18 Октября, 2018 Четверг

Яблочный компот

  • 11 октября 2018 Общество Русский 0

    Лето выдало небывалый фруктовый урожай. Сады и частные подворья ломились от яблок и груш, которым негде было упасть в прямом смысле слова. Вот только люди сдавать их в переработку не спешили из–за бросовых цен от заготовителей. Трудности сбыта испытали и некоторые хозяйства — переработчики оказались не готовы к таким объемам. Добрая часть фруктов попросту испортилась. В то же время розничная торговля, общепит, пищеблоки больниц и школ по–прежнему завалены импортными соками, консервами и сухофруктами.

     ...У одной из частных сокодавилок под Брестом — очередь авто. Дачники близлежащих поселков мешками везут сюда фруктовый опад. С килограмма яблок на своем оборудовании предприниматели выжимают клиенту до 800 миллилитров по цене 15 копеек. Рачительным хозяевам этот вариант выгоден даже с учетом трат на топливо. Дачница Наталья Горбун не скрывает восторга, здесь спасают ее урожай:

    — Яблок море. Куда их девать? Райпо предлагает сдавать им по пять копеек за кило. Опад гниет быстро, а они гниль уже не принимают. И стоит ли тратить время и силы ради нескольких рублей? Проще выбросить яблоки в мусорку.

    У потребкооперации своя правда. Опад в основном отгружают переработчикам, которые и диктуют закупочные цены. Промышленников тоже можно понять. Цена формируется исходя из невысокой стоимости конечного продукта. Дороже яблоки не купишь — прогоришь. А тут еще и переизбыток сырья. Был бы спрос на такое количество, возможно, покупали бы у населения и хозяйств и подороже. Но нехватка мощностей перерабатывающих предприятий видна невооруженным глазом. Достаточно пройтись по торговым сетям. К примеру, на прилавках брестских магазинов сплошь и рядом импортные фруктовые соки, джемы, варенья... В том числе и из тех плодов, что растут у нас.

    В одном из гипермаркетов вижу сиротливый ряд старых добрых соков в трехлитровых банках из Ляховичей и Столинского района. Интересуюсь у руководства предприятий, что мешает увеличить объемы производства и потеснить импорт. София Болтуть, директор ОАО «Ляховичский консервный завод», ответила кратко: мол, принимаем столько, сколько в состоянии переработать, и больше взять возможности нет. Управляющий ОАО «Горынский агрокомбинат» Василий Ковалец считает, что здесь необходим системный подход:

    — Нужно, чтобы производители фруктов договаривались с промышленниками заранее, с учетом ожидания по урожаю, а не тогда, когда сырье начинает пропадать. Переработчику сложно в авральном режиме принять большие объемы, ведь нет гарантии сбыта. Необходимо отладить механизм производства: от сада или подворья до попадания банки с соком на прилавок или в общепит.

    Впрочем, промышленники не скрывают — есть ряд препятствий, мешающих сбыту товара, и, как следствие, объемы производства не растут. Поэтому, говорит Дмитрий Красевич, директор ОАО «Пружанский консервный завод», процветает импорт:

    — Львиную долю прибыли приносит «социалка»: поставки в больницы, школы, санатории... А в тендерах участвуют не только наши производители, но и импортеры. Хоть мы и платим налоги в казну, отвечаем за качество, а импортеры везут непонятно что и по каким схемам. Если бы организации брали нашу продукцию, то объемы производства увеличивались бы в год не на 11 — 13%, как сейчас, а на 30 — 40%. И мощности бы наращивали, и сырье закупали бы по более высокой цене. А тут мало того, что, например, в наши здравницы трудно пробиться, так еще и торговые сети тоже часто отдают предпочтение дешевому импорту.


