14 Июля, 2024 Воскресенье

От Скорины до космоса. К 85-летию Ивана Миско: прогулка по мастерской скульптора

  • 22 февраля 2017 Культура Русский 0

    Вы бывали в музее, где главный «экспонат», он же хозяин, сам проведет экскурсию? Нет? Значит, у вас есть шанс открыть для себя мастерскую народного художника Ивана Якимовича Миско. Это и место, где прямо сейчас создаются выдающиеся произведения, и своеобразный клуб творческой интеллигенции (о чем свидетельствует «мемориальная» дверь, сплошь исписанная автографами гостей), и филиал музея истории Минска, куда можно попасть на экскурсию по записи...

     Сегодня Ивану Якимовичу исполняется 85 лет. Я решила, пусть о юбиляре расскажут его работы, превращающие помещение в декорации фэнтези. Лица из гипса, глины, камня, бронзы всматриваются в нас то проницательно, то лукаво, то задумчиво. Барельефы, эскизы скульптур, маски, неожиданно узнаваемые: вот клоун Олег Попов, артист Геннадий Овсянников... Как в компьютерном квесте мы переходим от артефакта к артефакту, с помощью хозяина пытаясь разгадать их историю. Специально выбираю те скульптуры, о которых еще не расспрашивала.

    Эскиз памятника Скорине


    Наверное, потому, что нынче тема Скорины вездесуща, глаз цепляется за эскиз памятника первопечатнику. Иван Якимович улавливает интерес и комментирует: участвовал в конкурсе, но работа осталась эскизом.

    — Скорину много ваяли, но я считаю, самый удачный скульптурный портрет сделал Алексей Константинович Глебов, мой педагог. Остальные, кто пытался, лепили себя, а не Скорину.

    Но ведь говорят, каждый скульптор всегда лепит себя. Иван Якимович соглашается: у большинства так... И шутит:

    — А я просто себя не знаю. Лепишь свое настроение, передаешь внутреннее состояние. Не всякий эскиз становится скульптурой. Проблема в том, что вообще в наших городах мало скульптурной пластики. Около Национальной библиотеки должно было быть свыше 20 скульптур. Пообещали — и по сегодняшний день ничего нет. Минск гордится архитектурой Лангбарда, мы даже не увековечили самого зодчего достойным бюстом. Хотя можем поставить памятник огурцу, воробью, бобру... У выпускников нашей академии искусств много хороших дипломных работ. Почему они остаются на складе? Надо, чтобы эскизы этих работ публиковались, глядишь, и найдется заказчик и место, где это возможно установить.

    Рельеф с космонавтами


    Главная тема скульптора — космос. Выставка к юбилею Мастера не случайно откроется в галерее Михаила Савицкого 12 апреля, в День космонавтики.

    — Сейчас доделываю некоторые работы. Вот рельеф, посвященный трем нашим землякам–космонавтам: Петру Климуку, Владимиру Коваленку и Олегу Новицкому. Хочу успеть отлить из бронзы.

    К торжествам в свою честь Иван Якимович как истинно творческий человек относится с юмором.

    — Много лет назад один знакомый позвонил мне: «Ну так что, сегодня твоя выставка открывается?» — «Да». — «А фуршет будет?» — «Не будет». — «Ну тогда сам и открывай!» А еще помню, при Советском Союзе один человек, работавший в издательстве, приходил на все художественные выставки. Его абсолютно не интересовало творчество, он искал ошибки в этикетках. И когда находил, чувствовал себя героем.

    Впрочем, никто не сомневается, что на выставку Мастера соберутся искренние ценители и поклонники.

    Белорусочка


    Скульптура сразу притягивает взгляд: белая, как снег. Милое девичье лицо словно укутано в шерстяной платок...

    — Я все леплю с натуры, но это портрет, созданный по воображению, — «Белорусочка». Лепил, когда был еще холостяком. Мечтал жениться. Но как найти жену? Я решил вылепить скульптурный портрет своей будущей избранницы. Дурь, конечно... Вылепить вылепил, а нашел совсем другую. Жена постоянно ревновала к «Белорусочке»: «Ты ее больше любишь». Я говорю: «Конечно, я прихожу в мастерскую, она молчит, улыбается, а ты дома жужжишь». Однажды коллекционер из Америки увидел эту скульптуру и захотел купить. Договорились о цене. На следующий день он приходит с деньгами, а я всю ночь думал — это значит, я должен с ней проститься? С моей близкой, хорошей, дорогой... И не продал.

    Иван Якимович поднимает тяжелую скульптуру с восклицанием «Вот ты, родная!» и даже прикасается губами к милому личику, в точности как Пигмалион. Увы, скульптура не оживает, более того, Мастер признается, что никогда не встречал никого похожего на нее: «Выдумал, выдумал на свою голову...»

    Актер труппы Буйницкого


    На верхней полке белеет другой бюст — породистое лицо, шляхетские усы...

    — Мне довелось ездить по Витебщине в поисках могилы Игната Буйницкого, основателя белорусского театра, затем изготовить надгробный памятник ему. Это была середина 1950–х. Был еще жив кое–кто из участников труппы Буйницкого. Одного нашли в Польше, и наша Академия наук его пригласила. Я когда увидел этого человека в своей мастерской, тут же предложил присесть, взял глину и за два часа вылепил этот этюд. Внешность зацепила. Острый нос, галстук–бабочка... Актеру было больше семидесяти, он говорил: «Я — старая шляхта, я очень рано женился. Шляхтич должен поздно жениться, должен успеть насладиться жизнью». Запомнилось, что он нюхал табак и конфеткой закусывал.

    Сам Игнат Буйницкий, кстати, тоже присутствует в мастерской — стоит подбоченившись в своей легендарной свитке...

    Путешествовать по этой мастерской можно бесконечно. Но Мастеру нужно работать. Мы уходим, и сотни глаз с обличий гипсовых, бронзовых, каменных, глиняных загадочно смотрят нам вслед.

    Сюда хочется вернуться. Городу повезло, что у него есть такое уникальное место, и нам посчастливилось, что в нашу эпоху живет такой уникальный человек — Мастер Иван Якимович Миско. Народный художник Беларуси. Здоровья ему и новых замечательных работ!

    Автор: Людмила РУБЛЕВСКАЯСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 

Комментарии (0)