23 Сентября, 2018 Воскресенье

Танцуем от выпечки

  • 17 августа 2018 Общество Русский 0

    Поможет ли рынок заработать на сладкую жизнь

    Мороженое, пиццы, пироги, торты, кексы — соцсети разрываются от предложений домашних поваров и кондитеров. Правда, до недавнего времени такие объявления нередко были поводом для журналистского расследования: многие торговали кулинарными шедеврами нелегально. Декрет №7 дал дорогу домашним умельцам, а с середины июня продавать продукцию собственного производства на рынках стало возможным в полной мере. Вот только пока такой вариант особой популярностью у домашних поваров и кондитеров не пользуется. Почему? И можно ли заработать на домашних десертах? Корреспондент “Народной газеты” узнавала на личном опыте.

    Тестовый режим

    На часах 6 утра. Мысленно прошу прощения у родных и соседей и нажимаю кнопку миксера — он с ревом начинает взбивать сливочное масло с сахаром. Это — будущее тесто для маффинов с голубикой, которые уже завтра утром я планирую продавать на Комаровском рынке. Начинать готовить приходится заранее: вместе с “вызреванием” процесс занимает около 20 часов. Также на продажу пойдет печенье, но его буду готовить вечером — ему настаиваться не надо.

    Вопросы с необходимыми документами решила заранее. Чтобы оказаться по ту сторону прилавка, нужны только справка о прохождении флюорографии и квитанция об уплате единого налога. Получить их оказалось проще простого: около получаса занял поход в поликлинику (с учетом очереди), столько же времени ушло на посещение налоговой инспекции — здесь мне подсказали, как написать уведомление о том, чем буду заниматься, присвоили УНП и выдали памятку, как уплатить налог: внести нужную сумму и получить квитанцию можно в том же здании в инфокиоске. За то, чтобы 15 дней легально заниматься “реализацией хлебобулочных, кондитерских  изделий и готовой кулинарной продукции”, заплатила 10,5 рубля.

    Заранее позвонила на столичный Комаровский рынок — если документы на руках, чтобы получить место, достаточно найти на рядах администратора. Нет ли риска, что свободных мест не окажется? В ответ:

    — Приходите. Места у нас есть.

    В общем, бюрократическая часть оказалась пугающе легкой. 

    Вопрос, с чем идти на рынок, решила просто. Главное отличие хобби от бизнеса: готовить нужно то, что можно продать. Потому сложные сладости отмела сразу: цена десерта будет совсем нерыночной. В то же время банальная шарлотка хотя, конечно, и дешевая, вряд ли разойдется на ура. Всевозможных пирожков и сдобы на рынке и без меня навалом, люди пойдут в проверенные точки. Так мой выбор останавился на тех самых маффинах с голубикой и овсяном печенье с шоколадными каплями и различными добавками — апельсиновой цедрой и корицей, с сублимированной вишней, с фундуком и миндалем. 

    Итак, все ингредиенты куплены, то же касается и упаковки. За час до полуночи кухня напоминает кондитерский цех: на столе расставлены миски с тестом, на решетках остывают готовые маффины и печенье, противень в духовке сменяется один за другим (боюсь, августовская жировка не порадует). Между всем этим в жуткой духоте летаю я — в фартуке и шапочке. 

    К часу ночи, когда весь будущий товар был готов, принялась собирать то, что следует взять с собой на рынок — бумажные пакеты, контейнеры, перчатки, ножницы, скотч, дырокол, ленточки... Посреди ночи вставала пару раз “докладывать” забытое. От волнения толком и не поспала. 

