22 Июля, 2018 Воскресенье

Слуцк - космическая столица Беларуси, подарившая миру около 30 покорителей космоса

  • 12 апреля 2018 Общество Русский 0

    Знаете ли вы, что первый автограф, который оставил Юрий Гагарин после возвращения на Землю, хранится в Слуцком краеведческом музее? На пожелтевших страницах «Волжской коммуны» от 13 апреля 1961 года рядом с сообщением ТАСС о первом полете человека в космос аккуратным почерком выведено: «С.А.Косбергу. За третью ступень». Именно благодаря ему, инженеру–конструктору из Слуцка, произошло это историческое событие. Но оставили свой след на околоземной орбите в разные времена и другие выдающиеся слутчане. Илья Копиевич, создавший первую русскоязычную карту звездного неба, по которой учился мореходству сам Петр I. Витольд Цераский с его каталогами звезд и открытиями. Начальники первого в мире космодрома «Байконур» Константин Герчик и Юрий Жуков... Всего более трех десятков покорителей космоса родом со Слутчины.

    Лунный кратер «Костя»

    Штурман экипажа первого лунохода Константин Давидовский родился в деревеньке Избудище в 15 километрах от Слуцка 10 апреля 1937 года. Много позже, после первого полета человека в космос, друзья и близкие будут свои поздравления с его днем рождения непременно приурочивать еще и к Дню космонавтики. Вырос Константин в большой семье: трое братьев и две сестры. И интерес к космосу начал проявлять еще с детства.

    — Однажды было у нас солнечное затмение, — вспоминает сестра Константина Инна Тарасенко. — Так они с мальчишками подкоптили стеклышки и наблюдали через них за этим явлением. А потом уже по астрономии, физике, математике одни пятерки получал.

    Весейская школа, в которой учился будущий покоритель космоса, — в километрах пяти от дома Давидовских. Только Костя учился еще в старой, послевоенной деревянной избе. Каждое утро братья и сестры пешком ходили на уроки. В снег и в дождь, когда через бездорожье и колхозными полями было почти невозможно пройти. Бывало в паводок набирали по пути полные сапоги воды и сушили их на школьной печке.

    На улице Надречной, 16 до сих пор крепко стоит родная «хатка», как ее ласково называет Инна Васильевна, где прошло все детство. А дом, между прочим, разменял уже девятый десяток. Когда–то родители перенесли его с хутора неподалеку. Вместе с грушей, которая до сих пор растет здесь же. А вот весь сад — дело рук Константина.

    — Любил он это, — вспоминает о брате Инна Васильевна. — Все сам делал по хозяйству. Как только денек свободной — в Избудище. В огороде возиться. Даже в Одинцово, когда жил там и работал в центре управления полетами, имел свой огородик. Проснется рано утром, пешком туда, огурцов выберет, сам и закатает сразу. В детстве меня все время в лес с собой брал по грибы и ягоды. До сих пор я это люблю, жаль, что без него уже...

    У них вообще были особые отношения. 10–летний Костя катал маленькую Инну в самодельной коляске. Соорудили ее с братьями: взяли колеса из–под танка, смастерили люльку. И хотя коляска оказалась неподъемной, все равно любил отправляться на прогулки с сестренкой. И вот однажды коляска перевернулась. Костя, вспоминает Инна Васильевна, перепугался, бегал вокруг, плакал, а поднять не мог... Потом, уже поступив в училище, он, всегда невысокого роста, с гордостью напишет сестре: «Я вырос на сантиметр за месяц!» Всей семьей перечитывали это письмо, смеялись.

    Экипаж на первый луноход отбирали долго и тщательно: из 45 молодых офицеров прошли только 11. Мог ли Давидовский, влюбленный в космос, отказаться? «Луноход–1», которым он управлял, приземлился на поверхность спутника Земли в 1970 году. И «проложил» на Луне 11–километровую дорожку, сделал 211 лунных панорам (одна из которых, к слову, хранится в Слуцком краеведческом музее), отправил на Землю 25 тысяч фотографий. Но кое–что долго оставалось в секрете. Накануне Международного женского дня Константин Васильевич решил необычно поздравить работниц центра управления: составить маршрут лунохода так, чтобы получилась надпись «8 марта». Но энергии хватило только на цифру, дописать оставшееся можно было только после подзарядки с восходом солнца — не успевали. Впрочем, и такому подарку — 100–метровой восьмерке — женщины были очень рады. Кстати, она до сих пор сохранилась на безветренной поверхности Луны. Константин Давидовский оставил свой след на ней не только километрами дорог от луноходов. Один из кратеров там именуется в честь знаменитого штурмана. По–простому: Костя.

    Пример для испытателя

    В Весейской школе учился еще один покоритель космоса — Владимир Судникович. Когда–то много лет назад для него, тогда еще девятиклассника, встреча с земляком Константином Давидовским, можно сказать, стала судьбоносной.

    — В 1975 году Константин Васильевич приезжал к нам в школу, рассказывал о своем луноходе, — вспоминает Владимир Владимирович. — Какое же впечатление на нас, мальчишек, произвели эти рассказы о Луне, космосе и космодромах! Хорошо помню, как я, слушая эти фантастические истории, подумал: «Надо бы проверить!» Проверил. Оказалось, все действительно так.

    С той памятной встречи в школьном музее до сих пор хранится фотография штурмана Давидовского с высоким пареньком. Встретятся они еще не раз, и уже по работе. С будущей профессией Владимир Судникович определился практически в тот же день. Да и тяга к небу была с самого детства: мастерил самолетики из дерева, делал им настоящие пропеллеры и запускал с крыши. Поэтому никого не удивило, что поступил Володя именно в Калининградское военное авиационно–техническое училище, а потом — и в Военную академию им. Ф.Э.Дзержинского. 15 лет проработал испытателем космических аппаратов, управлял десятками спутников на околоземной орбите. Теперь же как минимум два раза в месяц вместе с супругой Ларисой (кстати, одноклассницей) приезжает на малую родину. И непременно привозит с собой «космический» сувенир для музея родной школы и в Слуцкий краеведческий музей.

    Косберг сработал!

    В Слуцком краеведческом музее хранится около 500 «космических» экспонатов: фотографии покорителей космоса, их личные вещи, автографы знаменитых земляков, настоящий провиант космонавтов, скафандры и бортовые самописцы... Есть тут и модель той самой знаменитой третьей ступени — легендарного изобретения Семена Косберга, которое позволило достигнуть нужной скорости космическому кораблю, чтобы свершился первый полет человека в космос. Между прочим, после своей знаменитой фразы «Поехали!», когда включилась третья ступень, Гагарин произнес еще одну: «Косберг сработал!»

    А родился Семен Ариевич в семье кузнеца, в которой было 9 детей. Он прошел путь от простого фрезеровщика на заводе (эта фотография также имеется в фондах музея) до величайшего конструктора космических двигателей. Говорят, что был мастером на все руки: успел поработать и в кузнице отца, плотничал и даже был неплохим портным.

    — Как–то во время разговора с коллегами, когда спор зашел в тупик, он сказал: «Давай–ка я тебе лучше костюм сошью», — рассказывает научный сотрудник слуцкого музея Василий Тишкевич. — И сшил! А еще ремонтировал обувь, конструировал и смолил лодки...

    КСТАТИ

    Есть на Луне еще два кратера, названные в честь слутчан: один носит имя Витольда Цераского, второй — Семена Косберга.

    Автор: Ольга САВИЦКАЯСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)