18 Октября, 2018 Четверг

Как складывается судьба 15-летней мамы из Дрогичинского района

  • 12 апреля 2018 Общество Русский 0

    Диана Морозова из Дрогичинского района стала мамой в 15 лет. Когда «СБ» впервые рассказала о ней в публикации «Лолита из соседнего двора» (номер за 3 октября 2017 года), Диана просила называть ее Мариной, а свое лицо от фотокамеры скрывала. Сейчас же живет с гордо поднятой головой и всем рассказывает, как мечтает сама растить сына. По закону, пока Диане нет 18, отдать ребенка ей нельзя. Поэтому сейчас Коля находится в Пинском доме ребенка, а на роли опекунов рассматриваются кандидатуры родителей самой Дианы.

    Местным властям есть над чем ломать голову. Ведь где гарантия, что Диана, которую 8 раз за два года объявляли в республиканский розыск, снова не сбежит и не пустится во все тяжкие теперь уже с ребенком на руках? Как минимум с 13 лет девочка уже курила, выпивала, шла на близкие отношения со взрослыми мужчинами за деньги... Даже на последних месяцах беременности поведение Дианы вынуждало педагогов Хомской школы всюду ее сопровождать. Второй большой вопрос — насколько можно доверять кандидатам в опекуны, 43–летней Татьяне и 57–летнему Александру? Официально свое отцовство над дочерьми Дианой и Лилей и сыном Ваней Александр установил всего несколько дней назад. Не пьет, работает. Не имеет проблем с алкоголем и Татьяна, трудится в колхозе ночным сторожем. Почему же тогда последние 15 лет семья систематически находится в СОП? Во–первых, до недавнего времени царила жуткая антисанитария в их доме, где частенько проживали и животные. Во–вторых, и это, пожалуй, самое главное, вызывает опасение сложившаяся в семье традиция воспитания детей. Старшая дочь Татьяны — Роза — тоже неоднократно убегала из дому (сейчас ей 25 лет, вышла замуж, успокоилась). А 11–летняя Лиля, по словам педагогов, уже обещает фору дать сестрам. Способность Татьяны быть достойным опекуном ставит под сомнение еще тот факт, что в 19 лет она бросила дочку Сашу, о чем вспоминает без нотки сожаления:

    — А что мне было делать? Сожитель, отец Розы и Саши, меня чуть на тот свет не отправил. Сашка еще в люльке лежала, а Розе, кажется, два года было. Поэтому взяла с собой ту, что побольше, и помчалась куда глаза глядят. Ночевала с дочкой и на вокзалах, и под мостом, и на теплотрассе... Сашу с тех пор не видела. Захочет — сама мать найдет, не маленькая уже.

    В отделе образования есть информация, что за Татьяной числится еще один брошенный ребенок. Достоверность данных пока проверяется...

    В доме ребенка Коля с середины марта. Никто из родственников его ни разу пока не навестил, хотя больничный по родам у Дианы закончился только 2 апреля. Татьяна ссылается на плохое самочувствие и что мало им с Дианой власти внимания уделяют...

    А родился мальчик, на счастье, совершенно здоровым, вес — 3.600, рост — 51. Имя дали, объясняет бабушка, в честь Николая Чудотворца. Диана рожала сама и с гордостью вспоминает, как врачи и медсестры хвалили ее за умение пеленать лучше всех:

    — Научилась многому, когда помогала маме Лилю и Ваню растить. Но больше рожать не хочу, хватит с меня! Коленьку очень люблю. Все–все для него сделаю, буду самой хорошей мамой. И прокормлю, и одену, и выучу, и воспитаю... Я очень сильно скучаю по своему сыночку.

    Пока же Диана вернулась в школу. И ей, уверяет, абсолютно все равно, что будут думать и говорить о ней другие:

    — Просто сейчас у меня есть цель: поступить в Белоозерский колледж на повара–кондитера. И никаких общежитий! Очень надеюсь, что Коля будет жить с нами, поэтому каждый день после занятий я буду приезжать домой.

    Татьяна дочь поддерживает:

    — Вырастила тут четверых детей — так что и пятому найду и место, и кусок хлеба. Видите, какой порядок у нас в доме теперь? Спасибо добрым людям. И не голодаем: кроме зарплаты, есть и огород, и в поле 30 соток. А еще лошадь, две коровы, гуси, куры, пчелы... В сезон где–то клубнику продам, где–то малину, мед, чернику, грибы. Стараюсь, чтобы мои дети были не хуже других.

    КОММЕНТАРИЙ

    Главный специалист Дрогичинского отдела образования Ольга Боева вспоминает, как лично отвозила Колю Морозова в дом ребенка:

    — Очаровательный малыш, и хочется, чтобы его жизнь сложилась. Он не виноват, что еще до рождения мама прославила его на всю страну. Как теперь правильнее поступить? Да, я за то, чтобы дети росли среди близких и родных. И если есть надежда, что в биологической семье ребенку будет действительно лучше, мы всегда стараемся дать шанс. Не стоит говорить о какой–то предвзятости по отношению к семье Морозовых. Ведь, посещая семьи нашего района, мы всегда смотрим на их быт с определенной поправкой на сельскую местность, не так строго, как, скажем, в Минске. Но то, что мы видели в доме Морозовых еще совсем недавно, не укладывалось ни в какие рамки! Спохватились за две недели до родов Дианы, когда комиссия пришла оценить возможные условия жизни новорожденного, и снова ужаснулась. Тогда наконец с помощью неравнодушных людей и церкви жилище Морозовых начало благоустраиваться. Отрадно, что хоть рождение Коли стало стимулом. Признание на днях главой семьи Александром отцовства тоже расценивается как добрый знак. А еще педагоги отмечают: Диана стала как будто взрослее...

    Но, по большому счету, мы понимаем, что все это — скорее формальная сторона вопроса. И давайте будем откровенны: легко стать исполнительным за деньги спонсоров, когда после статьи в «СБ» помощь Морозовым стали оказывать даже из–за границы. Вопрос: что внутри самой семьи? И насколько слова бабушки Татьяны и дедушки Александра «хотим стать опекунами» близки к делу? Мало того что, воспитывая собственных детей, они демонстрировали очень низкую родительскую ответственность, так ведь и сейчас в поведении мало что изменилось. Такой пример. Заявление об опекунстве рассматривается месяц. За это время каждому кандидату в опекуны приходится побегать. Самая затратная по силам и времени процедура — медкомиссия. Но прошло уже две недели, а Татьяна Николаевна даже не показалась в поликлинике. Звоню — а в ответ: мол, плохо себя чувствую, некогда... И, конечно, серьезным препятствием является тот факт, что семья и сейчас находится в СОП. Вдруг покрашенный потолок, установленный забор и словно по волшебству появившиеся детские вещи, увы, не станут решающим фактором, чтобы изменить этот статус.

    Автор: Марина ЗУБОВИЧСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)