    Заплати налог и работай спокойно

    Сегодня у нас 30 видов деятельности, которыми можно заниматься без регистрации ИП — достаточно уплатить единый налог и можно приступать. На 1 июля такой возможностью воспользовалось почти 26 тысяч человек, внеся в бюджет 2,2 млн рублей. Среди самых популярных направлений — репетиторство (почти 4,3 тысячи человек) и парикмахерские, косметические услуги, маникюр-педикюр — около 2,5 тысячи человек. Что же касается реализации на торговых местах хлебобулочных, кондитерских изделий и готовой кулинарной продукции, этим занималось 553 плательщика, рассказывает заместитель начальника главного управления — начальник отдела налогообложения ИП Министерства по налогам и сборам Татьяна Путрик:

    — Главные требования: во-первых, такая деятельность должна осуществляться самостоятельно, без привлечения наемных лиц. Во-вторых, продавать изделия надо исключительно на специально выделенных местах — на рынках или в иных установленных местными исполнительными и распорядительными органами местах. 

    Интересный момент: тот, кто торгует продукцией собственного изготовления на рынке или на ярмарках, может давать объявление в СМИ, раздавать буклеты, публиковать рекламу в интернете, в том числе в соцсетях. Но при этом следует указывать торговое место, где товар продается.

    К слову, за первое полугодие по стране налоговыми органами установлен 1161 факт осуществления физлицами видов деятельности, не относящихся к предпринимательской, без уплаты единого налога — речь идет о всех самозанятых, а не только домашних кондитерах и кулинарах. Всего по результатам контрольных мероприятий доначислено единого налога на сумму 58 тысяч рублей.

    Цены должны краснеть

    На рынок приезжаю к 8.45 утра. Поздновато: в крытой части почти все торговцы уже разложили товар, между рядами ходят первые покупатели. Я же отправляюсь на поиски администратора.

    Минут через 10 мы уже стоим возле одного из предлагаемых мне мест. Прямо напротив центрального входа, рядом с медовыми тортами. Есть холодильник. Еще места могут предложить чуть дальше, там, где продают булочки и печенье, но мне по душе первый вариант. Один день стоит 11,21 рубля. Сотрудница рынка подсказывает:

    — Если взять место без холодильника, выйдет дешевле — чуть более 7 рублей. У вас же там крема нет? 

    Крема нет, но я в жару решаю перестраховаться и доплатить. Администратор выписывает мне квитанцию и провожает к кассе, попутно объясняя правила: за рабочим местом нужно находиться обязательно в санодежде, если включен холодильник, шторки-дверцы должны быть закрыты, закончить работу можно в любое время, но перед этим прибрать за собой, например, если в холодильнике остались крошки. Подсказывает: если нет ценников, их можно купить в кассе. Так я и поступаю. После этого отправляюсь получать шторки и фартук (позже надела свой) и иду на новое рабочее место.

    Там уже стоит табличка о том, что “реализуемые изделия и продукция изготовлены физлицом и не имеют документов, подтверждающих их качество и безопасность, не прошли ветеринарный осмотр и ветеринарно-санитарную экспертизу”. Вроде бы, так себе реклама, но мое появление на рынке вызвало недюжинный интерес у продавцов. Не успела я разложить товар, как посыпались вопросы: 

    — А что это у вас такое? Маффины? Почем будете продавать?

    Последний вопрос мне и самой не давал покоя. Накануне мама-экономист скрупулезно изучала чеки и граммовку из рецептов, просчитывая себестоимость. Получилось так: если брать стоимость ингредиентов, накладные расходы и траты на упаковку — выходит 1,19 рубля за маффин и 0,47 рубля за печенье. В столичных кофейнях маффины стоят по 2,5—3 рубля, похожее печенье — 0,80—1,5 рубля за штучку. А в магазине обе позиции можно купить раз в пять дешевле. 

    В итоге решаю продавать маффины по полтора рубля и по 60 копеек печенье. Озвучиваю цены своей новой коллеге — она тоже торгует сладостями. Мой ответ ей не очень нравится:

    — Полтора рубля — нерыночная цена! Ставь 1,69 или что-то в таком духе. А лучше так: начинай с двух рублей, посмотри, как пойдет. Потом, если что, снизишь. Или увидела, что человек интересуется, говори, мол, сделаю скидку!

     После некоторых раздумий пишу на ценнике 1,60 за маффин и 0,65 за печенье. Похоже, бизнесмен из меня не очень.

