителей российского руководства о необходимости некоего нового уровня нашей интеграции. То есть можно считать, что партнеры нам предлагают в какой-то степени новые подходы к движению на сближение. Минск к таким инициативам абсолютно восприимчив:

    — Мы к этому готовы. На уровне правительств созданы группы для подготовки предложений о дальнейшем развитии объединительных процессов в рамках «двойки». Надо еще раз посмотреть сегодня, каковы итоги этой работы? Есть ли они вообще? Нам нужно ещe раз проанализировать, где есть неиспользованные ресурсы, которые можно задействовать.

    Президент особо подчеркнул, что Беларусь сохраняет абсолютную приверженность идее союзного строительства:

    — Я хочу, чтобы это прежде всего услышали наши сторонники и оппоненты в Российской Федерации. При этом основной принцип данного проекта — равные условия для наших сограждан и субъектов хозяйствования. На иных других принципах союз невозможен. И этот принцип равных условий должен неукоснительно соблюдаться. Постулат суверенитета также остаeтся для Беларуси незыблемым.

    Будем откровенны: в белорусско-российском диалоге случаются и острые периоды. Это объяснимо. Где идет большая совместная работа, сложно избежать рабочих разночтений в понимании тех или иных процессов. Здесь истину надлежит искать в конструктивных переговорах. И что уж точно не добавляет взаимопонимания, так это откровенные фейки и намеренное передергивание фактов. А именно это вдруг отчетливо проявилось после недавнего «Большого разговора с Президентом». Александр Лукашенко уточнил:

    — Тенденциозное изложение, попытка вырвать из контекста высказываний, прежде всего моих, отдельные фразы и интерпретировать так, как кому-то хочется в Российской Федерации.

    Президент привел конкретные примеры:

    — «Лукашенко согласился на введение единого рубля Беларуси и России». Слушайте, чтобы соглашаться на что-то, надо, чтобы тебе что-то предложили. Если тебе предложили единый рубль, тогда ты можешь или соглашаться, или отвергать это. Ни мне, ни Беларуси этого никто не предлагал. Я просто, отвечая на вопросы журналистов, размышлял и отвечал им, что если такой вопрос встанет, белорусы абсолютно не против единого рубля. Не надо ни талер, ни еще что-то. У нас рубль. Так называется наша валюта. Вопрос не в этом. Вопрос, как регулировать будем процессы на валютно-финансовых рынках? Что за эмиссионный центр? Где он будет располагаться — не важно. Важно, какие функции он будет выполнять. Это были мои рассуждения.

    Александр Лукашенко обращает внимание на то, что до принятия решения о введении единого рубля необходимо пройти определенный логичный путь к сближению денежных, платежных систем. Но для этого необходима воля с обеих сторон:

    — Сегодня почти 80 процентов нашей торговли с Россией осуществляется в российских рублях. Я недавно Президенту (России. — Прим. ред.) сказал: прежде чем бросаться на что-то большое, давайте перейдем на 100 процентов торговли в российских рублях. Вот наше предложение. Если хотите, давайте в белорусских рублях. Но мы предложили в российских. Мы этого не боимся. Но никто на это не идет. Значит, Россия отказывается от торговли с самым близким партнером в российских ­рублях, рассчитывая на твердую валюту… Тогда что тут рассуждать о каком-то едином рубле? Давайте двигаться в этом направлении. Завтра перейдем на российский рубль, послезавтра введем единую валюту. Какой она будет, как будем осуществлять эмиссию, как будем управлять процессами в этом едином нашем рублевом пространстве — садимся за стол, ведем переговоры и договариваемся. Но в основе один принцип — равные условия. Если уж отвечать, то таким образом на этот вопрос.

    Еще один фейк касается вольной трактовки народного мнения об интеграции. После «Большого разговора» ряд российских СМИ запестрел «жареными» заголовками: «Лукашенко: 98% белорусов против объединения с Россией». Президент возмущен такой трактовкой своих слов:

    — Речь о том, если поставить вопрос о включении Беларуси в состав России, то 98, а то и больше процентов проголосуют против категорически. Вопрос об объединении на референдум вынесен вообще не может быть. Потому что он неопределенный, этот вопрос. Что значит объединение? Любой белорус или россиянин посмотрят в бюллетене на этот вопрос и сразу подумают: я и не против объединения, но на каких условиях? Что за объединение? Поэтому никогда подобный вопрос на референдум вынесен быть не может, поскольку он неоднозначен. И ответ на этот вопрос будет неоднозначен.

