24 Сентября, 2020 Четверг

Очей очарованье

  • 13 июля 2016 Культура Русский 0

    На «Славянском базаре в Витебске» в краеведческом музее пройдет презентация арт-проекта «Зачараванне» фотохудожника Ирены Гудиевской и агентства моделей «Студия «Тамара»

    Основа проекта — выставка фото Ирены Гудиевской «Пушча. Лён. Прыгажуні». Впервые она была представлена год назад и сразу стала национальным брендом. Ирена Гудиевская по-своему раскрыла феномен белорусской красоты и показала, как связаны люди и природа, как плас­тика человеческого тела рифмуется с пластикой флоры и фауны и дает отсылку в глубь истории. Эта глубинная, корневая связь стала сутью проекта — художественного, а не этнографического. Фото­снимки, отпечатанные на холстах и похожие на картины, представили символы нашей страны.

    — Год назад проект «Зачараванне» потряс Национальный исторический музей. К глазам посетителей как будто поднес­ли увеличительное стекло и они ошарашенно рассматривали снимки-картины, веря и не веря: цветки льна чем-то напоминают лица белорусских девушек. Были и другие чудеса, например, показ льняной одеж­ды французским дизайнером с белорусскими корнями Юрием Котом… Ирена, а что дальше происходило с выставкой фото «Пушча. Лён. Прыгажуні»?

    — Ее представили в Доме правительства в Минске. Потом благодаря Елене Купчиной, замминистра иностранных дел Беларуси, выставка побывала на экономическом форуме в Словении. По инициативе нашего посла Александра Хайновского пере­ехала в Венгрию. Гостила в Литве. Перелетела на американский континент в город Геттисберг под Вашингтоном, а затем — спасибо временному поверенному в делах Беларуси в США Павлу Шидловскому — ее показали во Флориде и отправили в Техас. Причем в местной русскоязычной газете анонс выставки был размещен рядом с анонсом вояжа туда Софи Лорен, и снимки белорусской девочки и итальянской кинодивы оказались на удивление похожи. День Независимости Беларуси часть произведений встретила в Польше…

    — Значит, «Пушча. Лён. Прыгажуні» зажили своей жизнью и принялись колесить по свету…

    — Проект не коммерческий. Социальный, поэтический, позитивный… Спасибо людям — дипломатам, историкам и моим добрым друзьям, которые стремятся показать миру, что белорусские женщины и белорусская природа — едва ли не главные бренды нашей рес­публики. В проекте около 100 снимков. Я могу выставку делить на фрагменты, что и делаю время от времени.

    — В вашей творческой биографии такого проекта еще не было. Что подтолкнуло к его созданию?

    — В силу профессии и характера я объ­ездила полмира и в поездках нередко думала: что в нас, белорусах, такого особенного? В чем наша сила? Какой художественный образ наиболее соответствует нашей ментальности? На размышления и поиски ушли годы. Моим вдохновителем, спо­движником стала Тамара Гончарова, экс-модель Белорусского дома моды, создатель агентства моделей «Студия «Тамара». Почти 60 девушек ее агентства участвовали в проекте. Съемки продолжаются…

    — Пожалуйста, расскажите о моделях.

    — Скромные, трудолюбивые, немного наивные, образованные… Чистый славянский генотип, который сохранился на белорусских землях. Букет нации. Зная иностранцев, скажу: многие едут к нам в Беларусь посмотреть на лица. Тамара Гончарова ищет эту красоту от предков, «шляхетскую прыга­жосць», когда пластика естественна, волосы первозданны, лица не тронуты косметикой… В проекте участвуют девушки от 15 лет. Спустя два-три года городская цивилизация, увы, их изменит. Поэтому на съемках в Беловежской пуще, в Налибоках, на хуторах я ловлю фотоаппаратом неповторимый момент слияния девственных лесов и юных особ. Я сама родилась на хуторе и природу чувствую и на эмоциональном уровне, и на подсознательном…

    — На хуторе где?

