04 Октября, 2022 Вторник

Алексей Дударев: "Я живу в придуманном мире!"

  • 01 декабря 2017 Культура Русский 0

    Алексея Дударева стали называть «живым классиком» белорусской литературы давно. Задолго до того, как по его сценарию были сняты любимые миллионами «Белые росы». И уж точно раньше, чем пронзительные пьеса «Вечер» и баллада «Рядовые» покорили театры по всему Союзу. Даже Государственную премию СССР драматург получил – немыслимо! – в 35 лет.

     «О! Дударев!»

    Возможно, именно потому, что слава и востребованность пришли к нему так рано, Алексей Ануфриевич относится к ним спокойно, с юмором. Поболтать с ним об этом и не только мне довелось недавно на Республиканском фестивале национальной драматургии им. В.И.Дунина-Марцинкевича в Бобруйске, где Дударев возглавлял жюри.

    – Вот, представь: вечер, темно… – отвечая на вопрос о собственной успешности, делится историей он. – Гуляю по Минску, дышу воздухом. На голове – капюшон. Остановился перед афишей Купаловского театра. Вдруг слышу сзади девичий голос: «О! Дударев!» Думаю: так, кто это меня со спины да еще в таком виде узнал? Но хватило ума не поворачиваться, почувствовал – обращаются не ко мне. Сделал шаг в сторону и только потом оглянулся. Оказывается, девушки просто изучали и обсуждали театральный репертуар. Если бы я им горделиво представился, они бы, наверное, отреагировали: «Ну да-ну да, скажи еще, что он у тебя шофером работает!» Так что ни в какой контакт вступать не стал. Пошел дальше. Правда, гордый собой. Но ненадолго… Я по жизни не уверен в себе. Чувство удовлетворения есть, да. А вот стоит сесть за стол, положить перед собой чистый лист бумаги – и все по новой. Как будто и не писал ничего до этого.    

    Кого потеряла белорусская армия?

    Трудно себе представить, но тонкий и глубокий Алексей Ануфриевич мог и вовсе не стать драматургом. Еще в детстве он мечтал о карьере военного. Если вы читали его произведения, то знаете – в них много патриотизма. Но не пафосного, высокопарного, а настоящего. Именно так, наверное, должен любить родину тот, кто ей служит. Поэтому на поприще, о котором герой материала, будучи мальчишкой, грезил, уж наверняка бы он преуспел.

    Однако вооруженные силы страны в лице драматурга Дударева, а не военного Дударева только приобрели. Помимо ряда мощных тематических пьес, наш знаменитый земляк какое-то время руководил Драматическим театром Белорусской Армии. Ушел сам. По возрасту (сейчас ему 67 лет). Его пьесы, меж тем, как шли на сцене ДТБА, так и продолжают идти. Как, впрочем, и в других театрах Беларуси.

    – Учитывая, сколько всяких-разных режиссеров, в том числе и считающих себя новаторами,  ставили ваш материал, немудрено, если порой получалось так себе. Злились, раздражались когда-нибудь из-за этого? – интересуюсь я.

    – Не поверишь – ни разу! Уровень спектаклей, конечно, разный. Это естественно. Но того, чтобы мои пьесы переворачивали с ног на голову, не было. Не то что я не позволяю – содержание не позволяет. В тех произведениях, что создаю, стремлюсь, чтобы было как можно больше любви. Это самое главное. Хотя кто-то считает, что пишу сказки. Ну и пожалуйста! Я вообще думаю, что лучше жанра, чем сказка, человечество еще не придумало и не придумает. 

    Скажи, кто твой друг…

    Если бы не судьба, в титрах к фильмам фамилию Дударева мы могли бы видеть в перечне снимавшихся, а не сценаристов. По первой профессии он актер. Одно время даже работал в ТЮЗе, но ушел в завлиты, а затем на «Телефильм», где познакомился с режиссером Валерием Басовым, который экранизировал его первые киносценарии.

    «Об Алексее я услышал от художника киностудии В.Матросова, – читаем в эссе писателя Георгия Марчука. – «Классную пьесу написал актер ТЮЗа Дударев о танкистах, которые погибли, спасая человека, а потом вроде уже после смерти проживают свое время. Запомни его — Дударев. Он еще всем-всем покажет». Я запомнил. Если у меня до этого были друзья-товарищи, которые были значительно старше меня, то Алексей был на три года моложе. Это придавало азарта нашему знакомству. Он как-то игнорировал заседания секции драматургии в Союзе писателей. Это был одинокий волк, одинокий дуб в поле».

    Здесь позволю себе с уважаемым литератором не согласиться. Друзей у Алексея Ануфриевича хватает. Даже во время нашей беседы на театральном форуме в Бобруйске он то и дело к ним мысленно возвращался. В том числе к тем, кого уже нет в живых.

    – Символично, что нынешний фестиваль Дунина-Марцинкевича проходит в месяц памяти двух наших корифеев, близких мне людей. Первый – Андрей Макаенок. Тридцать пять лет прошло, как закончился его земной путь. Он мой друг, мой учитель. Я невероятно горд, что был с ним знаком! Похвастаюсь. Когда Макаенок прочел мою первую пьесу, то радовался как ребенок. Я тогда этого не понимал. Сейчас смотрю на молодых и, к сожалению, понимаю… Второй – режиссер Валерий Раевский. Им поставлены практически все пьесы, которые я написал. Тот же «Вечер» – он его назвал «Реквием» – до сих пор идет на сцене Национального академического театра имени Янки Купалы. Я счастлив этому.

    Мир фантазий

    – Алексей Ануфриевич, над чем сейчас работаете?

    – А я тебе не признаюсь. Когда закончу – пожалуйста, а пока… Могу рассказать о том, что завершил. Недавно вот пьесу дописал «Пес белого острова». Кстати, в могилевский театр уже ее переслал – пусть теперь там решают, что с ней делать. 

    – Наверное, вам тысячу раз этот вопрос задавали, но не могу не спросить: что вас на творчество-то вдохновляет?

    – Ой, ну вот осень, например. Не такая, как сейчас, конечно. Это нормально – я ведь в один день с Пушкиным родился. В какой называть не буду, пусть читатели «Могилевских ведомостей» сами вспоминают школьную программу… А вообще, писать – это моя профессия. Я по натуре человек ленивый. «Ни дня без строчки» – это точно не мой девиз. Исповедую скорее толстовский принцип: можешь не писать – не пиши, а все, что должно быть написано, – напишется.

    – Ну не верю… Мне кажется, чтобы создать ту же «Черную панну Несвижа» или «Не покидай меня», надо очень сильно гореть своей работой!

    – Одно другому не мешает… На самом деле я всегда любил жить в придуманном мире. В прошлом, в истории, в фантазиях. Это не есть хорошо – нормальный человек привязан к реальности. Однако именно это помогло мне стать тем, кем я стал.

    Автор: Ольга СмоляковаМогилевские ведомости

Комментарии (0)