    Президент делает вывод о причинах и целях такого передергивания фактов:

    — Вот так все переворачивается там в России и начинается какой-то переполох, и в конце концов выходят на главное — это их цель — обвинить Лукашенко, что он торпедирует интеграционные процессы. Да нет! В Беларуси никто не торпедирует интеграционные процессы и прежде всего Лукашенко, потому что это наша жизнь. Если нет интеграции, если нет объединений, в которых мы участвуем и с которыми сотрудничаем, — нет экономики Беларуси. Потому что она экспортно ориентированная. Потому что мы меньше внутри потребляем, чем производим. Мы половину, даже больше половины того, что производим, — продаем. Поэтому для нас интеграция — жизненно необходима. Вот в чем вопрос. Но посмотрите глубже: почему нам со стороны России постоянно подкидывают вопросы типа включения в Россию какой-то губернией, поделить Беларусь на куски и включить в Россию или какой-то непонятный процесс в виде единого рубля и так далее. Почему? Потому что понимают, что мы это в принципе принять не можем. А раз не можем, не примем — тогда и не надо. Вопрос один — они не хотят этой интеграции. Беларусь им как костка в горле — многим политикам в России. Вот в чем вопрос. И не надо нас тут в чем-то обвинять.

    Президент отметил, что многие экономические вопросы из повестки Союзного государства перенесены на площадку ЕАЭС. Но и здесь не без проблем:

    — Многие вопросы мы попытались решить в ЕАЭС: Беларусь, Россия, Казахстан, Армения, Кыргызстан. К сожалению, процесс евразийской интеграции, сегодня уже можно сказать, после того как журналисты мне задавали этот вопрос, вообще процесс евразийской интеграции поворачивается вспять, если уже не повернулся. Мне вновь докладывают о барьерах, препятствиях и ограничениях для наших субъектов хозяйствования. А отсутствие конкретной работы по их устранению прикрывается некоей цифровой повесткой. Перед нашим Евразийским экономическим союзом ставились также другие важные цели — создание общего рынка и равных условий. Может быть, необходимо вернуться к пакетному принципу в решении острых вопросов, а также при устранении барьеров и ограничений? Ответ на этот вопрос важен для будущего евразийской интеграции.

    Александр Лукашенко констатирует, что ключевым рынком для Беларуси остается регион СНГ, где хорошо знают нашу продукцию. Плюс Украина и Грузия, с которыми у нас большой масштаб и объем торговли, добрые отношения. Экономическая составляющая, указывает Президент, является приоритетом работы Правительства. Ведь площадка СНГ для многих постсоветских стран является единственным объединяющим звеном, возможностью хоть как-то выстроить отношения.

    Президент также сделал акцент на важности взаимодействия с партнерами по линии ОДКБ:

    — Если хотите, это важнейшее направление сейчас, где должны быть сосредоточены наши усилия в силу тех тенденций, которые развиваются в военно-политической сфере на планете в целом. Особенно после того, как обе крупнейшие ядерные державы вышли из Договора о нераспространении ракет средней и меньшей дальности. С учетом мировых тенденций востребованность этой организации сомнений не вызывает. Однако в настоящее время возникла нездоровая ситуация в ОДКБ. Возьмите хотя бы обычный вопрос назначения генерального секретаря.

    Беларусь успешно налаживает диалог со своим вторым крупнейшим партнером — Европейским союзом. Растут инвестиции, увеличилось положительное сальдо в торговле, развиваются контакты. Президент отмечает, что минувший год стал рекордным по объему сотрудничества с Европейским инвестиционным банком и Европейским банком реконструкции и развития. Александр Лукашенко напомнил:

    — Кстати, состоялись и в Правительстве, и у меня переговоры с руководством этого банка (ЕБРР. — Прим. ред.), и насколько было проинформировано наше общество, да и все мировое сообщество, которое этим интересуется, мы достигли существенных договоренностей по кредитованию — и не под 9 процентов (!) — важнейших направлений реконструкции, модернизации и строительства новых объектов в Беларуси. Особенно в социальной сфере: вода, мосты, дороги и так далее.

