26 Сентября, 2017 Вторник

На честном слове

  • 01 сентября 2017 Общество Русский 0

    Сергей Логвиненко вместе с женой Натальей воспитывают пятерых детей — трех девочек (Любомиру, Есению и Алесю Милодару) и двух мальчиков (Рогнеда и Алая Яснодара). Старшему сыну уже 14 лет, младшему — всего годик.

    — У нас с Наташей студенческая любовь. Учились на одном факультете в университете, на последнем курсе поженились, — рассказывает собеседник.

    Рождение первенца молодая семья решила не откладывать, он появился на свет уже через год пос­ле свадьбы.

    — Жена всегда говорила, что хочет троих. Я согласился, — делится Сергей. — Но, если честно, преж­де чем стать папой троих детей, размышлял очень долго. Четвертый ребенок пугал больше всего, а вот пятый уже нет. Наверное, потому что перешел определенный Рубикон. Сейчас не исключаю, что когда-нибудь появится и шестой.

    — Как узнали, что впервые станете папой?

    — Не как в кино, когда жена с улыбкой сообщает во время романтического ужина: о, дорогой, у нас будет прибавление. Был рядом, когда жена делала тест на беременность. Какие эмоции испытал? Тревогу и радость одно­вре­мен­но. Как ни крути, начинается новый этап в жизни. Мы с женой сторонники партнерских родов, присутствовал при появлении на свет всех своих детей. Рож­дение ребенка, пожалуй, самое важное событие в моей жизни. А если учесть, что их было пять, то я вообще очень счастливый человек. Мне было безумно интересно находиться рядом со своими маленькими детьми: ходить с ними на прогулку, наблюдать, как они познают мир, смотреть, что у них получается, а что дается с трудом. Нравилось учиться понимать младенческий язык, в котором прак­ти­чес­ки нет слов — лишь звуки, эмоции, мимика. Улавливать настроение малыша — хорошо ему или плохо, хочет он побыть рядом с мамой или папой. Вообще здорово, когда в семье есть ребенок младше 5 лет. Тогда жизнь в доме постоянно бурлит, она настоящая, по-детски непосредственная.

    — Излюбленный вопрос, который задают многодетным родителям: как удается прокормить столько детей?

    — Не стану лукавить: конечно, иногда денег не хватает. Но такой связи, мол, средств мало, потому что много детей, никогда не существовало. Если в семье и ощущается нехватка финансов, то это скорее потому, что слишком много идей, которые мы с женой пытаемся реализовывать, все они требуют финансовых вложений. К примеру, сейчас Наталья занята разработкой проекта дополнительного образования для детей и взрослых, в который, кстати, вовлечены все наши ребята. Для меня ответственность заключается не столько в том, чтобы прокормить, а в том, чтобы правильно воспитать детей. Ведь не всегда получается так, как планируешь.

    — А что вы вкладываете в слова «правильно воспитать»?

    — Наверное, прежде всего хотелось бы, чтобы дети вы­рос­ли добрыми и ответственными. Сложно найти баланс между тем, где предоставить ребенку свободу, а где поставить его в определенные рамки. Пожалуй, самое трудное — воспитать в ребенке внутреннюю мотивацию к чему-то, сделать так, чтобы со временем его желание совпало с родительским. Важно, чтобы дети придерживались какой-то линии поведения не из-за страха перед мамой или с оглядкой на присутствующего папу, который в случае чего погрозит пальчиком, а потому, что они делают осознанный выбор.

    — Ребенок и деньги — тема болезненная для многих родителей. Сколько давать на карманные расходы, когда начинать это делать, на какие цели выделять финансы?

