29 Июня, 2022 Среда

"Золотой возраст" откладывается

  • 23 марта 2016 Экономика Русский 0

    Вопрос повышения пенсионного возраста сегодня – один из самых обсуждаемых в обществе. Нужно ли его увеличивать и на сколько, должны ли пенсионеры работать после выхода на заслуженный отдых – дискуссии по этим и иным «околопенсионным» вопросам не стихают в средствах массовой информации, в коридорах власти, на кухнях и в магазинных очередях.

    А районный акушер-гинеколог Светлана Георгиевна Николаенко давно ответила на эти вопросы своей повседневной жизнью. Уже несколько лет она получает пенсию, но, хоть работу ее легкой никак не назовешь, продолжает трудиться: делает сложнейшие операции, возвращает женщинам здоровье, помогает ощутить счастье материнства. За свой труд она ежедневно слышит слова благодарности – и это придает ей сил, энергии и бодрости.

    Повышение пенсионного возраста – самая обсуждаемая и животрепещущая тема сегодняшнего дня. И затрагивает она всех: и тех, кто уже находится на заслуженном отдыхе, и молодых, кому о пенсии думать вроде бы и рано (хотя это время «Ч» наступит быстрее, чем многим из них кажется) – но сегодня именно они, молодые и работоспособные, оплачивают безбедную старость своих родителей, бабушек и дедушек. А больше всего этот вопрос, конечно же, волнует тех, кто уже спланирован свой грядущий выход – или невыход – на пенсию, а сейчас вынужден менять планы…

    Мы решили не оставаться в стороне и обсудить эту тему за традиционным «Круглым столом». Для участия в нем пригласили людей, которых вопрос повышения пенсионного возраста волнует не только по долгу службы, но и лично. Причем постарались соблюсти гендерное и возрастное равенство: ведь у мужчин и женщин, людей пенсионного или предпенсионного возраста и молодых, как правило, разные взгляды на эту проблему.

    Таким образом, в редакции собрались председатель районного Совета депутатов Ирина Эдуардовна Тальчук, заместитель председателя райисполкома Виктор Збигневич Свилло, председатель районного объединения профсоюзов Ростислав Иванович Бразинский, директор Ворнянского УПК «Детский сад – средняя школа» Надежда Андреевна Субоч, начальник отдела информации и общественных связей Белорусской АЭС Эдуард Иванович Свирид и заведующий центральной районной аптекой №95 Василий Васильевич Будник. Ведущей «Круглого стола» по традиции стала главный редактор районной газеты Нина Алексеевна Рыбик.

    Нина РЫБИК:

    – Принципиальное решение о необходимости повышения пенсионного возраста принято, сейчас обсуждаются детали: когда, кому, на сколько лет… Тем не менее хотелось бы узнать отношение каждого из вас к этому решению.

    Свило Виктор

    Виктор СВИЛЛО:

    – Недавно услышал фразу: спрашивать об отношении к повышению пенсионного возраста – все равно, что спрашивать о необходимости пятого урока в школе: все будут против – и ученики, и учителя, и родители, хотя и понимают, что без него не обойтись.

    Так и с пенсионным возрастом: решение это очень непопулярное, но, думаю, каждый здравомыслящий человек понимает, что это неизбежность, от которой нам не уйти, как бы ни хотелось. Статистика утверждает, то сегодня на 100 работающих припадает 61 пенсионер. Кстати сказать, еще пять лет назад соотношение было иным: 57 пенсионеров на 100 работающих. И в дальнейшем, как показывает анализ, ситуация будет усугубляться. А все пенсионеры, честно или не очень отработав 20-30 лет, хотят на заслуженном отдыхе получать достойную пенсию – из чего ее взять? Эти деньги ведь должны заработать молодые. Так что повышать пенсионный возраст, безусловно, необходимо.

    Более того: по моему мнению, сделать это нужно было лет десять, а то и больше, назад: тогда была иной мировая конъюнктура, наша экономика развивалась высокими темпами, и это решение не было бы таким болезненным. Но и откладывать дальше уже некуда.