    Если по некоторым позициям в силу разных причин переработчики не могут угнаться за заграничным товаром, в других случаях эта ниша не занята и вовсе. Например, яблочных чипсов в торговых сетях Бреста я вообще не нашел, зато увидел сушеные чернослив из Чили, абрикос из России и клюкву... из Канады! Звоню в фирму, которая упаковывает этот товар, с вопросом: можно ли фасовать в пакетики наши фрукты и ягоды? Ее директор Карен Тарасян отвечает:

    — С удовольствием. Товар ходовой и востребованный. И нам было бы выгоднее. Одно дело платить за транспортировку из дальнего зарубежья, другое — закупать на месте. И цена от этого в магазинах будет дешевле. Но я даже не знаю, кто в Беларуси занимается сушкой. Хотя это неплохой бизнес. Главное — соблюдать технологии, чтобы сухофрукты не портились через два–три дня.

    А пока деловая инициатива раскачивается, компоты приходится варить из импортных смесей. И в социальной сфере, с учетом тендерных требований (брать самое дешевое), качество товара оставляет желать лучшего. Недавно госконтроль промониторил систему питания в здравоохранении Брестского региона. Заведующий сектором КГК области Владимир Белоусов показывает мне компотную смесь с черносливом из Узбекистана. Даже на вид крайне непрезентабельна: обломки веток, камни, песок, сухие листья... А результаты анализов, продолжает Владимир, и вовсе шокируют:

    — Лабораторные испытания выявили в смеси плесень, превышающую допустимую норму в 3,5 раза, и кишечную палочку. Из этого варили компоты в нескольких больницах области. Тендер выигрывала брестская фирма — импортер сухофруктов. Она, по факту, вывозит за границу валюту в приличных объемах. У нас тем временем в садах гниют великолепные яблоки.

    Николай Устымчук, фермер из Ивановского района, напротив, хочет ввезти валюту в страну, пытаясь сбыть яблочный опад на перерабатывающий завод в Липецк. Вот только российский покупатель берет фрукт навалом, как сахарную свеклу. А наши карантинные службы, продолжает Николай, его продукцию из страны не выпускают:


    — Требуют, чтобы яблоко было в упаковке. Но если я опад начну упаковывать — разорюсь. Тем более что производитель ждет, наоборот, навал. В итоге яблоки уже третью неделю гниют. Урожай 1.000 тонн. 150 уже пропало. Нашим заводам столько не нужно. Их, по сути, два–три фермера могут завалить.

    Похоже, что так. К примеру, ОАО «Малоритский консервноовощесушильный комбинат», выпускающее детское питание под брендом «Топтышка», планирует заготовить 3,5 тысячи тонн яблок. Только у Николая Устымчука урожай — 1.000 тонн. В ОАО «Остромечево» Брестского района, к примеру, уродилось 2.200 тонн яблок. Фактически один завод могут обеспечить два крепких хозяйства. А такие перерабатывающие предприятия в Брестской области можно пересчитать по пальцам.


    ПРЯМАЯ РЕЧЬ

    Александр Пузик, начальник управления КГК Брестской области:

    — Здесь очевидно отсутствие системного регулирования всего торгового процесса: от выращивания фруктов через заготовку и переработку до поставок на прилавки. Урожай можно спрогнозировать еще в начале лета. И заблаговременно принимать меры. Разобраться с тендерами, провести координационные совещания с участием руководства торговых сетей, заготовителей, переработчиков, фермеров и сельхозпредприятий, продумать так, чтобы не было проблем с экспортом. Тогда и потери урожая будут минимальны, и производства будут в плюсе.

    А КАК СО СВЕЖИМИ ЯБЛОКАМИ?

    На днях первый заместитель министра антимонопольного регулирования и торговли Артур Карпович сообщил журналистам, что МАРТ намерено увеличить ассортимент белорусских яблок в торговле:

    — Сегодня в зависимости от торговой площади в магазинах должно быть минимум от одного до трех видов наших свежих яблок. Учитывая высокий урожай этих фруктов в этом году, мы хотим временно увеличить обязательный ассортимент минимум в два раза. То есть в крупных гипермаркетах после принятия постановления будет не три вида белорусских яблок, а шесть. Изменения принимаются под сегодняшнюю ситуацию.

    mityakov@sb.by

    Фото автора.

     

    Автор: Александр МИТЮКОВСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)