    Без поста торговля не та

    Для домашних кондитеров и кулинаров на минских рынках выделили 66 мест. Но желающих торговать выпечкой и другими кулинарными изделиями пока почти нет. Тем временем, в соцсетях можно найти множество предложений от домашних умельцев. В инстаграм поиск лишь по запросу “торты на заказ Минск” выдает более 15,8 тысячи публикаций. А ведь можно купить еще пряники, печенье (те же “Орешки” с вареной сгущенкой), соленую карамель, конфеты, пироги, пиццу, домашнее мороженое, сыры, овощные джемы, мясные торты — всего не перечесть. Так не только у нас — в России некоторые ритейлеры уже предлагают на законодательном уровне запретить торговлю сладостями в соцсетях: мол, домашние кондитеры уводят у них часть клиентов, а работают они большей частью “всерую”.

    Впрочем, у нас в этом отношении законодательство куда лояльнее. Как рассказала Татьяна Путрик, у нас уже давно по принципам самозанятости можно заниматься “приготовлением пищи в домашних хозяйствах граждан”. Это может быть изготовление блюд под заказ или услуги домашнего повара.

    Минчанка Александра пополнила ряды домашних кондитеров два года назад. Будучи в декретном отпуске, готовила торты для друзей:

    — Когда поступил первый заказ от незнакомых людей, пошла в налоговую. Сейчас работаю легально. В месяц получается зарабатывать от 300 до 1000 рублей, а в праздники прибыль может достигать 1,5—2 тысяч рублей, если трудиться на износ. Все “излишки” вкладываю в дело — покупаю оборудование, посещаю мастер-классы. 

    А вот на рынок Александра не спешит. Говорит, вряд ли это будет ей выгодно:

    — Продукт мой скоропортящийся. Когда я готовлю на заказ, точно знаю, что продам. Это первое. Второе — цена. Домашняя  выпечка не может стоить дешево. Килограмм торта — не менее 35 рублей, а если это модный европейский десерт — около 60 рублей за кило.  Готовы ли к такому посетители рынков?

    Натуральное пользуется спросом

    К 11 часам у меня все готово: оформлен прилавок, товар разложен, подготовлена мелочь на сдачу. Конечно, многое я не предусмотрела, но, к счастью, все удалось докупить прямо на рынке. Очень помогла соседка по прилавку — подсказала, как разложить товар, где взять полку в холодильник, что следует протереть. Да и про общение с покупателями получила немало дельных советов:

    — Рассказывай о том, что продаешь, не стесняйся. Даже если человек сразу не купит, он узнает о твоем товаре.  

    К слову, о рекламе. Я заранее распечатала листики, на которых написано, что продаю, а, главное, состав. Это ведь, наверное, и есть главное преимущество домашней стряпни: все натуральное. Как раз после прочтения “плаката” получаю первого покупателя: женщина покупает печенье. Мои первые заработанные 65 копеек! 

    Решаю написать о своем опыте в соцсетях: в конце концов, друзья и друзья друзей — тоже покупатели. Фотографирую прилавок, пишу небольшой текст, публикую. Уже через несколько минут получаю несколько обещаний заехать после работы.

    Вскоре подходит мужчина — он, похоже, целенаправленно шел к месту для физлиц. Ищет натуральные десерты. Заверяю — у меня именно такие.

    — На маргарине, наверное?

    — Нет, что вы, только сливочное масло!

    — Ладно, давайте два маффина. В Германии вон на каждом шагу пекарни, выбор есть, а у нас тут что? Одни булки с изюмом да корицей!

    Чтобы упаковать кексики, достаю заранее купленный контейнер, рассчитанный на четыре штуки. Завидев его, мужчина возражает:

    — Мне тут немного пройти, а контейнер ведь денег стоит! Давайте в пакет.

    Действительно — 40 копеек. Только я его стоимость в цену не закладывала и отдельно деньги решила не брать. Подумав, покупатель предлагает:

    — Я тогда, может, три маффина возьму...