    Кстати сказать, государственные пенсии в СССР стали выплачивать не так давно, в 1956 году. А колхозники получили «право на пенсию» вообще в 1964 году. И сегодня в мире есть государства, где не выплачиваются пенсии, причем не самые бедные – Индия, например. В Китае пенсии по возрасту получают только государственные служащие и работники промышленных предприятий – а это незначительная часть населения.

    Тальчук Ирина

    Ирина ТАЛЬЧУК:

    – У меня двоякое отношение к повышению пенсионного возраста. С одной стороны, я согласна с Виктором Збигневичем: делать это необходимо.

    А с другой, чисто личной, стороны: 1962 год, когда я родилась, по прогнозам попадает как раз на этот «волнорез», именно с нас планируют повышение пенсионного возраста – не самое приятное известие, согласитесь. Продолжила бы работать или нет, но была бы какая-то социальная гарантия, ощущение внутренней свободы… Уже планировала, как буду жить, когда выйду на пенсию – а тут осуществление этих планов откладывается на три, а то и на пять лет. А потом себя утешила: значит, дольше молодой останусь…

    Вместе с тем нельзя не признать: мы стареем не так стремительно, как наши родители, – ведь не сравнить ни условия жизни, ни напряженность труда нашего и их поколения. Сегодня женщина отмечает свой 55-летний юбилей – и язык не повернется назвать ее пенсионеркой: красивая, ухоженная, хорошо одета, и что самое главное – активная и энергичная. То же можно сказать и о 60-летнем мужчине. Когда я работала руководителем, то, как наниматель, с удовольствием продлевала контракт с недавними пенсионерами: они – люди надежные, проверенные, опытные.

    Виктор СВИЛЛО:

    – Вот-вот, и не вы одна: многие наниматели отдают предпочтение опытным и проверенным работникам, никто не хочет брать людей без опыта – но где же молодым специалистам в таком случае этот опыт приобрести? И, согласитесь, нерационально и экономически необоснованно, когда человек, на обучение которого государство затратило немало средств, не может найти работу по специальности и занимается чем угодно, но не тем, чему его учили. Вот в этом и состоит главное противоречие повышения пенсионного возраста.

    Хотя было заявлено, что правительство планирует увеличить число рабочих мест, но в нынешней экономической ситуации сделать это непросто.

    Бразинский Ростислав

    Ростислав БРАЗИНСКИЙ:

    – Я, как бывший руководитель предприятия, могу сказать, что в вопросе, кто лучше работает, все неоднозначно. Конечно, молодежь – это «свежая кровь», новые знания, энергия – при условии, конечно, что все это «имеет место быть», ведь есть молодые специалисты, которые спят на ходу. А люди из, как говорил небезызвестный Паниковский, «раньшего времени», – это опыт, та «старая закалка», которую ничем не заменишь. Но и у них случается ступор, причем чаще всего психологический: так меня когда-то научили – и все, и ничему другому я учиться не хочу и не буду…

    Что же касается пенсионного возраста, то повышать его, безусловно, нужно: от этого мы не уйдем. Но и тут важно не наломать дров. Вот работники силовых структур уходят на пенсию в 45 лет – и это мужчины в самом расцвете сил. И пенсия у них, скажем честно, не такая, как у «простых смертных», а раза в два выше. При этом они имеют право работать дальше. А посмотрите, как работает съемщик картона на фабрике «Ольховка»: смена 8 часов – попробуй побросай мокрый картон изо дня в день, из года в год. Или, скажем, водитель – не тот, который начальника возит, а настоящий, который в рейс каждый день ночь-полночь – он в каком состоянии приходит к пенсионному возрасту? А ведь его работа – это безопасность других людей, нас с вами.

    Так что я считаю, что к вопросу повышения пенсионного возраста нужно подходить очень взвешенно и дифференцированно.

    Будник Василий

    Василий БУДНИК:

    – Мне до пенсии еще далеко, поэтому и судить со своей собственной «колокольни» сложно. Тем не менее, чисто по-человечески мне понятна обида людей, которые всю жизнь работали, надеялись вот-вот уйти на заслуженный отдых – а это событие откладывается на какое-то время. Но я понимаю и государство: нынешняя экономическая ситуация не позволяет заниматься подобной «благотворительностью».

