19 Ноября, 2017 Воскресенье

Посадочная полоса

  • 20 октября 2017 Общество Русский 0

    Особенности и перспективы озеленения Минска обсудили за круглым столом в редакции «Минского курьера» специалисты «Минскзеленстроя», экологи, ученые

    Парки

    Корр.: В нынешнем году Мингорисполком принял программу развития парков до 2020 года. Игорь Анатольевич, расскажите, пожалуйста, какие зоны отдыха в городе должны преобразиться в ближайшее время.

    Игорь Кушнеревич (далее — И. К.): Речь идет как о создании новых, так и о реконструкции старых зеленых зон. Каждая районная администрация предложила минимум 2 объекта для благо­устрой­ства. Плюс наши основные парки. В нынешнем году разрабатываем проектную документацию, а в следующем будем выполнять реконструкцию парка имени М. Павлова, продолжим строительство парка имени Уго Чавеса. К сожалению, иногда за созданием нового мы забываем про старое. Пример — парки имени М. Горького и Челюскинцев. Даже по ограждениям и виду входных групп видно, что им требуется обновление. На будущий год запланировали их ремонт. Ценно, что сейчас есть понимание важности развития зеленых зон со стороны руководства города, комитета архитектуры и градостроительства, финансистов. Городские власти настроены на то, что Минск может позволить себе приводить в надлежащее состояние по 3-4 парка в год. Нас всегда поддерживают в создании новых форм озеленения, в закупке современной техники, которая обеспечивает более качественный уход за зелеными зонами.

    Помимо строительства и реконструкции мы стараемся без серьез­ных финансовых вложений создавать в существующих парках и скверах столицы места притяжения. Например, в парках «Уручье», Дружбы народов и в других зеленых зонах уже появились новые детские игровые комплексы, и туда сразу потянулись люди. В ближайшее время установим комплекс «Фрегат» в парке Победы. Во время месячников по благо­устройст­ву и озеленению в октябре и апреле проводим многочисленные акции по уборке территории и посадке зеленых насаждений в парках и скверах с привлечением горожан.

    Ирина Вознячук (далее — И. В.): Вы упомянули парк имени М. Горького. В нем есть насаждения, которым больше 200 лет. Я убеждена в том, что их нужно сохранять. Ведь это своего рода наследие, как и памятники архитектуры. Конечно, старые деревья требуют особого ухода. Но нельзя их сносить только из-за возраста. Просто нужно определить статус парка как старинного, предупреждать посетителей, что при неблагоприятных погодных условиях следует покидать зеленую зону, потому что деревья могут упасть.

    Анжелика Пузанкова (далее — А. П.): Важно понимать, что озеленители не удаляют деревья без причин. Прежде чем принять такое решение, проводится обследование, приглашаются специалисты, в том числе из академии наук, которые оценивают состояние того или иного насаждения, после чего сносятся аварийные. Парк — это место общего пользования, там гуляют люди. Их безопасность важна, и лучше свое­временно удалить дерево, которое несет угрозу, чем ждать, когда оно рухнет. Есть примеры, как в том же парке имени М. Горького общественность спасла старые насаждения от сноса, а после эти деревья все равно упали.

    На обслуживании предприятий зеленого хозяйства столицы находятся приблизительно 900 тысяч деревьев. С начала года «Минскзеленстроем» посажены 42 тысячи деревьев, снесены 3 750 сухих, больных и сломанных ураганами. По статистике, в Минске приживаются 92 % насаждений. В парках приживаемость — 100 %, вдоль дорог, естественно, ниже.

    Корр.: В последнее время известий о падениях деревьев в городе очень много. С чем это связано?

    А. П.: Причины разные. Иногда падают аварийные деревья, которые не были своевременно удалены. Но не стоит забывать, что климатические условия тоже изменились. Сильный ветер может повалить и здоровые, но большие деревья. Такие примеры были в августе в том же Лошицком парке.

    Корр.: Каменную Горку часто называют каменными джунглями в том числе из-за нехватки зеленых насаждений. Согласны с этим?

    И. К.: Самые обездоленные по зеленым насаждениям в Минске по-прежнему Московский и Фрунзенский районы. Там ведется активная застройка, быстро растет количество жителей. Озеленение не успевает за этим. В то же время мы вместе с комитетом архитектуры и владельцами инженерных сетей постоянно выискиваем места, где можно посадить деревья. Поверьте, стараемся использовать каждый клочок земли, где нет подземных коммуникаций и не планируется застройка.