    В этот момент во мне, похоже, умер предприниматель и проснулась хозяйка: смущенно выпаливаю что-то в духе “лучше сначала попробуйте, вдруг не понравится”. Покупатель улыбается:

    — Но если понравится, буду каждый день к вам приходить и по две штуки покупать!

    Эффект толпы, или откуда берется ажиотаж

    Полдень. Рынок начинает заполняться покупателями. Интерес к моему прилавку порой привлекает не товар, а та самая табличка с предупреждающей надписью о том, что качество и безопасность товара не гарантируются. Кто-то улыбается, прочитав это. Кто-то  молча удивляется. Пару человек, бросив на меня презрительный взгляд, поспешили удалиться от прилавка, будто сладости априори заражены не меньше чем сибирской язвой. В общем, надпись, похоже, скоро распугает моих потенциальных клиентов. Хотя мой товар по качеству и безопасности вряд ли уступает тому, что у продавцов, обзаведшихся бумажками с печатью.

    Впрочем, было чему удивляться и мне. Девушка, на вид лет 20, стремительно продвигающаяся по ряду, бросив взгляд на мой прилавок, вдруг остановилась:

    — А я о вас узнала из инстаграм Комаровки! Мне высветился ваш пост в рекомендованных записях. Можно мне три маффина и три печенья?

    Поясню: у рынка есть аккаунт в соцсети, за которым следит более 40,3 тысячи человек. Тот, кто ведет страничку, увидел мое сообщение и поставил лайк — в результате его смогли увидеть и некоторые подписчики странички Комаровки. Так что за первый свой крупный заказ могу поблагодарить администрацию рынка!

    Дальше — больше. Подходит женщина — ей 6 маффинов и 6 печений. Пока упаковываю товар, подтягиваются и другие покупатели. То ли сработал эффект толпы, то ли это все соцсети, но возле меня начала выстраиваться очередь! Честно говоря, я к такому была не готова: от волнения дрожали руки, а в горле пересохло. Но ощущения от того, что твое дело кому-то нужно, неописуемые. 

    К 13.27 все 20 маффинов были распроданы. Из 27 печений осталось 8. Пишу друзьям, чтобы не приезжали: все не так уж плохо. И почему домашние кондитеры еще не дерутся за место на рынке?

    Впрочем, я рано радовалась. Моя витрина с двумя коробочками по 4 печенья стала выглядеть совсем пусто. А обеденное оживление сменилось послеобеденным затишьем — казалось, на рынке остались только продавцы. Озвучиваю эту мысль соседке, на что она поясняет:

    — К вечеру покупателей будет больше — люди поедут с работы. Но точное время очередного “подъема-спада” не угадаешь, всегда по-разному.

    За два часа ко мне подошло только пару человек, в основном пенсионеры. Цена на печенье некоторых откровенно пугала:

    — 65 копеек за коробочку?

    — Нет, за штуку.

    — Вы что, поштучно печенье продаете?! Совсем народ одичал!

    Я решила не отчаиваться и дождаться вечернего “наплыва”. Возвращаясь на свое место после покупки кофе, в отделе со сладостями с удивлением увидела свою “коллегу”  — у девушки на прилавке красовалась та же пугающая табличка про качество и безопасность. Ассортимент — штрудели на вытяжном тесте по 10 рублей за коробку и домашний зефир — по 1,5 рубля за пакетик ассорти. Все это можно продегустировать.

    — Попробуйте, не стесняйтесь!

    Следую совету: действительно очень вкусно. Покупаю полштруделя и зефир. Мы, тем временем, знакомимся — девушку зовут Антонина. Несколько месяцев назад ради изготовления чизкейков, тортов и штруделей она оставила работу в офисе ИТ-компании:

    — Увлекаться выпечкой начала четыре года назад, потом прошла онлайн-курс  для кондитеров и поняла, что это мое. Но оставить работу долгое время не решалась, сначала перешла на полставки. Только в этом году уволилась окончательно.

    Сейчас делает выпечку на заказ, а на рынок пришла впервые. На часах — около половины четвертого, и пока дела идут не очень, признается она:

    — Продала пару пачек зефира и полтора штруделя из восьми.

