14 Июля, 2024 Воскресенье

За 25 лет в стране установили около сотни новых памятников

  • 13 декабря 2016 Культура Русский 0

    За четверть века в независимой Беларуси установили около сотни новых монументов. Дань уважения в основном отдана известным историческим фигурам — от князя Ольгерда до Папы Римского Иоанна Павла II. Однако бронзовая история — дорогое удовольствие. Меценаты ее не жалуют, основную ношу тянет бюджет. На балансе государства еще и тысячи советских монументов, которые не щадит время, требуя регулярных вложений на реставрационные работы и уход. Хватит ли сил и ресурсов на создание нового и сохранение старого? Каковы сегодня скульптурные тенденции? В ситуации разбирался наш корреспондент.

    Каждую неделю по субботам пенсионерка Наталья Кучинская приходит посидеть рядом с памятником последней гомельской княгине Ирине Паскевич. С этой исторической личностью у моей собеседницы связана семейная история:

    — Моя бабка Мария была сиротой, воспитывалась в детском приюте, созданном княгиней. Она всегда об этом рассказывала. Но в советское время князья априори считались эксплуататорами. Им памятники не ставили. Правильно, что в последние годы мы поменяли взгляд на историю. И начинаем ценить ярких людей из разных эпох.

    Подтверждение этим словам можно увидеть прямо на улицах наших городов и поселков. В Минске на бронзовую скамейку усадили создателей белорусской оперы — драматурга Винцента Дунина–Марцинкевича и композитора Станислава Монюшко. В Витебске на коне красуется великий князь Ольгерд и поодаль гуляет Александр Невский с семьей. В Слуцке гостей встречает Анастасия Слуцкая. В Мяделе — Максим Танк. И это далеко не все достойные люди, увековеченные благодарными потомками. О том, как выбирают достойных, знает заместитель начальника управления искусств Министерства культуры Татьяна Фалей:

    — Механизм прописан постановлением Совета Министров № 1372 от 19 сентября 2008 года. Создание и установка памятников происходят по решению местного исполнительного и распорядительного органа на основании заключения Министерства культуры и по согласованию с Президентом. Учитывается значение для Беларуси личности или события, а также была ли увековечена эта память в уже существующих произведениях монументальной скульптуры, названиях улиц, парков, населенных пунктов. Изучаются возможности финансирования.

    К сожалению, из раритетов старинного наследия нам почти нечем похвастаться. Самым древним монументом можно назвать Борисовы камни XII века в Полоцке. Увы, наш сырой климат оказался губителен для работ того времени. Еще памятник старины — триумфальная арка в Могилеве конца XVIII века. Ее возвели в честь встречи российской императрицы Екатерины II с австрийским императором Иосифом в городе на Днепре.

    С советским наследием картина иная: больше всего монументов той поры — вождю мирового пролетариата Владимиру Ленину. Всего их было у нас более 600. Первое место по количеству держал Бобруйск — 23 памятника против 22 в Минске. До наших дней дожили не менее 400.

    Вторая важнейшая тема — Великая Отечественная война. Около 9 тысяч монументов посвящены этой героической и трагической странице истории, которая коснулась, наверное, каждой семьи. И к ней мы возвращаемся снова и снова. Например, в 2006 году открыта «детская Хатынь» — мемориал в деревне Красный Берег Жлобинского района, где был немецкий концлагерь по забору крови у детей. Недавно появились «Врата памяти» в мемориальном комплексе «Тростенец» в Минске, памятный знак операции «Багратион» в Светлогорском районе...

    Известный скульптор Валерий Кондратенко говорит, что установка памятников чаще всего срывается по материальным вопросам:

    — Все худсоветы — это, скорее, дискуссионное поле, где высказываются мнения профессионалов. Например, в моей практике в 90 процентах случаев установка срывалась из–за проблем с финансированием. Заказчик объявлял конкурс, я предоставлял эскизы. Все утверждалось. Когда дело доходило до сметы, где указана стоимость литья, проект сворачивался.