    А как руководитель предприятия я однозначно поддерживаю решение об увеличении пенсионного возраста по той простой причине, что оно, надеюсь, хоть как-то уменьшит остроту проблемы дефицита кадров в нашей отрасли – на сегодняшний день ситуация просто катастрофическая, особенно в государственных аптеках.

    Надежда СУБОЧ:

    – Мне тоже трудно ответить на этот вопрос однозначно, но причина противоположная той, о которой говорил Василий Васильевич: я уже несколько лет на пенсии и продолжаю работать, поэтому меня эта тема как бы и не касается. И если кто-то прочитает, что я поддерживаю решение о повышении пенсионного возраста, то непременно скажет: «Хорошо тебе, ты уже все получила».

    Свирид Эдуард

    Эдуард СВИРИД:

    – И когда посмотришь на Надежду Андреевну, то понимаешь, как благотворно влияет на человека работа на пенсии. Вот из-за таких нестареющих цветущих пенсионеров и было принято решение о продлении пенсионного возраста!

    Надежда СУБОЧ:

    – Спасибо, Эдуард Иванович. Но если отойти от моей скромной персоны и посмотреть на объективные показатели, то, честно говоря, страшновато видеть данные статистики: сегодня на 100 работающих 61 пенсионер, к 2020 году по прогнозам их будет 66, а к 2030 – 71. И понятно же, что у государства просто не будет денег, чтобы содержать на достойном уровне столько людей. Урезать пенсии невозможно – они и так невелики. Так что увеличение пенсионного возраста – неизбежный процесс, не сегодня, так завтра мы придем к этому.

    Но делать это, я считаю, нужно постепенно, пошагово, чтобы сгладить болезненность ситуации для людей, которые, скажем, не доработали до пенсионного возраста две недели – а будут вынуждены дополнительно трудиться еще три или пять лет.

    Еще меня, как директора школы, да и всех наших педагогов, очень волнует судьба льготной пенсии. Некоторые наши учителя при соблюдении ряда условий имели право выйти на пенсию в 50 лет – а как будет сейчас?

    Кстати сказать, далеко не все мечтают о «заслуженном отдыхе». Одна знакомая часто говорила: «Как страшно выходить на пенсию. Хоть бы пенсионный возраст увеличили!» Выходит, ее мечта сбылась.

    Эдуард СВИРИД:

    – Я давно заметил, что в нашем обществе безусловное одобрение вызывают только две вещи: повышение зарплаты и дополнительный выходной. А все остальное, чего бы оно ни касалось, становится поводом для скрытого или явного недовольства. А что касается повышения пенсионного возраста, то сложно найти более непопулярное решение. Но, тем не менее, его принятие – объективная реальность. Ну давайте доведем ситуацию до абсурда и установим пенсионный возраст в 45 лет – будет ли от этого кому-то лучше – государству, пенсионерам, работающим? Да никому!

    Это как строительство в Беларуси атомной станции: можно это приветствовать, можно бояться, можно протестовать – но альтернативы развитию атомной энергетики не существует: ну нет в нашей в стране ни угля, ни газа, а энергетические потребности увеличиваются с каждым днем.

    Я недавно встречался с дальней родственницей, которая всю жизнь прожила в Риге. Ей сейчас 54 года – по нашим нынешним меркам, остался год до пенсии. И выглядит она именно как без пяти минут пенсионерка: усталый вид, потухшие глаза… Между тем ей еще «пахать и пахать»: в Латвии на пенсию выходят в 65 лет – и мужчины, и женщины.

    Нина РЫБИК:

    – Согласна, решение это непопулярное: социологические опросы показывают, что половина населения, а то и больше, – против повышения пенсионного возраста. Но вместе с тем большая часть этих протестующих мечтают поработать после выхода на пенсию. И когда с кем-то расторгают контракт в 55 или 60 лет, это воспринимается как личное оскорбление и кровная обида.