    Президент обращает внимание на все более прагматичный характер «Восточного партнерства»:

    — В нем появляется больше интересных для нашей страны проектов. И вы знаете, это сотрудничество на Западе сегодня вызывает некую аллергию и истерику порой у нашего главного партнера — Российской Федерации. У отдельных политиков. Спрашивается: чего вы истерите? Нашу продукцию на рынок не пускают, нахлебниками обзывают, выталкивают и давят где только можно. Нам что, спрятаться под плинтус и там сидеть? Так как спрячешься? 10 миллионов человек и страна, которая находится на перекрестке всех дорог. Если перед нами закрывают дверь одну, вторую, третью, мы ищем четвертую, для того чтобы нормально существовало государство. И даже при этом никто нас не может упрекнуть, что мы якобы куда-то повернулись. Нам никуда не надо поворачиваться. Мы в такой ситуации, что нам надо постоянно вертеть головой. Потому что находимся в эпицентре событий. Мы находимся, еще раз повторяю, в центре Европы. Нас окружают соседи. Соседи разные. Одни — члены НАТО, другие не входят в НАТО — члены ОДКБ. И нам надо жить, надо отвечать за 10 миллионов человек. Зачем нам искать счастья за тридевять земель, если бы были нормальные экономические отношения с Россией? Если бы мы могли, как железобетонно договорились в Союзном государстве, в ЕАЭС свободно торговать, перемещать товары, могли перемещаться люди, получать услуги, нас бы не оскорбляли. Зачем нам искать какое-то счастье неизвестно где? Или жить по принципу: тебя не просто по правой щеке ударили, а в морду дали, ты подставь еще раз эту самую морду. Так не будет! Это не по-русски.

    Александр Лукашенко констатирует заметное потепление отношений с ЕС. Но надо двигаться дальше:

    — Брюссель продлил действие пусть символических, но все же ограничительных мер. Ложка дегтя в бочке меда! Они ведь не имеют никакого значения, кроме символического, эти ограничения. Торгуется с нами даже по мелочам Европейский союз, уклоняется от разговора о новом базовом соглашении, до сих пор нет четких юридических рамок взаимодействия.

    При этом Президент обращает внимание на то, что Европейский союз имеет такие соглашения практически со всеми постсоветскими республиками, кроме Беларуси:

    — Кстати, Россия очень продвинута в отношениях с Европейским союзом, Америкой и НАТО. И мы за это Россию не упрекаем. Мы ищем в этих соглашениях Россия — НАТО или Россия — Евросоюз свою пользу. Мы не торпедируем, не мешаем, мы — способствуем. Вся торговля идет через нас с Европейским союзом. Точно так и Россия должна поступать, поддерживая нас не на словах, а на деле.

    Ближайшими задачами во взаимодействии с ЕС Александр Лукашенко назвал подписание приоритетов партнерства и соглашений по реадмиссии, упрощению визовых процедур. При этом:

    — Европейцы должны понимать, что любые чуждые нашему народу идеи и размены в ущерб национальным интересам для нас абсолютно неприемлемы.

    О взаимодействии с НАТО Президент сказал так:

    — Три государства, граничащие с Беларусью, являются членами Североатлантического альянса, а Украина страстно, яростно стремится туда. Это определенный вызов и питательная среда для конфронтации, особенно в условиях призывов и планов по усилению военного присутствия. Ни нам, ни нашим соседям, уверен, новые разделительные линии не нужны. Поэтому следует налаживать взаимоуважительные отношения с НАТО, которые в конечном итоге укрепляли бы безопасность нашей страны. Мы с ними должны разговаривать. Мы не должны на них смотреть как на врагов.

    Президент призывает активнее преодолевать холод блокового противостояния продвижением идеи «интеграции интеграций»:

    — Уникальное положение на стыке ЕАЭС и Евросоюза обязано приносить Беларуси пользу. В идеале западный и восточный векторы белорусской внешней политики должны уравновешивать друг друга. Сейчас же происходит обратное — подвижки в диалоге с Западом вызывают, как я уже сказал, раздражение в Москве и наоборот. К балансу мы придем только тогда, когда рынок Евросоюза для нас превратится в реальную альтернативу российскому не на бумаге, а на деле, по конкретным результатам.

    В этом контексте не теряет актуальности и вопрос вступления Беларуси в ВТО. Но здесь тоже важен вдумчивый подход:

    — Не надо туда вступать ради того, чтобы вступить. И я не подпишу ни один документ по вступлению в ВТО, пока мне на стол не будут положены конкретные преимущества от этого вступления. В противном случае опять будем через некоторое время рыдать и стонать, как по ЕАЭС.