    Памятник — удовольствие не из дешевых. Например, композиция до двух метров с различными элементами обойдется в 45 тысяч долларов. В эту стоимость включены не только бронзовое литье и работа художника, но и благоустройство территории. Нужны площадка, хороший обзор, гармоничное расположение в архитектурном ансамбле. Цена очень колеблется, казалось бы, от мелочей. Например, в полный рост или нет. Бюст обойдется значительно дешевле — примерно в 15 тысяч долларов.

    Меценаты у нас — пока редкость. Уличные скульптуры — бюджетная ноша. Наверное, поэтому, например, в Гомеле бюсты Пушкина, Купалы, Шевченко отличаются в основном бакенбардами и усами, а не художественными решениями.

    Член областного художественно–экспертного совета по монументальному искусству, председатель Гомельской областной организации Белорусского союза художников Лариса Зуева рассказала о проблемах насущных:

    — Мне кажется, сейчас актуальнее всего тема памятников, посвященных Великой Отечественной войне. В области их около 900. Они не забыты. Постоянно подкрашиваются, убирается территория вокруг. Но время берет свое. За полвека железобетонные конструкции обветшали, разрушаются. На их реконструкцию выделяются деньги. Однако часто местные власти идут по упрощенному пути. Средства направляются на проектно–сметную документацию, укладывается плитка, а на реставрацию самого памятника не хватает денег. В итоге он признается аварийным, его сносят и устанавливают современную черную плиту или столбик–обелиск. Если так пойдет, скоро сотни монументов неизвестным солдатам в маленьких населенных пунктах просто заменят могильными плитами.

    А что в ближайшем будущем может быть установлено на постамент истории? В Министерстве культуры рассказали, что в стране могут появиться памятники Давыду Городенскому в Гродно, генерал–фельдмаршалу Ивану Паскевичу в Гомеле, памятник княгине Ольге в Витебске и знак «Полоцк — колыбель белорусской государственности» к 1155–летию нашей государственности и 500–летию книгопечатания.

    На местном уровне

    Если речь идет о памятных досках или малых архитектурных формах, все решается на областном, а иногда и на районном уровне. Жители деревни Черное Речицкого района решили увековечить память первооткрывателя белорусской нефти геолога Михаила Громыко — уроженца этих мест. О поэтапном механизме рассказал эколог Дмитрий Янков:

    — Обратился в Речицкий райисполком, чтобы к 130–летию Михаила Громыко установить на его малой родине памятную доску. Райисполком пошел навстречу. Доску разработали, утвердили, изготовили за счет районного бюджета. Но встал вопрос: как ее устанавливать? Исторического дома нет, а если делать постамент — это уже большие затраты. Помогло ПО «Белоруснефть», все–таки Михаил Громыко — первооткрыватель белорусской нефти. Привезли многотонный валун. Есть камень, доска, решение райисполкома, но памятника пока нет. Он не прошел областной худсовет. Нужен был эскиз по привязке к местности — на фоне чего стоит валун с доской. Мы пригласили художника и сделали такую привязку. Теперь ждем ответа.

    Мнения по поводу

    Историк Александр Кузнецов:

    — В силу того, что в XVIII, XIX, XX веках территория Беларуси находилась в зоне политических, военных, социальных потрясений, это отразилось на судьбе памятников. С XVII века в Речи Посполитой были популярны статуи святых–покровителей. Ставили также скульптуры королю Яну Собескому — победителю турок под Веной. Особенно в магнатских имениях. Один из таких памятников и сегодня можно увидеть в Варшаве. В XIX веке российские власти увековечивали Екатерину II, Александра II, Николая I. Их демонтировали в начале Первой мировой войны, чтобы ценная бронза не досталась немцам, которые вели себя здесь по–варварски. После 1917 года возвращать эти памятники никто не стал.

    Гомельский историк Юрий Глушаков против сноса любых памятников:

    — Сохранение памятников — важнейший признак культурного и развитого общества. Нельзя мерить произведения прошлого идеологическим клише наших дней. Это история. Память о том, как мыслили и чем жили наши предки.

    Автор: Станислав ГАЛКОВСКИЙСБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)