24 Августа, 2019 Суббота

Золотой запас страны

  • 18 июля 2017 Экономика Русский 0

    Зачем государству нужно развивать собственное производство металлообрабатывающего оборудования, в чем заключается уникальность минских станкостроителей и есть ли у них будущее? Ответы на эти и другие вопросы мы искали на ОАО «МЗОР» (ранее назывался Минский завод имени Октябрьской революции)

    О том, что станкостроение — основа основ промышленности, написано во всех учебниках по экономике. Без станков нельзя развивать ни машиностроение, ни промышленность, ни оборонное производство.

    Легко не бывает

    Генеральный директор ОАО «МЗОР» Леонид Иванько рассказывает:

    — Буквально 25 лет назад СССР был в тройке мировых лидеров по производству и потреблению механообрабатывающего оборудования. Наш завод в те годы выпус­кал 20 % оборудования от общего производства тяжелых станков. Что мы видим сегодня на примере соседней страны? Машиностроение положили, тяжелую промышленность наполовину развалили. Но мы крепко связаны с соседями, нам сейчас непросто выживать. И все-таки Беларуси такой завод необходим. Благодаря тому, что в республике сохранились производство и высококлассные кад­ры, интерес к заводу остался. Из некогда трех крупнейших в Союзе предприятий работают только два. Мы в том числе.

    Спрос на продукцию столичных станкостроителей есть и на внутреннем рынке — БелАЗ, МТЗ, «Брестгазоаппарат», МАЗ, завод имени Козлова.

    Несмотря на высокую конкуренцию на российском рынке, под жесткие требования той же оборонки ­МЗОРовские станки как раз подходят. Или пример из другой отрасли: для самолетов Boeing детали изготавливают на станках минского производства.

    Одна беда куда ни кинь

    Есть у завода и проблемы. Долги прошлых лет перед государством за энергоносители, просроченные кредиты, высокая стоимость земельной аренды прибивают экономику предприятия. Очень тяжело сохранять завод, когда находишься в центре города. Один только повышающий коэффициент на землю чего стоит. Плюс огромные территории. На заводе считают, что хватило бы 30 тысяч м2, их же на балансе — 126 тысяч. Загрузить все имеющиеся площади нереально. Продать или сдать в аренду — нет спроса, учитывая, сколько подобных площадей разбросано по Минску. Добавить сюда изношенность основных фондов и коммуникаций (под 80 %) — картина получается совсем печальной.

    Несколько лет вокруг завода ходят слухи то о его закрытии, то о выносе за черту города, то о переносе на территории иных родственных предприятий. Но переместить такую махину — задача архисложная как практически (очень уж весомый механизм), так и экономически. В сборочном цехе, к примеру, под основание пола залит бетон на глубину 4 м! Под силу ли государству сегодня построить новый завод?

    МЗОР — одно из немногих предприятий в мире, которые производят уникальные станки и обрабатывающие центры с ЧПУ для обработки деталей шириной до 5 000 мм и длиной до 30 000 мм.

    Цена вопроса

    На заводе готовы выполнить любой каприз заказчика. Нужен ремонт станков с модернизацией — нет проблем. В таком случае работает правило: разобрать — разработать — модернизировать с учетом пожеланий. Все, что делают сегодня на предприятии, делают со знаком качества. И везут на ремонт в Минск оборудование со всей России, не считая белорусских заказов. Например, сейчас специалисты МЗОР восстанавливают японское оборудование из БелАЗа, станки из Краматорска и Мурома.

    На МЗОР разработали свой план выхода из ситуации. Определили перечень оборудования, который сегодня необходим для работы. То, что не эксплуатируется, но, возможно, будет востребовано на рынке, выставлено на продажу. Оборудование, которое нет смысла восстанавливать, отправляют на металлолом.

    Но самая главная задача, как видит директор, — сохранить интеллектуальный потенциал. Без грамотных конструкторов, технологов ничего не получится. Именно благодаря коллективу высококлассных специалистов, начиная от слесарей и до главного конструктора, на предприятии сформирован портфель заказов до конца года. А исходя из подписанных контрактов, перспектива обозначена до мая следующего года.

    Цена выхода из сложившейся ситуации — 3 млн долларов, которые ушли бы на капремонт имеющихся станков и покупку новых. Работа стала бы стабильной.

    Чтобы страна осталась страной

    Некоторые скептически настроенные полагают, что спасать такую махину, как МЗОР, себе дороже. Гораздо проще закупать европейские станки, затратив, возможно, те же деньги, что на спасение завода. С таким мнением категорически не согласен руководитель центра конструкторских разработок — генеральный конструктор Александр Трусковский:

    — Можно было бы избавиться от МЗОР и купить станки у немцев в два раза дороже, чем наши. Но продукт, который будет производиться на немецком оборудовании, дешевле не станет. И окажемся ли мы конкурентоспособнее? Конечно же нет! Белорусские станкостроители в любом случае должны укреплять свои позиции. Потому что создается конкуренция тем же западным производителям, да и тем, что поднимаются в Юго-Восточной Азии. Иначе мы попадем в такую зависимость, из которой выбраться будет гораздо сложнее.

    Секреты живучести

    Практически все станки на МЗОР изготавливают индивидуально. Под каждый заказ отдельно закупают детали. И если по качеству белорусский продукт превосходит восточные аналоги в разы и максимально приближен к мировым стандартам, то в искусстве продавать разница ощутима. И причина здесь в слабом маркетинге. Когда-то завод на потоке выдавал по 700 станков в год. Системой сбыта занималось профильное министерство в Москве. На заводе порой даже не знали, куда идет их продукция. Но 1990-е принесли полную растерянность: на заводе не понимали, что делать. И все-таки предприятие не закрыли, кад­ры не растеряли. Благодаря Академии наук Беларуси, которая в те годы участвовала в программе Большого адронного коллайдера, на заводе были размещены заказы для этой установки. Так предприятию удалось в буквальном смысле выжить. Но самая главная заслуга — сохранен коллектив. Более того, сегодняшняя структура МЗОР соответствует европейским стандартам. Из общего числа сотрудников должно быть 10 % конструкторов. На заводе на 516 работающих — 50 проектировщиков. С маркетологами сложнее. Александр Трусковский уверен, что «грош цена ситуации, когда приходится искать покупателей в Интернете. Это не маркетинг, а массовка. Следует повсюду иметь своих представителей, технически грамотных специалистов и необязательно сотрудников завода».

    Смогут ли отечественные производители создать пятикоординатный станок? На МЗОР, отвечает Александр Трусковский, такие станки разработали еще в 1980-е. Но «благодаря» 1990-м эта техника оказалась никому не нужной. Более того, во времена СССР выпускали оборудование в диапазоне по ширине стола от 800 мм до 2 500 мм. Сегодня минские станкостроители освоили более широкую гамму и уже выпускают станки с шириной стола от 600 мм до 5 тысяч мм. Практически все создают в единичном экземпляре по индивидуальному заказу. Каждый уникален.

    P. S. Решить самостоятельно проблемы, которые накапливались годами, МЗОР сего­дня не под силу. Но один из выходов, кстати, не только для станкострое­ния, но и для промышленности в целом, заводчане видят в более жесткой позиции государства. Если есть собственный производитель, тема покупки импорта за счет бюджетных денег не должна даже обсуждаться. Так принято во всем цивилизованном мире. К этому должны стремиться и мы.

    Автор: Ирина РЖЕУССКАЯМинский курьер

Комментарии (0)