    А. П.: Добавлю, ни один объект строительства не сдается без озеленения. Высаживаются и деревья, и кустарники, которые потом передаются на обслуживание различным организациям: школам, торговым объектам, учреждениям здравоохранения, ЖЭУ, «Зеленстроям». Задача обслуживающей организации — это дерево сохранить, что гораздо сложнее, чем его посадить. Без должного ухода в условиях нового микрорайона, где сильные ветры, вы­хлопные газы, соль, маленькое рас­те­ние просто не сможет выжить. Его надо поливать, поскольку земля летом пересушивается, под­кар­м­ли­вать, удобрять почву. Озеленители уделяют этому большое внимание, благодаря чему деревья вдоль улиц в той же Каменной Горке за 5 лет уже подросли, крона стала пышнее, и они уже четко видны.

    Улицы

    Корр.: Горожане любят сравнивать старые изображения Минска с современными. Самый частый вывод: раньше было зеленее.

    А. П.: Если брать старые фото, где, например, проспект Независимости утопает в зелени, и сравнивать с нынешним положением дел, нужно также обратить внимание на то, как расширилась проезжая часть. Она подступила вплотную к деревьям, соответственно, площадь питания их уменьшилась, корневая система нарушена. Летом от перегрева асфальта они сохнут, в результате чего слабеют и погибают.

    Влияют и противогололедные реагенты, применяемые в последние годы в огромном количестве. Фоновые значения на площади Независимости по хлору и натрию превышают норму в 17 раз, на проспекте Независимости — от 7 до 14,

    на Казинца — в 3,5 раза, Куйбышева — в 7,5 раза. Старые послевоенные посадки, если они не поражены болезнями, еще справляются. Молодые — по-разному. Несколько лет назад мы полностью меняли деревья вдоль проспекта Независимости на участке от площади Независимости до улицы Козлова. Заменили там грунт, выполнили дренажную систему для полива и подкормок, посадили взрослые деревья, которым обеспечиваем усиленный уход. И все равно часть лип каждый год меняем, потому что не выживают. Если в январе дерево себя еще нормально чувствует, то после зимы видим, что почки начинают усыхать, ветви и побеги прошлого года отмирают, а само насаждение представляет собой скелет, не имеющий никакой декоративности. Конечно, у большинства после той реанимации, которую мы проводим, к середине июня начинают отрастать молодые побеги, крона становится зеленой, но они все равно ослаб­лены и уже в августе сбрасывают листья.

    Вообще, проблемы в озеленении вдоль проезжей части начались где-то в 2005 году, и тогда они не были связаны с солью. Самыми уязвимыми на том же проспекте изначально были насаждения возле остановок, вблизи светофоров и пешеходных переходов — там, где останавливается транспорт. Липы в этих местах стояли все в саже и чахли, тогда мы начали применять различные подкормки и стимуляторы роста, био­гу­мус и другое.

    Корр.: Так, может, отказаться от посадок вдоль проезжей части, если, по сути, сажая там деревья, мы просто закапываем деньги в землю?

    И. К.: Мы неоднократно поднимали этот вопрос. Обращались в проектные институты, чтобы те не проектировали посадки де­ревь­ев в первой линии. Сейчас наконец-то лед тронулся. В скором времени должен вступить в силу документ, запрещающий проектировать посадки в непосредственной близости от дорожного полотна. В нынешнем году мы собираемся заложить тротуарной плиткой пустующие лунки вдоль проезжей части, где насаждения не приживаются. В то же время растущие в первой линии деревья сохраним и будем дальше поддерживать. Наша позиция — спасать их до последнего. Там, где не получается вырастить дерево в грунте, продолжим применять контейнерное озеленение. За счет средств, выделенных Мингоркомприроды, в нынешнем году закупили около 600 новых емкостей, туи и цветы в них украшают улицы города. Ищем и новые формы. Например, недавно посадили возле Александровского сквера и Дворца спорта липы в больших вазах.

    Корр.: А почему бы не подключить ученых и не определить для озеленения улиц породы, устойчивые к агрессивной городской среде?

