02 Апреля, 2020 Четверг

Удастся ли достичь 500-долларовой зарплаты без включения печатного станка

  • 13 января 2017 Экономика Русский 0

    У теоремы Пифагора есть как минимум 367 доказательств. Полагаю, математики будущего найдут еще несколько. Экономика — наука еще более вариативная. И для повышения доходов населения способов существует не меньше.

    Информационный шум, развернувшийся среди определенной прослойки экспертного сообщества, что достигнуть средней зарплаты в 500 долларов можно только искусственным сдерживанием курса или масштабными эмиссионными вливаниями, скорее, свидетельствует о том, что немало экспертов попали в капкан стандартных решений. И шагнуть в сторону либо не желают, либо не могут. Хотя признать стоит: рост зарплат возможен и при макроэкономической стабильности.

    Страну дедолларизировать мы пытаемся уже давно, а зарплату привыкли мерить в этом эквиваленте. Впрочем, в отношении трудовых доходов такой подход в определенной степени оправдан. В конце концов, мир остается весьма открытым, и за квалифицированных работников приходится конкурировать как минимум с соседними странами. А для сравнительных оценок весь мир пользуется долларовыми эквивалентами. По ним оценивают привлекательность государства и работники. Поэтому ставить планки в части зарплаты именно «зеленого цвета» — логично и оправданно. Хотя, несомненно, главной характеристикой дохода является его покупательная способность, а не какие-то там эквиваленты.

    Но вернемся к проблеме повышения средней зарплаты. Да, были светлые времена, когда рынок накачивали эмиссионными денежками, щедро раздаваемыми предприятиям, которые мгновенно садились на иглу относительно доступных и дешевых кредитов. Одновременно долларовые зарплаты поддерживались искусственным курсом, который держали при любой погоде. Да, были такие времена. Правда, тогда и мировая, и региональная экономика развивались несколько по другим сценариям, чем сегодня.

    После международного финансового кризиса правила игры резко изменились. В конце 2000-х наша страна не совсем гибко подстраивалась под новые реалии. Старые инструменты монетарной политики забуксовали, экономика и финансовая система болтались в заносах между инфляцией и девальвацией. Об инвестиционной привлекательности говорить приходилось с большими оговорками. Но немало предприятий очень даже лихо приспособились все неоправданные издержки «прятать» в росте цен, разгоняя инфляцию, а конкурентоспособность на зарубежных рынках повышать за счет перманентной девальвации национальной валюты. Ну а кассовые разрывы они «затыкали» кредитами. Ведь на какие цели брались и берутся у нас кредиты в большинстве случаев? На зарплату, пополнение оборотных средств… Словом, на текущую деятельность. А перманентно работать на сплошных долгах, списывая их за счет курсовых перепадов, путь в никуда.

    Когда реальный сектор, причем не только государственные, но и частные предприятия хором поют о низкой монетизации экономики, то проповедуют старые подходы политики дешевых денег, от которой мы с таким трудом отказались. А точнее, решение своих проблем через инфляцию или девальвацию, которые у нас взаимосвязаны. Они губительны для инвесторов, малого бизнеса, населения, наконец, но для крупных предприятий — мать родная. Многие даже прибыль показывали в прошлые «смутные» годы монетарной политики. Правда, эффективность была скорее бумажной, чем реальной. Но кто же в действительных цифрах обнаружит, когда изменения цен и курсов измеряются десятками процентов в год!

    Но кто сказал, что доходы населения не могут расти при жесткой финансовой политике? Возможно, она как раз и поспособствует достижению цели. Высокие реальные процентные ставки переориентируют и население, и предприятия на сбережения в родных рублях. Причем сегодня политика Нацбанка ориентирует всех на долгосрочные депозиты, а не спекулятивные игры на одномесячных вкладах. Привлекательность сбережений будет благотворно влиять и на сдерживание внутреннего спроса. В прошлые годы ради макроэкономической стабильности его тоже сжимали, но через не совсем красивый инструмент инфляции.

    Да, относительно высокая стоимость денежных ресурсов не будет способствовать тотальному удешевлению кредитов. Но разумные ставки по ним подтолкнут предприятия не обрастать рублевыми долгами, а искать другие пути для развития. И привлечение средств населения, и иностранных инвесторов. Словом, засучить рукава и взяться осваивать те финансовые инструменты, про которые давно и много говорят, но которые на поверку не востребованы реальным сектором. Последний ориентируется на единственный и неизменный кредит.

    Жесткая, но взвешенная монетарная политика поспособствует укреплению курса белорусского рубля. В прошлом году наша валюта потеряла в номинале к доллару около 5 процентов. Но, как признают эксперты, если бы регулятор не скупал излишки валюты, то рубль бы, наоборот, укрепился к «американцу» на 10—15 процентов. Соответственно, и зарплатный эквивалент был бы у нас не 364 доллара, как в ноябре прошлого года, а приближался бы к 450.

    Да, многих пугает, что крепкий рубль снижает экспортную конкурентоспособность на наши товары. Но, во-первых, для нее важны курсы наших торговых партнеров — России и Европы. Во-вторых, дешевый доллар позволяет снижать издержки. Прежде всего на энергетику, которая по известным причинам у нас привязана именно к «зеленой» денежной единице. Соответственно, и у внутренних цен исчезнут предпосылки для роста, и инфляция наконец-то надежно скатится к однозначным отметкам. При определенной тонкой балансировке удешевления доллара привлекательность наших товаров за рубежом не пострадает. Если, конечно, реальный сектор не будет спать в шапку, а станет строить планы не исходя из своих желаний, а на основе объективной и необходимой реальности.

    Несомненно, чтобы сбылись приведенные выше прогнозы, «работнуть» придется всей экономике. И в успехе модели существует много «если». Впрочем, вполне преодолимых. Но альтернатива печатному станку существует. Это — лишь одна из них. Странно, почему самые говорливые эксперты их не замечают?

    Автор: Владимир ВОЛЧКОВРэспубліка

Комментарии (0)