23 Февраля, 2018 Пятница

Коласовские места – алмаз, нуждающийся в огранке

  • 16 января 2018 Культура Русский 0

    В доме–музее Якуба Коласа уютно: кажется, вот–вот зазвучат шаги на лестнице, само собой отодвинется кресло в кабинете, прогнутся пружины дивана, застрекочет пишущая машинка. Дух поэта здесь витает определенно. По залам неторопливо бродят экскурсанты, а корреспондент «СБ» вместе с директором Государственного литературно–мемориального музея Якуба Коласа Зинаидой Комаровской просматривает задачи на будущее: в 2018 году предстоят две важные даты — 95–летие создания поэмы «Новая зямля» и 100 лет лирико-эпической поэме «Сымон–музыка».

    Нынешний коллектив музея невелик, но поразительно, какую работу проводят всего 5 научных сотрудников. Тесные связи у поэта были с Вильнюсом — сегодня налажено сотрудничество с литовскими коллегами из Литературного музея А.С.Пушкина, разработан совместно пешеходный экскурсионный маршрут «Колас и Вильнюс» по местам, описанным в поэме «Новая земля» в разделах «Дзядзька ў Вiльнi», «Замкавая гара» и «Па дарозе ў Вiльню». В Литературном музее Пушкина планируют создать отдельную экспозицию, посвященную Коласу. В его фондах имеются предметы из дома Каменских (родных жены писателя): стол, кровать, настенные часы, икона в серебряном окладе, подсвечник с гравировкой 1910 года.

    В 2017 году, когда отмечалось 135–летие классика, в Вильнюсе по инициативе нашего посольства в Литве установили мемориальную доску на доме, где Якуб Колас работал в газете «Наша нива». Не забыт писатель и в Узбекистане, где жил в эвакуации в 1942 — 1943 годах: в Ташкенте восстановили мемориальную доску на его доме и установили барельеф работы скульптора Марины Бородиной. А поэты из Санкт–Петербурга впервые перевели всего «Сымона–музыку» на русский язык и издали в Северной Пальмире.

    Словом, есть чем гордиться и есть давно разработанные планы, к выполнению которых музей приступает в новом году, готовясь отметить две знаковые даты разом. Но самая серьезная проблема и самая большая боль Зинаиды Комаровской за все десятилетия работы — усадьба Ласток, часть филиала «Николаевщина», объединяющего 4 бывшие «лесничовки» на радзивилловских землях, где жили родители поэта. Ласток — уникальный уголок, где сохранился дом 1890 года постройки, и единственная из всех усадеб, входящих в филиал, которая требует серьезной реставрации и консервации. Директор не скрывает грусти:

    — Ласток из всех коласовских усадеб наиболее светлое место, здесь поэт жил в детские годы, с 3 до 8 лет. Именно в Ластоке разворачивается действие «Сымона–музыкi», ведь Сымонка — это сам Колас, маленький мальчик на лоне природы, для которого все вокруг было волшебное, чудесное, красивое... Очень обидно будет, если этот дом не сохранится — а мы стараемся всеми силами его сберечь. У нас есть наработки, чтобы сделать в нем более обстоятельную экспозицию «Сымона–музыкi», облагородить территорию, провести основательный ремонт. Но для создания полноценного музея одних наших усилий, даже с поддержкой Минкульта, недостаточно — слишком серьезные требуются вложения. Пробовали искать инвесторов, однако в одиночку такие расходы мало кто может потянуть.

    12 км от города, лесная дорога — места, действительно удаленные от цивилизации. Но... на 2 гектарах земли рядом с Ластоком вполне могла бы появиться агроусадьба, а еще лучше — писательский дом вроде тех, которые можно отыскать в уголках Польши или Эстонии: место, куда круглый год съезжаются авторы со всего света, чтобы встретиться, перезнакомиться, поработать, а заодно и перевести белорусского классика на свои языки — чтобы слово Коласа и дальше шло по свету.

    Столбцовщина радует не только природными красотами и историческими деталями. В Акинчицах, Альбути, Смольне и Ластоке создан художественно–мемориальный комплекс «Шлях Коласа»: редкие по выразительности деревянные скульптуры народных мастеров по мотивам произведений Якуба Коласа объединяют все музеи филиала.

    — Нам бы побольше посетителей, — искренне переживает Зинаида Комаровская. — Много лет назад рассматривали экскурсионный маршрут Минск — Несвиж — Мир, и я поднимала этот вопрос: можно же заехать в Акинчицы, это всего 2 км от Столбцов. Надо показывать не только замки, нужно посмотреть быт и жизнь тех, кто служил Радзивиллам. Однако эту тему обошли стороной. У нас разработаны и велосипедные, и лыжные маршруты, и пешеходные экскурсии, но гостей не так много, как хотелось бы.

    А ведь коласовские места могли бы стать заповедником, не менее серьезным и посещаемым, чем российское Пушкиногорье. Неужели и правда такая великая сложность — немного подкорректировать популярные туристические маршруты?

    Автор: Ирина ОВСЕПЬЯНСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 

Комментарии (0)