    А. П.: Из рекомендованных учеными пород опытным путем мы определили те, что лучше подходят для Минска. Сейчас, по нашим наблюдениям, из лиственных деревьев самый солеустойчивый — ясень. Из кустарников хорошо себя показывают барбарис, шиповник, сирень, спирея японская. Что касается хвойных, среди них нет тех, на которые соль не влияет. Некоторые породы совсем плохо переносят негативное воздействие городской среды. Поэтому мы отказались от посадок вдоль улиц липы мелколистной и каштанов.

    Николай Ламан (далее — Н. Л.): Почему бы не применять в первой линии кустарники? Они более устойчивы, чем деревья. Можно ведь провести эксперимент где-нибудь в районе-новостройке: первый ряд отдать кустарникам, во втором посадить деревья. Кусты могли бы стать барь­ером от газа и реагентов как для насаждений во второй линии, так и для людей.

    А. П.: Все посадки на объектах проводятся в соответствии с проектом. И мы не можем высадить то, что хотим, а не то, что преду­смот­ре­но документацией. Работаем с проектными институтами, чтобы убедить их закладывать на стадии разработки проектов такое озеленение, но взаимопонимания достигаем не всегда. Например, в начале этого года была проблема: на одном из объектов мы не могли посадить ясени, потому что в проекте значились другие породы. Что касается текущего содержания объектов озеленения, новые посадки им не предусмотрены.

    Н. Л.: Я провел эксперимент на проспекте Пушкина. После его реконструкции наблюдал за молодыми деревцами. Из 134, которые были посажены тогда, хорошо если живы до сих пор 10.

    А. П.: Проблема с насаждениями на проспекте Пушкина такая же, как и на других крупных транспортных артериях столицы. Зимой во время уборки улиц шнекороторные машины отбрасывают снег с проезжей части прямо на деревья. Взрослые это выдерживают, а молодые ломаются. Дорожники совместно с администрациями районов должны составлять списки улиц, где разрешен выброс снежных валов шнекороторной техникой. Это предусмотрено правилами благоустройства Минска. Но деревья при создании таких спис­ков учитывают не всегда.

    Дворы

    И. В.: Тема, которая волнует и общественность, и науку, — озеленение дворов. Очень часто уход за деревьями там сводится к стрижке «под пень», которая проводится без малейшего понимания, подходит ли такая про­цеду­ра для конкретного насаждения. Это не имеет ничего общего ни с омоложением, ни с улучшением их состояния. Статистика такова: 10 % деревьев, которые были здоровы, после такого «омоложения» на следующий год превращаются в сухостой. А ведь это микроклимат наших домов. Кроме того, у нас не учитывают, что дворовые насаждения тоже стареют, поэтому нужно своевременно подсаживать молодые деревца, чтобы они успели подрасти к тому времени, когда старые придется удалять. Для этого в обслуживающих организациях нужны специалисты, которые разбираются в озеленении и заинтересованы в том, чтобы на придомовых территориях оно было.

    И. К.: Проблемы на дворовых территориях действительно есть. Если озеленители на своих объектах выполняют работы профессионально, то для жилищных организаций ту же обрезку производят подрядные организации, выбранные по результатам тендера. В итоге не всегда приходят подрядчики, знающие, как нужно выполнять эту работу. Зачастую даже не закрашивают срезы, а иногда и режут крону до состояния пня. Мы совместно с комитетом природных ресурсов и

    охраны окружающей среды не один год добивались выхода инструкции Министерства жилищно-коммунального хозяйства о том, как следует выполнять обрезку. Кстати, в Мингорисполкоме сейчас обсуждается возможность передачи дворов с крупными зелеными зонами на обслуживание районным «Зеленстроям», которые смогут обеспечить насаждениям должный уход.

    Сергей Масляк (далее — С. М.): К сожалению, сейчас нет мер ответственности за некачественную обрезку. Ведь невозможно сразу понять, погибнет ли после этого дерево. Мы стараемся взаимо­действовать с районными «Зеленстроями» и администрациями в этом направлении. Есть черный список недобросовестных подрядчиков. Если они не выполняют хотя бы те рекомендации, которые содержатся в инструкции Минжилкомхоза, больше к таким работам их в городе не привлекут. Кроме того, комитетом инициировано на базе учебного центра Минприроды обучение для организаций, которые занимаются обрезкой деревьев. К сожалению, оно пока необязательно.