    — Край Налибокской пущи. Столб­цовский район. Мои предки жили там еще в середине XVI века. Но вернусь к участницам. Они не подиумные модели и ранее никогда не стояли перед профессиональным фотографом. При этом самоотверженны, их не пугают ни звери, ни мороз, ни болота. Летом мы редко работаем. Наше время — зима, весна, осень. Часто съемка начинается в 5 утра, надо стоять в легкой одежде или ходить босиком по росе. Ни от одной участницы я не слышала отказа, упрека, нытья. Было такое ощущение, что все они родились в грабовых рощах либо в избушках под елями…

    — Девушки на зарплате?

    — Нет. Они бескорыстно любят Беларусь. Весь проект держится на энтузиазме его соз­дателей.

    — А как работалось с такой не подиумной моделью, как лен?

    — Это очень сложная модель. Долго присматривалась ко льну, пыталась понять, почему в одном регионе он цветет белыми цветками, а в другом — голубыми, искала освещение, при котором лен выглядит таинственной волшебной травой, сделала сотни снимков, все неповторимые. Воистину: не думай о мгновеньях свысока… В проект вошло несколько снимков, два подарены директору Исторического музея Олегу Рыжкову, такому же энтузиасту, как и мы, находятся в его кабинете. Лен — это моя Джоконда.

    — Палитра художника — краски. Водные, акриловые, масляные. В палитру фотохудожника входят и луч солнца, и порыв ветра, и время суток, и настроение модели…

    — Я очень долго, почти тридцать лет, рос­ла профессионально, чтобы научиться со­единять все эти элементы в единое целое и неделимое. Мало знать фототехнику и фото­съемку. Надо изучить восходы и закаты, горки и поля…

    — Сами за рулем?

    — Да. По пущам ношусь и никогда не знаю, кто выйдет из чащи. Однажды попала в ситуацию, когда два стада зубров выясняли отношения, а я — между ними. Решила: буду отбиваться фотообъективом… А бывает, сама прошу зверье: выходите из пущи, покажитесь! Друзья-егери указывают места возможной встречи с зубром или лосем, но никто не гарантирует, что животное будет мне позировать. Мечтаю сделать кадр, в котором девушка прутом подгоняет зубра, как корову…

    — Это все работа по велению души. А на хлеб с маслом вы зарабатываете рекламной съемкой. И так же стремитесь к совершенству?

    — А иначе нельзя. Мои снимки берут лучшие журналы мод Европы. Несколько лет назад на меж­дународном фестивале рекламы «Белый квадрат» фотография для обложки одного испанского журнала принесла мне первое место. С моей квалификацией я мог­ла бы безбедно жить и в Европе, и в США, фотографировать еду, одежду. Еще в ­1994-м предлагали остаться в Париже, учиться там и работать.

    — И?..

    — Не могу жить без своей земли, без наших людей, без ответной любви. Да, там очень красиво, Флоренция, Барселона… Но нет той душевности, которая меня подпитывает. Рекламную съемку можно делать где угодно. Что касается фотоживописи, авторской фотографии — только дома. Смотрю на красивую Беларусь и хочу эту красоту поднять, раздать, расплес­кать, объяснить. Почему-то кажется, что белорусы себя недооценивают. Что бы ни случилось в мире, нам достаточно десяти квадратных метров. Выживем: посадим овощ, выроем колодец, из дерева соорудим домик. Богатейшая страна!

    — На «Славянском базаре» вы наверняка увидите министра культуры. О чем бы вы с ним поговорили?

    — О том, что государство должно наконец обратить внимание на тот факт, что в Беларуси много прекрасных фотографов. Но где туристы могут увидеть наши проекты, которые рассказывают о стране лучше иного гида? Может, пора открыть в Минске хотя бы Дом фотографии?

    Ирена Гудиевская работает в области художественной фотографии и рекламы. Точкой отсчета ее творческого пути стала выставка 64 Eme Salon de Printemps в Париже в 1994 году. С этого времени Ирена активно участвует в крупных художественных выставках Национального художественного музея Беларуси, НББ, в жюри конкурсов моды и дизайна. Член творческого союза «Фотоискусство». Живет в Минске.

    Автор: Светлана ШИДЛОВСКАЯМинский курьер

Комментарии (0)