    Участников совещания Президент призвал детально обсудить все вопросы и выработать по ним конкретные решения:

    — Чтобы дать четкий сигнал нашему обществу, нашим соседям и главным нашим партнерам и братьям в Российской Федерации.

    По ходу совещания заместитель Премьер-министра Игорь Петришенко обратил внимание на важный момент. При всех декларациях о равенстве условий работы субъектов хозяйствования на рынках Беларуси и России на все вопросы отвечает беспристрастная статистика. В прошлом году отрицательное сальдо в нашей взаимной торговле приблизилось к 10 млрд долларов. То есть наши предприятия ровно на столько продали в Россию своей продукции меньше, чем мы купили из союзной страны. Президент указывает на очевидное:

    — По прошлому году мы все равно вышли на положительное сальдо 700 млн долларов. За счет чего мы перекрыли эти 10 миллиардов? За счет торговли с Европейским союзом, прежде всего, и странами в меньшей степени дальней дуги. Вот ответ на вопрос, почему нам надо сотрудничать со всеми, где только можно торговать. И не надо на нас обижаться и в чем-то обвинять. Вот она: арифметика простая. Где будем брать 10 млрд долларов? А нас на рынок не пускают. И когда я посмотрел на торговлю товарами, я удивился. В 10 раз за один прошлый год они увеличили у нас торговлю машиностроением и прочим — реальным сектором экономики. Тем, чем мы занимаемся. То есть мы пустили на рынок конкурентов, а они нас туда не пускают. Как это понимать? Какой здесь союз? Какое здесь единение?

    После совещания Игорь Петришенко, общаясь с журналистами, сообщил, что Правительство сейчас работает над вариантами компенсации отрицательного сальдо в торговле с Россией:

    — Мы сейчас плотно анализируем все те товарные позиции и группы, по которым произошел рост, отрабатываем балансирующие мероприятия, которые позволят нам минимизировать отрицательное сальдо с Россией.

    По мнению вице-премьера, решению проблемы отчасти поспособствует и ввод в эксплуатацию БелАЭС:

    — Я думаю, с учетом запуска в перспективе атомной электростанции у нас будет снижаться доля потребления газа. Собственно, это тоже один из элементов ликвидации отрицательного сальдо.

    В целом Игорь Петришенко отметил важность для Беларуси развития взаимодействия в интеграционных объединениях:

    — Для нашей страны как страны с открытой экономикой очень важно эффективное сотрудничество в интеграционных образованиях. Мы всегда последовательно выступали и выступаем за активную и, самое главное, эффективную реализацию всех тех договоренностей, которые есть в интеграционных образованиях.

    По словам вице-премьера, ключевой вопрос — сотрудничество с Россией в формате Союзного государства. В силу этого на совещании подробно обсуждалась реализация договора о создании Союзного государства:

    — Что удалось решить? Какие вопросы находятся в стадии реализации? Как выработать механизмы для активизации совместной работы и достижения обозначенных целей? Это создание комфортных условий для наших граждан в плане социально-экономического развития двух государств. Мы обсуждали именно всю эту проблематику: как повысить эффективность функционирования институциональных органов, как решить дополнительные вопросы в повестке дня, связанные в первую очередь с эффективным функционированием нашего кооперационного взаимодействия в сфере промышленности, как снять возникающие периодически барьеры с поставками нашей продукции на рынок Российской Федерации.

    Как известно, для обсуждения всех тем взаимодействия с российской и белорусской стороны создана рабочая группа. Ее компетенция — анализ работы по договору о Союзном государстве и определение конкретных направлений углубления интеграции. Этой структуре в полную силу, судя по всему, заработать еще предстоит:

    — Рабочая группа в формализованном виде не собиралась на свое общее заседание. Но отдельные консультации между ее членами как с российской стороны, так и с белорусской проводились. Поэтому все в наших руках, в наших силах. Я думаю, что эта работа будет активизирована в ближайшее время.

    Поинтересовались журналисты у вице-премьера и перспективами решения вопроса о назначении генсека ОДКБ. Ответ получили такой:

    — Мы продолжим в дальнейшем отработку этого вопроса для того, чтобы наконец-то наша военно-политическая организация получила легитимно назначенного генерального секретаря. Глава государства на совещании назвал ситуацию с назначением генсека ОДКБ «нездоровой» и подчеркнул, что ее надо разрешать как можно скорее.