    И. В.: Я сама, как житель, пыталась добиться озеленения своего двора, обращалась в ЖЭУ, но результата так и не последовало. Почему?

    А. П.: Возможно, там негде посадить новые деревья из-за подземных коммуникаций. Вот пример: сквер возле гостиницы «Планета». Хотели высадить там аллею из 150 каштанов. Но когда начали изучать расположение сетей, место нашлось только для 43. Хотя визуально кажется, что там просто газон и ничто не мешает производить посадки. Во дворах ситуация обычно еще хуже: там и канализационные, и водопроводные, и электрические, и телефонные сети.

    С. М.: Для жителей, которых интересует озеленение города, Мингоркомприроды инициировал, чтобы на сайте «Мой Горад» 115.бел

    появился раздел, посвященный посадкам насаждений. Он уже функционирует. Там можно оставить заявку как на удаление или обрезку существующего, так и на посадку нового дерева или кустарника. Что касается удаления деревьев, практика такова: оно производится только в случаях, определенных Законом «О рас­ти­тель­ном мире»: нахождения дерева в опасном состоянии, реа­ли­за­ции объекта строительства на основании утвержденной проектной документации, препятствия эксплуатации зданий, сооружений и иных объектов… При этом снос рассматривается как крайняя мера, например, при нарушении инсоляции и естественной освещенности. Если имеется заключение центра гигиены и эпидемиологии о нарушении уровня инсоляции в квартире из-за насаждения, администрация принимает решение о его сносе, согласовав его с комитетом природных ресурсов. Мы в свою очередь стараемся по возможности этого избегать и находить другие пути: где-то поднять крону, выполнить обрезку…

    В общих чертах

    Корр.: Жители всегда болезненно воспринимают любую вырубку деревьев. Понятно, что иногда она неизбежна. Нас утешают тем, что взамен произведут компенсационные посадки. Что это такое? И почему деревья не всегда высаживают там, где их срубили?

    С. М.: Компенсационные посадки производятся взамен удаляемых здоровых растений, например, при расчистке площадки для строительства. Как правило, вместо 1 снесенного дерева в качестве компенсации высаживают 3 новых. Делают это там, где есть возможность (нет подземных коммуникаций и др.). Согласен, у горожан могут возникать вопросы о том, где же компенсация за снесенные насаждения. Поэтому мы направили письма в администрации районов, в которых призываем размещать на их сайтах информацию о том, где произведут компенсационные посадки.

    Корр.: И все-таки, какова главная проблема в озеленении Минска?

    Людмила Кравчук: Основная проблема у нас в городе — это сохранение озелененных территорий, а не деревьев. Если есть территория, там можно посадить 120 деревьев на гектар и больше. У нас в Институте природопользования НАН Беларуси разработана карта обеспеченности населения Минска зелеными зонами, на ней видно, что в городе немало районов, где зелени недостаточно. Норма обеспеченности озелененными территориями в жилой застройке — 9 м2 на человека. Так вот, в условиях дефицита проживают, по нашим расчетам, 400 тысяч минчан. Мы также сделали вывод: новая жилая застройка изначально проектируется с озелененностью ниже нормы. Это нужно контролировать в первую очередь и исправлять. Как уже говорилось в начале разговора, озелененных территорий крайне недостаточно во Фрунзенском и Московском районах. Также следует уделить внимание благоустройству зон, которые зарезервированы для строительства. Сейчас это пустыри, пребывающие в ужасном состоянии, а ведь они могут стать хотя бы временными местами отдыха горожан.

    Участники

    Игорь Анатольевич Кушнеревич, генеральный директор УП «Минскзеленстрой»

    Анжелика Васильевна Пузанкова, руководитель службы по благоустройству и содержанию объектов городского хозяйства УП «Минскзеленстрой»

    Сергей Михайлович Масляк, председатель Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды

    Людмила Александровна Кравчук, ведущий научный сотрудник лаборатории оптимизации геосистем Института природопользования НАН Беларуси

    Николай Афанасьевич Ламан, академик, заведующий лабораторией роста и развития растений Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси

    Ирина Петровна Вознячук, ведущий научный сотрудник сектора мониторинга растительного мира Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси

    Автор: Елена ПАРУКОВАМинский курьер
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)