20 Октября, 2019 Воскресенье

Тяжелый урок

  • 20 января 2016 Происшествия Русский 0

    На прошлой неделе в областном суде Бреста снова вспоминали трагедию, которая произошла в конце июня прошлого года в Кобринском аквапарке. Там утонула семилетняя Ира Коренкович из деревни Завершье Дрогичинского района. Девочка поехала на экскурсию вместе с детьми из летнего школьного лагеря. Оказавшись в глубокой части бассейна, выбраться оттуда не смогла. Ребенка вытащил из воды посетитель, однако спасти жизнь девочки не удалось.

    В ноябре двух сопровождавших девочку педагогов осудили на три с половиной года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. Плюс — каждой штраф по 18 миллионов рублей и запрет на работу учителем или воспитателем на пять лет. Приговор не слишком суровый с учетом того, что смерть наступила из–за неосторожности взрослых. Педагоги на суде вину признали полностью. Однако их адвокаты не согласились с конструкцией обвинения и подали кассационную жалобу.

    В Бресте защитники учителей просили судебную коллегию оправдать обвиняемых и уголовное дело прекратить. Мотивировали тем, что девочка не была воспитанницей лагеря, на подзащитных никто, как положено, не возлагал обязанностей по надзору за ребенком. Даже если они добровольно решили следить за малышкой, то причинно–следственной связи в произошедшем адвокаты не усмотрели. То есть если бы учительница, по их мнению, не поймала школьника, съезжавшего с горки, и он утонул, все было бы ясно. Здесь же ребенок просто пропал из виду...

    Мама Иры говорила более эмоционально. Какая разница: были какие–то приказы или не было их. Родители вверили детей педагогам, значит, те должны были вернуть их живыми и здоровыми. Учителя же, по мнению потерпевших, вину не признали, раз согласились с адвокатами, которые подали кассацию. А ведь родители изначально не требовали сурового для них наказания, поверив в искреннее раскаяние.

    Теперь уже потерпевшая сторона просила суд пересмотреть дело, чтобы потом обвиняемые строже ответили перед законом. Вердикт, впрочем, был предсказуем. Приговор, который вынесли в ноябре в Кобрине, судебная коллегия признала законным, обоснованным и справедливым, оставив его без изменения. Теперь он вступил в законную силу.

    Я принципиально не хочу в этой истории занимать чью–либо сторону. Безусловно, искренне соболезную семье, потерявшей ребенка. Вместе с тем сочувствую учителям, на месте которых, думаю, могли оказаться и другие педагоги. Их защитник Егор Вершило, по–моему, совершенно верно заметил: наказать можно хоть всю школу, но где здесь профилактика? Из каждой такой трагедии нужно делать выводы. И здесь, мне кажется, без третьей стороны не обойтись.

    Егор Вершило говорит, что еще до суда они настаивали: аквапарк оказывал услуги, не соответствовавшие требованиям безопасности. Это обстоятельство просили расследовать, однако следователь и прокуратура отказали. Суд тоже не стал разбираться с вопросом. Между тем уже когда шел процесс, адвокаты все–таки истребовали кое–какую информацию из аквапарка. Оказалось, в штатном расписании там было пять матросов–спасателей, прошедших специальное обучение, но в тот злополучный день работал только один. Остальных заменяли методисты–инструкторы.

    Впрочем, это не являлось предметом исследования. Под уголовное дело попали те, кто сопровождал детей. Следствие выяснило, что в тот момент, когда девочка тонула, одна учительница ловила малышей с горки. Вторая была в джакузи, но и там, по словам защитников, находились дети. Должны ли двое сопровождающих каждую минуту держать в поле зрения двадцать школьников, особенно если в оздоровительном центре полно посетителей, как было и в день трагедии?

    Ответ можно почитать на сайте аквапарка в разделе «Правила посещения». Цитирую: «В помещении дети до 14 лет должны находиться только под постоянным наблюдением родителей (доверенных лиц). Сопровождающие детей (подростков) взрослые несут за них полную ответственность, отвечают за их безопасность, а также за ущерб, нанесенный ими. Посетителям (сопровождающим лицам) запрещено оставлять детей без присмотра». В общем, если внимательно почитать сей документ, то слово «ответственность» применяется только к отдыхающим. А где здесь администрация? Все–таки в школах за жизнь и здоровье детей отвечают учителя, а в армии, например, за солдат — командиры.

    Адвокаты осужденных педагогов считают, что косвенно аквапарк все–таки признал свою вину. Егор Вершило говорит, что теперь там введены дополнительные должности спасателей, а на месте, где утонула Ира, установлено зеркало, рядом — еще один пост. Меры безопасности усилены. Такой страшной ценой... На это, думаю, стоит обратить внимание и другим спортивным и развлекательным заведениям, где есть зоны повышенной опасности. И уж точно не нужно, мне кажется, возлагать абсолютный контроль над детьми на педагогов. Ведь если, например, школьный автобус попадает в ДТП, отвечает водитель. Дело учителя — давать знания, выставлять оценки и следить за дисциплиной как на уроках, так и в летнем лагере.

     

    alexbresta@gmail.com

    Советская Белоруссия № 10 (24892). Среда, 20 января 2016

    Автор: Александр МИТЮКОВСБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)