    О ключевых векторах работы на западном направлении журналистам рассказал министр иностранных дел Владимир Макей. В частности, речь идет о подготовке трех соглашений с ЕС: о приоритетах партнерства до 2020 года, реадмиссии и упрощении визового режима:

    — Мы видим возможность скорого завершения работы над этими документами, но наши партнеры тоже должны немножко пошевелиться в этом плане и проявить готовность к их подписанию. Эти документы, с нашей точки зрения, можно было бы подписать хоть завтра. Но, к сожалению, так получается, что из-за позиции одной страны Евросоюз становится заложником политики этой страны. Потому что одна страна переносит какие-то проблемные нюансы в двусторонних отношениях на всю политику Евросоюза.

    Относительно совместных приоритетов Владимир Макей сообщил:

    — Там содержатся неприемлемые для нас на данном этапе требования. Но мы даже и не получили официального ответа от Европейского союза на наши предложения.

    Соглашение об упрощении визовых процедур Минск уже готов подписать, но европейские партнеры увязывают эту процедуру с заключением соглашения о реадмиссии. Но здесь есть нюансы. Этот документ обяжет Беларусь принимать обратно нелегальных мигрантов из различных стран, которые попали в Европейский союз через нашу территорию. Разумеется, это стоит денег. В том числе и в плане возвращения мигрантов в государства, гражданами которых они являются. Поэтому сейчас прорабатывается вопрос компенсации затрат на депортацию:

    — Мы сейчас работаем над конкретным документом, который носил бы юридически обязывающий характер для всех участвующих сторон — Беларуси и Европейского союза — и который позволял бы привлечь внешнее финансирование на проблемы возврата нелегальных мигрантов из Беларуси в страны их проживания.

    Министр особо подчеркнул, что документы, заключаемые с ЕС, не противоречат национальным интересам Беларуси:

    — Мы должны четко понимать, что они не нанесут никакого ущерба ни Республике Беларусь, ни нашему обществу и не нарушат стабильность, спокойствие и мир в нашем регионе.

    Относительно присоединения Беларуси к ВТО Владимир Макей высказал суждение, что этот процесс реально завершить за год:

    — Мы предыдущие лет десять фактически не работали в этом направлении, а за два последних года подписали десять протоколов с различными государствами. Эти протоколы позволяют нам дальше проводить работу по вступлению в ВТО. Остались еще шесть стран, с которыми мы должны подписать протоколы. Думаю, в течение года эта работа будет завершена.

    Разумеется, процесс вступления во Всемирную торговую организацию не должен быть самоцелью. На этом глава МИД сделал особый акцент:

    — Мы должны четко понимать, что чаша весов с нашими выигрышем, дивидендами должна быть тяжелее. Поэтому в ближайшее время состоится обсуждение этого вопроса, связанного с нашим вступлением в ВТО, в Правительстве. Затем наша позиция будет доложена Главе государства. Мы торопиться не будем, но понимаем, что Всемирная торговая организация не находится на грани распада, как кто-то хочет представить. Наоборот, те действия, которые предпринимают США и некоторые другие страны по ужесточению правил деятельности этой организации, свидетельствуют о том, что в перспективе организация будет иметь более жесткое влияние на внешнюю мировую торговлю. Мы будем тщательно взвешивать все за и против. И решения будут приниматься, конечно же, Главой государства после того, как ему будет объективно доложено о конкретных преимуществах, связанных с нашим вступлением в эту организацию… Президент четко сказал, что наши отношения и с Востоком, и с Западом, и с Севером, и с Югом должны быть абсолютно сбалансированными. Только тогда наше государство сможет выстоять в сложные периоды каких-то возможных финансово-экономических потрясений.

    КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

    Сергей Кизима, доктор политических наук:

    — Организация Договора о коллективной безопасности как единственная военная сила на постсоветском пространстве точно не несет нам никакого вреда. Более того, это очень важный фактор национальной безопасности для нашей страны. Особенно с учетом того, что рушатся прежние механизмы безопасности, усиливается информационное противоборство на мировой арене. К сожалению, такие моменты, когда на протяжении нескольких месяцев не получается назначить генерального секретаря ОДКБ, не идут ей на пользу и требуют скорейшего разрешения. Будем надеяться, что в перспективе в рамках ОДКБ удастся достичь более высокой степени военной интеграции, при которой подобные сбои будут в принципе невозможны, и организация станет мощным гарантом безопасности для всех ее участников. 