    Советую не сдаваться: еще не вечер.

    Рынки меняют формат

    Торговые центры, интернет-магазины и крупные сети ритейлеров постепенно вытесняют традиционные рынки. Если восемь лет назад их было 401, то в начале прошлого года — уже 388, в то время как магазинов и торговых центров стало больше на треть, количество интернет-магазинов увеличилось втрое.

    Такие тенденции свойственны не только нашей стране: если в 1990-х в Москве действовало около 240 рынков, то сейчас — 29. Чтобы оставаться на плаву, многим приходится менять формат. К примеру, в Италии популярна такая концепция: рынок, где представлено большое количество заведений, предлагающих блюда из натуральных продуктов. Производят их здесь же, в местных цехах. Покупатель может пообедать, а заодно и купить продукты, из которых готовился его обед.

    Западные подходы активно перенимают наши соседи. Яркий пример — Даниловский рынок в Москве: здесь представлено несколько десятков точек общепита, можно купить фермерские продукты и уникальные готовые изделия. Есть даже доставка на дом через интернет!

    Николай Казанский, управляющий партнер Colliers International, в колонке Forbes перспективы рынков обозначил так:

    — Новые рыночные форматы могут конкурировать и с супермаркетами, и с кафе, и с ресторанами. Это уже не обычный рынок в традиционном его понимании, а своеобразный гастрономический бутик для любителей необычного. Несмотря на то, что подобные концепции только создаются и их не с чем сравнить, они, определенно, будут успешны в будущем.

    Покупателям нужно разнообразие

    Вечернего “наплыва” так и не произошло. Впрочем, и жаловаться не буду: к 18.20 у меня осталось четыре печенья. На этом решила сворачиваться. Все же простоять целый день на рынке — нелегкий труд. К концу дня начали гудеть ноги. 

    Мне удалось выручить 46,95 рубля. Прибыль — около 8 рублей. Да, негусто. Но это был первый раз. Думаю, маффинов можно было бы продать и больше, а на них у меня выше была и маржа. А еще реклама. 

    Перед уходом захожу к Антонине. Она продала 5,5 штруделя и около 10 пачек зефира из 36. Но походом на рынок не разочарована:

    — Я не преследовала цели заработать много денег. Это был первый, пробный поход, я допустила некоторые ошибки, но все же не могу сказать, что опыт провальный. Моей главной целью было расширить круг клиентов: никакая реклама в соцсетях не заменит живого общения, дегустации, возможности вживую увидеть продукт. 

    Думаю, Антонине это удалось: мне, например, очень хотелось бы почаще видеть на Комаровке ее вкуснейшие штрудели. Как и шедевры других кондитеров и кулинаров. Пускай и не каждый день. И, кстати, куда удобнее было бы, если бы все места для физлиц были рядом, а не разбросаны по секторам: так было бы проще и продавцам, и покупателям. И рынку, наверное, тоже: как-никак, еще одна местная изюминка. 

    Не дар, а труд 

    Если верить ученым, успешными предпринимателями могут стать не более 5—7% населения. Столько людей обладают необходимыми для бизнесмена качествами: целеустремленность, активность, готовность к риску, предпринимательский талант и так далее. Что делать остальным? Валерий Бороденя, депутат Палаты представителей, считает, что переоценивать значение таких исследований не стоит:

    — Дело не в природном даре  или наборе врожденных характеристик. Предпринимательские способности — это явление более сложное,  которое включает не только то, что можно измерить или определить,  но и везение,  склонность к инновациям и множество других моментов. А если человек попытался и, тем более, создал бизнес, то он входит в число тех, у кого есть предпринимательские способности. Так что тем, у кого есть идея собственного дела, но кто не решается ее реализовать, могу посоветовать одно: лучше жалеть о том,  что не получилось, чем о том, что даже не попытался сделать.

    gavrusheva@sb.by


    Автор: Валерия ГАВРУШЕВАНародная газета
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)