     — Важно научить детей распоряжаться деньгами, планировать бюджет, чтобы они приносили из магазина то, что действительно нужно, а не то, что подвернулось под руку. Я убежден, что уже с 14 лет ребенок в состоянии покупать себе все сам, в том числе одежду и ­обувь. Безусловно, он может прийти к родителям посоветоваться, но выбор в любом случае должен делать подросток. Когда мы даем детям деньги, это вовсе не значит, что они тратят всю сумму исключительно на себя. Стараемся, чтобы они участвовали в общих тратах. К примеру, один покупает молоко, другой — хлеб, третий приносит что-то к чаю. Рог­нед, которому 14 лет, уже подрабатывает — присматривает за детьми знакомых. Не стесняется, что он — няня. Возможно, потому что есть пример отца, который проводит много времени с детьми. Когда навещали сына в лагере, он в первую очередь подбегал к своему маленькому братику, брал его на руки и шел к друзьям. Показывал, какой он крутой, что может справиться с малышом.

    — Когда сын или дочка не оправдывают ваши ожидания, как поступаете?

    — Не говорим ребенку, что он плохой. Стараемся разобраться, почему так произошло. Проще всего включить родителя и накричать. Хотя и такое бывает. Потом остываю и честно говорю: извините, сорвался. Дети знают, что папа редко, но может и приврать, к примеру сказать маме, что уже выехали, а на самом деле еще только пакуем сумки. В таких случаях ребята улыбаются и журят меня. Признаюсь, мне стыдно. Главное — честно делиться своими чувствами. Основная задача папы — показать ребенку мир, ведь он проводник маленького человека в общество. Рассказать сыну, как мужчины отдыхают и развлекаются, как несут ответственность, наводят порядок не только в инструментах, но и в своей голове. Дочке — каким может быть партнер в ее жизни.

    — Вы строгий папа?

    — Скорее да. Хотя четырехлетняя Алеся своим друзьям из детского садика любит повторять: «Ты не бойся моего папу, он добрый». Возможно, ей виднее.

    — Сейчас много спорят о том, существует ли отцовский инстинкт…

    — А что такое материнский инстинкт? Я вот до сих пор четко ответить на этот вопрос не могу. Просто родители любят своих детей, вот и все. Мой работодатель находится в Северной Ирландии. В силу того что профессия позволяет работать удаленно, удается много времени проводить с детьми. Мы строим с каждым из них планы. Мечтаем вместе, кем они хотят стать и что для этого нужно предпринять. Любим ходить всей семьей кататься на лошадях, плавать, заниматься йогой. Все дети обожают наши семейные вечера. Они, как правило, тематические. Бывают литературные, посвященные какому-то произведению. Тогда обсуждаем героев, проигрываем отдельные сцены. Бывает, просто читаем стихи. В иной раз рас­суж­даем, что такое экстрасенсорика и даже пытаемся развить в себе такие способности. Планируем бюджет, разговариваем о фишках программирования. Старший сын, Рогнед, мне активно помогает в разработке компьютерных игр, в том числе по книгам его любимых Стругацких. Можем потратить целый вечер на то, чтобы составить план на весь год. А потом решаем, как его воплотить в жизнь. Наконец, просто готовим какое-то необычное блюдо. Для детей такой совместный досуг превращается в настоящее кулинарное шоу.

    — Детские «почему» и «зачем» бесконечны. Бывали ситуации, когда вопросы ставили вас в тупик?

    — Всегда удивительно, когда маленькие рассуждают о смерти. Стараемся с женой ничего не замалчивать, как можно доступнее все разъяснять. Говорим и о сексе. С дочками беседует мама, с сыновьями — папа. Мы больше рассуждаем о духовной составляющей секса, рассказываем, как люди влюбляются, почему им нравится быть вместе, как возникает эмоциональная близость, вплоть до того, что мужчина и женщина хотят друг перед другом обнажиться. Разговоры про это — прежде всего беседы про отношения, а не про удовлетворение похоти. И только потом про физиологию, про то, как получается у мальчиков и как происходит у девочек.

    Автор: Светлана ЛОЦМАНОВА,Минский курьер
    Теги: 

Комментарии (0)