    Виктор СВИЛЛО:

    – Да уж… Хоть я и не являюсь нанимателем, но подобные «кровные обиды» мне высказывали и демонстрировали неоднократно…

    Ростислав БРАЗИНСКИЙ:

    – А все потому, что размер пенсии у нас, мягко говоря, небольшой. Будем говорить честно: большинство новоиспеченных пенсионеров хотят поработать – и воспринимают пенсию всего лишь как источник дополнительного дохода, некий своеобразный бонус от государства. Это на западе пожилые люди живут полноценной жизнью – путешествуют, отдыхают, собираются вместе, интересно проводят время. А много ли наших пенсионеров отдыхает в Турции или Египте?

    Нина РЫБИК:

    – А вот с этим позвольте не согласиться.

    Года два назад я ездила в путешествие по Европе с отдыхом в Италии – и была приятно удивлена тем, что примерно четверть нашего экскурсионного автобуса составляли пенсионеры – как семейные пары, так и «одиночки». Кому-то из них путешествие подарили дети, кто-то сам отложил «на Венецию» за год или два, кто-то подрабатывает, чтобы скопить на летний отдых, кто-то продал квартиру в городе и перебрался в деревню, а на вырученные деньги решил посмотреть мир. Причем многие из моих попутчиков-пенсионеров уже объехали этот самый мир вдоль и поперек.

    Дело, мне кажется, не только и даже не столько в деньгах – большинство пенсионеров вполне могут себе позволить если не заграничную экскурсию, то уж путешествие по родной Беларуси, поездку в театр или отдых в санатории – однозначно. Но многие считают это чуть ли не постыдным: как я могу разъезжать «по заграницам», когда у дочки сапоги старые, внук мечтает о новом смартфоне, а сын на машину собирает? Нужно помогать – детям, а затем и внукам… Вот в этом и заключается основное отличие нашего пенсионера от западного: там вырос ребенок, получил профессию – и все, до свидания, сынок или доченька, живи своей жизнью. А поговорка «Что это за отец, что сына до пенсии не прокормит?» – исключительно наша.

    Субоч Надежда

    Надежда СУБОЧ:

    – Это тоже не совсем верно. Я знаю много пенсионеров, которые с удовольствием путешествуют, посещают театры, концерты – словом, живут активной и насыщенной жизнью.

    Ростислав БРАЗИНСКИЙ:

    – Наших пенсионеров можно понять. Говорят, кто в детстве не ел досыта хлеба, тот всю жизнь будет собирать хлебные корочки… Наши отцы и матери прожили трудную жизнь и закономерно, что сейчас они хотят, чтобы их дети не знали лишений. Тем более что и детям сейчас не легче: поженились молодые, родился ребенок – как прожить на одну зарплату, даже если она достаточно высокая? А жилье? Конечно, родители хотят помочь…

    Ирина ТАЛЬЧУК:

    – Но ведь нам наши родители не помогали. И им их родители – тоже. Не потому, что не хотели или на себя все тратили – не из чего было. И ничего, никто не умер, все, кто хотел, встал на ноги.

    Хоть и о детях хочу замолвить словечко. У них тоже бывают сложные моменты: во-первых, обязанность родителей – дать им образование, без этого в наш век высоких технологий – никуда. Да и просто тяжелые жизненные ситуации случаются – как не помочь? Это же наши дети…

    Виктор СВИЛЛО:

    – Речь идет не об образовании или тяжелой жизненной ситуации – с этим все понятно, а о нашем менталитете.

    Несколько лет назад я разговаривал с одной простой деревенской женщиной – и до сих пор не могу забыть, как она гордилась тем, что сейчас пожилым людям можно не работать и получать деньги, а значит – помогать детям. Именно для этого – возможности материально поддерживать детей и внуков – и нужна пенсия. Она, по сути, является прибавкой к зарплате для многих наших молодых пенсионеров. Один мой знакомый просто отдал свою пенсионную карточку сыну, а сам живет на зарплату. И это далеко не единственный случай.

