09 Августа, 2022 Вторник

Строительно—монтажные заботы или почему ухудшается качество строительных работ

  • 11 ноября 2016 Экономика Русский 0

    На головы прохожих осыпаются витражные стекла – подкидывают очередную страшилку с новостройки в доме № 8 по 1-му переулку Фомина в Минске новостные сайты. А прежде общество живо обсуждало душещипательные рассказы о том, как стеклопакеты после заселения надо затыкать подушками – из окон дует. Звучат в эфире и другие обиды и недоумения. В элитном минском комплексе, переплатив как за элитное, люди получили жилье весьма сомнительного качества. Нет элементарных парковок, детских площадок, проекты без конца перекраивались. В итоге не квартиры, а полуфабрикат, в который еще нужно вложить кучу денег, прежде чем заселиться. Какой-то просто суперконцентрат негатива в одном небольшом промежутке времени. Почему в строительной сфере опять пошли косяком проблемы?

    Было бы несправедливо сказать, что проблемы с качеством строительства у нас возникли на днях. И в советские времена случалось, не то что витражные стекла, как в доме № 8 по 1–му переулку Фомина, о котором нынче шумит интернет, а облицовочная плитка с фасадов на главных улицах Минска на головы прохожих сыпалась. Рабочие воровали цемент. А ровные стены и вовсе были невиданной роскошью... Несколько лет назад по поручению Президента собирались эксперты и буквально с чистого листа переписывали строительное законодательство, нормы, правила, условия, формы контроля. В итоге сделано очень многое. Заказчик, например, теперь не сможет приступить к строительству, не имея гроша за душой. Обязательно формируется страховой фонд или гарантии для финансирования устранения недоделок. Даже если подрядчик станет банкротом или ликвидируется. Срок гарантийных обязательств на строительно–монтажные работы увеличен до 5 лет. Введены тендеры и конкурсы. Жесткие требования нынче к проектным организациям. Почему же происходят досадные сбои?

    Этот вопрос обозреватель «СБ» задала директорам крупных компаний–застройщиков и проектных организаций. Вот какая картина получается, по их мнению.

    Олег Быковский, директор института «Минскгражданпроект», специалисты которого запроектировали пол–Минска, ссылается на несовершенную систему тендеров. Крупный институт, укомплектованный квалифицированными кадрами, имеющий международные сертификаты, сегодня оказывается не у дел. Проигрывает конкуренцию малоизвестным компаниям из регионов, которые готовы браться за любые заказы. А дом начинается с проекта. Итак, подвох первый — в кризис, когда экономят все и на всем, велика вероятность, что в итоге строители получат несовершенный проект. Пусть даже будет красивый, с модными витражными окнами, за которыми, кстати, очень хлопотно следить. Об этом могут в деталях рассказать жильцы дома 2б по минской улице Беды. Чтобы помыть витражи на балконах, нужно проявлять чудеса эквилибристики, ну или заплатить 3,5 тысячи за выезд бригады альпинистов. А если такое стекло разобьется, то его замена будет стоить более 200 рублей. Да, у нас по–прежнему проектируют жилье, не учитывая последующие затраты, и потом еще умудряются заселять туда граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. То есть не очень обеспеченные семьи...

    Идем дальше. Не только государственные, но и коммерческие организации обязаны проводить тендеры на все виды работ стоимостью более 2.000 базовых величин. Жилье в эту категорию как раз попадает.

    — Компания, предложившая мне демпинговую цену, — рассказывает Вадим Тачкин, директор консультационной компании «Вива Капитал», — будет жаловаться на меня во все инстанции и прокуратуру, если я выберу другую.

    Но если заказчики, которые дорожат качеством, готовы потратить дополнительное время и средства, выехать к претенденту на производство, ознакомиться с условиями, персоналом, провести многоступенчатый тендер, то иные выберут того, кто предложил меньшую цену. И это еще не все. Ведь производители строительных материалов тоже ощущают кризис и падение спроса и тоже экономят.

    — Случается, привозим на стройку цемент, а он не схватывается, приходится дополнительно усиливать конструкции, — говорит Лев Хаютин, генеральный директор СООО «Тамбаз». — Сейчас мы, например, строим коттеджный поселок из энергосберегающих панелей из специальной фанеры и утеплителя, которые, как выяснилось, намокают и разбухают, как обычная фанера. Значит, производитель снова сэкономил, чего–то добавил меньше, чем положено.

    Плюс нарушения технологий на стройке — и все, на выходе брак. А бракованное жилье — это не костюм или туфли, которые легко можно заменить или выбросить на свалку. Речь идет о том, что должно стоять сто лет. Отдельный вопрос — как строительный брак устраняют? В доме 2б по улице Беды зафиксирован третий случай сквозных трещин фасада из газосиликатных блоков. И думаете, застройщик тут же прибежал и все исправил? Как бы не так. Его вину ведь еще нужно доказать. Несколько лет товарищество судится со строителями. Получены две экспертизы с диаметрально противоположными выводами. Назначена третья. Иными словами, исполнение гарантийных обязательств затягивается на годы. А если в это время у новоселов все течет, рушится и разваливается?

    Неправильно это и ненормально. Что–то недоработано в деталях принципиально верного механизма. И, кстати, не факт, что вину застройщика вообще удастся доказать. Стройка — такой бермудский треугольник, где крутятся десятки подрядчиков, проектировщики, техэксперты. Ответственных столько, что в итоге никто ни за что не отвечает?

    Этюд из жизни бракоделов

    В доме № 8 по 1–му переулку Фомина в Минске посыпались окна. Это не фигура речи — начали вылетать из рам. Дом новый, красивый, балконы витражные, окна французские, а вот сыплются. Год маялись жильцы с недоделками, но теперь пришел к ним замглавы администрации Октябрьского района, чтобы лично убедиться в факте и разобраться с причинами «стеклопада».

    Посмотрел и в полном соответствии с законом сказал: «Почему они разбиваются — отдельный вопрос, и решить его можно только в суде и при назначении специальной экспертизы. Потому что, просто глядя на окна, ни один эксперт не скажет, почему они разбились: то ли это ребенок мячиком попал, то ли ветром выбило». Но это чиновник снизу смотрел. А поднялся в квартиру — сам возмутился: «Слушайте, так это не дело — окно держится на одной резинке! А должно на штапике. Нас на совещании директор фирмы–подрядчика заверял, что окна держатся на крепежных элементах. Но ведь он директор, он сам их не устанавливал, ему его работники сказали, что все сделано верно. Поэтому теперь будем разбираться».

    Ответ же на главный вопрос жильцов, кто отвечать будет, заслуживает внимания: «Отвечать за что конкретно? Компания «Минский дом окон», которая делала чертежи установки и монтаж, сейчас в стадии ликвидации. Специалистов у них нет, хоздеятельность они не ведут. Подрядчик в суд на них подал, но получат ли они деньги, никто не знает».

    Так вот, я и думаю: паспорта с них, что ли, в залог брать? Строишь дом — собери со своих работников паспорта и отдай будущим жильцам, пока они квартиру не примут. Знаю, что не по закону. Но уж больно легко стало сделать халтуру (а то и вообще ничего не сделать), получить деньги и немедленно самоликвидироваться. Примеров в новостной ленте — навалом. Так давайте как–то сами между собой — предпринимателями, бизнесменами и клиентами — договоримся. Или государство на помощь позовем? Но тогда, чур, не жаловаться!

    Автор: Андрей МУКОВОЗЧИК, Аэлита СЮЛЬЖИНАСБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)