    Что касается НАТО, то это объективная реальность вокруг Беларуси. Это мощнейший военно-политический блок на планете, который декларирует свои интересы по всему миру. Конечно, усиление военного присутствия альянса в Восточной Европе не внушает оптимизма. Но Беларусь не ведет себя так, чтобы стать мишенью для НАТО, и не планирует этого делать. Учитывая нашу многовекторную внешнюю политику, надо стараться налаживать хорошие отношения с этой организацией, делать все, чтобы у нее не было с нами конфликтов. Но при этом нельзя забывать о том, что безопасность Беларуси прежде всего обеспечена интеграцией на постсоветском пространстве. 

    Петр Петровский, политический аналитик: 

    — Президент дал достаточно скептическую оценку Евразийскому экономическому союзу. Это связано с темпами интеграции и выполнением условий договора о создании ЕАЭС. Каждая страна-участница при его подписании взяла на себя обязательства идти на некоторые уступки и взамен получать какие-либо выгоды. К 2025 году планируется полностью обеспечить свободу перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала, что должно привести к равенству всех производителей от Минска до Бишкека. Беларусь, подписав этот договор, пошла на уступки по рынкам лекарств, легковых автомобилей, распределению таможенных пошлин. От этого государственный бюджет ежегодно теряет деньги. Минск вошел в положение России и согласился, что единый рынок энергоносителей будет сформирован самым последним, только в 2025 году, что стало еще одной уступкой с нашей стороны. В ответ Беларусь справедливо ожидает равных цен на энергоносители и беспрепятственный доступ белорусских товаров на рынки стран — участниц ЕАЭС. Но пока большого прогресса в этом вопросе мы не наблюдаем. 

    Дмитрий Береснев, заведующий сектором исследований проблем внешней торговли Института экономики Национальной академии наук: 

    — Имея открытую экономику и продавая за рубеж около 70 процентов всех товаров и услуг, наша страна крайне заинтересована в преференциальном доступе на внешние рынки. Поэтому мы не можем игнорировать вступление в ВТО. Тем более что наши партнеры по Евразийскому экономическому союзу уже там. Предприятия, чья продукция сориентирована на внутренний белорусский рынок, могут столкнуться с более жесткой конкуренцией со стороны зарубежных коллег. Для сглаживания возможных негативных последствий от вступления в ВТО Беларусь должна добиться преференций для уязвимых отраслей экономики. Безусловно, и сами руководители предприятий должны учиться жить по-новому, больше и выгоднее продавать, получать прибыль. Хочешь научиться плавать — надо лезть в воду. В этом смысле очень кстати пришелся указ Президента, ограничивающий господдержку субъектам хозяйствования. Деньги должны получать только эффективные производства под конкретные проекты.

    Вадим Боровик, политолог:

    — Касательно же того, что нас обвиняют в излишней осторожности, в проведении аккуратной и взвешенной внешней политики, — это делается лишь потому, что крайне высока цена ошибки. Это мы хорошо видим на примере Украины, которую раздирали, тянули на Восток и на Запад. В результате стабильность там разорвали, уже имеются десятки тысяч погибших, а число беженцев и мигрантов можно исчислять миллионом. Нам такая ситуация не нужна, мы должны выстраивать добрососедские отношения со всеми партнерами, учитывать стратегический характер союзнических отношений, но при этом разговаривать в качестве равноправных партнеров. Беларусь идет по пути союзного строительства, однако решения будет принимать с учетом интересов белорусского народа. И мнений белорусского народа. 

    Евгений Прейгерман, руководитель экспертной инициативы «Минский диалог»: 

    — Говоря о «Восточном партнерстве», в последнее время ставка делается на конкретные практические проекты — так называемые 20 целей, которые нужно реализовать до 2020 года. Это, к слову, соответствует изначальной позиции Беларуси о том, что акцент нужно делать на практико-ориентированные проекты. В целом такое сотрудничество может быть реализовано как на национальном уровне, так и на трансграничном. Что касается подписания ряда соглашений с ЕС, то пока этот вопрос затягивается. Но, на мой взгляд, вероятность того, что уже в этом году данные соглашения будут подписаны, достаточно высока.

    kryat@sb.by 

    Фото БЕЛТА.
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)