    А это ведь неправильно! Дети выросли, получили профессию, стали работать – и должны сами содержать себя и свои семьи. И помогать своим родителям – это, кстати, записано в нашей Конституции. А обязанность родителей – подарить своим отпрыскам «удочку»: дать образование и научить их ловить «рыбу» – зарабатывать на жизнь. У нас же многие считают своей святой обязанностью поймать рыбку, зажарить ее и принести великовозрастным детям, да еще и уговорить их поесть…

    Нина РЫБИК:

    – В прессе озвучены три возможных варианта повышения пенсионного возраста: «всем по пять» – и у мужчин, и у женщин время выхода на пенсию увеличивается на пять лет; «всем по три» – пенсионный возраст увеличивается на три года; и третий: для женщин возраст увеличится на пять лет, а для мужчин – на три. Какой из них, на ваш взгляд, самый оптимальный?

    Ирина ТАЛЬЧУК:

    – Мне кажется наиболее справедливым вариант, когда для мужчин и женщин пенсионный возраст увеличится – причем не сразу, а поэтапно – на три года: мужчинам – до 63 лет, женщинам – до 58.

    Виктор СВИЛЛО:

    – А никого не смущает тот факт, что средняя продолжительность жизни в нашем районе у мужчин на 13 лет меньше, чем у женщин – соответственно 65 и 78 лет?

    Ирина ТАЛЬЧУК:

    – Мужчины сами виноваты в этом: ведут неправильный образ жизни, не хотят лечиться, когда начинаются неизбежные проблемы со здоровьем…

    Виктор СВИЛЛО:

    – Отчасти вы правы – но только отчасти. Мужчины умирают раньше не столько из-за неправильного образа жизни, а в первую очередь – по физиологическим причинам: женщины защищены своим гормональным фоном, а мужчины в этом плане обделены.

    Когда в послевоенное время зарождалась государственная пенсионная система, ситуация была иная: женщины тянули на себе всю страну, много и тяжело работали – и на тракторах, и шпалы укладывали, и лес валили. Было справедливо, что для них возраст выхода на пенсию установили на пять лет меньше. Сейчас же технический и технологический прогресс движется семимильными шагами, никто уже так много и тяжело физически, как раньше, не работает, поэтому мне кажется справедливым, чтобы возраст выхода на пенсию мужчин и женщин постепенно выравнивался.

    Нина РЫБИК:

    – Но все же практически у всех женщин после рабочего дня начинается так называемая «вторая смена»: ей нужно накормить семью, убрать дом, постирать, да и воспитание детей в большинстве семей лежит на их плечах. Вы думаете, это не стоит учитывать?

    Виктор СВИЛЛО:

    – Да, у женщин и сейчас хватает забот. Но заметьте: стирают они теперь не в корыте руками, как наши матери. И обед готовят не в печке. И огород, даже в том случае, если он есть, не лопатой вскапывают. Да и детей в семьях теперь, как правило, не по пятеро-семеро, как раньше, а по одному-двое. Так что труд женщины и в быту значительно облегчился. И было бы справедливым при определении пенсионного возраста для мужчин и женщин, наряду с иными факторами и обстоятельствами, учитывать и этот.

    Впрочем, это мое мнение.

    Василий БУДНИК:

    – Я согласен с Виктором Збигневичем. Более низкая продолжительность жизни мужчин предопределена их физиологией, образ жизни тут имеет второстепенное значение. Гормон тестостерон обуславливает мужскую силу, выносливость, энергию на достаточно коротком промежутке времени. А с возрастом все эти преимущества уходят, и женщина становится более сильной и выносливой.

    Нина РЫБИК:

    – Все ясно: мужская солидарность…

    Надежда СУБОЧ:

    – Почему же только мужская? Я тоже поддерживаю мнение, что возраст выхода на пенсию мужчин и женщин должен быть одинаковым – к этому, кстати сказать, уже пришли во многих странах.

    Нина РЫБИК:

    – Ну что же, в этом вопросе, как и во многих других, касающихся пенсионного возраста, единство найти сложно. И все же хочется верить, что правительство, принимая решение по этому животрепещущему и актуальному, без преувеличения, для всех жителей страны вопросу, постарается услышать разные мнения. И примет решение, которое будет отвечать как интересам государства, так и интересам людей.

    Автор: Нина РыбикАстравецкая праўда

Комментарии (0)