26 Августа, 2019 Понедельник

Итоги рабочей поездки Президента в Витебскую область

  • 10 июня 2019 Политика 0

    Во время рабочей поездки в Витебскую область Президент посетил ОАО «Нафтан». Это, без преувеличения, один из флагманов белорусской промышленности. Как и Мозырский нефтеперерабатывающий завод, новополоцкий «Нафтан» сегодня переживает масштабную модернизацию. Оба проекта — одни из самых значительных за всю историю страны. И оба близки к завершению. Их общая стоимость превышает 2,2 миллиарда долларов. Государство со своей стороны выполнило все обязательства. Все, о чем просили Правительство и руководство НПЗ, в свое время было поддержано Президентом. И теперь Александр Лукашенко решил лично проверить, как выполняются его поручения, на какой стадии находится модернизация и каких результатов ждать от обновленных предприятий. А главное, какие перспективы ждут нашу нефтепереработку в целом. Ведь энергетическая безопасность сегодня сродни независимости страны, подчеркнул Президент во время проведенного на «Нафтане» совещания по вопросам модернизации белорусских НПЗ и повышения эффективности продаж нефтепродуктов: 

    — Я не скажу, что суверенитет и независимость нашего государства напрямую и только зависит от работы НПЗ. Но это один из довольно серьезных факторов существования экономики нашего государства. Нет экономики — нет государства.



    Важно видеть стратегию

    Масштабы ОАО «Нафтан» удивляют даже видавших виды журналистов. Шутка ли, половина всего промышленного производства Витебской области приходится на Новополоцкий НПЗ. Чтобы обойти его пешим ходом, и целого дня будет мало.

    Большому разговору о нефтепереработке предшествовал анализ развития региона в целом. Докладывал председатель облисполкома Николай Шерстнёв. В этом году недобор валового регионального продукта в области составил 3,5 процента. 

    — То есть область провалилась на три процента? — строго уточнил Президент. И тут же обратился к своему помощнику Александру Косинцу: — Какой вывод, Александр Николаевич?

    — Динамический ряд не радужный, — последовал честный ответ. 

    Чуть позже выяснилось, что, несмотря на в целом позитивные экономические показатели по отдельным отраслям, средняя зарплата в области самая низкая в стране. Есть проблемы с ее своевременной выплатой. Демографическая ситуация также не из лучших.

    В какой-то момент показалось, что над руководством Витебщины сгустились грозовые тучи и сейчас грянет гром. 

     
    Конечно, многое в регионе зависит от положения дел на «Нафтане». Но нельзя опираться только на него. И местные власти это хорошо понимают. За председателя облисполкома «вступился» курирующий область председатель Палаты представителей Владимир Андрейченко: 

    — Потенциал у них хороший. Прибавлять надо. А чтобы прибавлять, надо больше иметь сырья. Идет недогрузка предприятий, особенно мясо-молочной промышленности. Наращивать объемы производства и снижать затраты — главная задача для области. Надо развивать малый и средний бизнес, работать над привлечением инвестиций.

    Однако Александр Лукашенко смотрит на проблему шире:

    — Надо видеть стратегию. Должна быть определенная стратегия, примерно как вы пытаетесь или пытались — уже, может, отошли? — выстроить стратегию в сельском хозяйстве. Когда вы знаете, где построить комплекс на целый район или на два, где что-то объединить, разъединить и в результате получить эффект не только в производстве, но и в экономике. 

    Для примера Президент привел деревообработку:

    — Это стратегическое направление, но это не ваша стратегия. Когда-то через колено я всех заставил модернизировать деревообработку. Кричали, вопили: не туда деньги вложили. Сегодня деревообработка дает результат в целом по стране.

    Уроки химии

    Именно по такому пути пошли в нефтехимической отрасли. И сегодня сама жизнь подтверждает — все сделали правильно. Внешние рынки нам действительно не благоволят. Турбулентность мировых котировок на нефть, очередной этап налогового маневра в России негативно влияют на финансовое состояние НПЗ. А тут еще и проблема с «грязной» российской нефтью. В итоге оба белорусских завода вынуждены были снизить загрузку мощностей и понесли убытки. Этот вопрос, конечно, не остался без внимания Президента. Он поручил ответственным лицам решать вопрос по компенсации потерь исключительно в конструктивном ключе. Не давить, но и не давать себя в обиду:

    — Не надо орать, наступать и прочее, но свои интересы надо блюсти. Но ползать на коленях не надо. Надо садиться и по-деловому решать.

    Александр Лукашенко в этой связи отметил, что, по сообщениям СМИ, ряд международных компаний предъявляет России ущерб на сумму до 800 миллионов долларов:

    — Но мы больше всего пострадали. А нам говорят: ну, что там, белорусы, — они ничего не потеряли. Как так?! Поэтому надо следить и смотреть, почему они, например, платят 800 миллионов ущерба, а мы больше всех пострадали, но 20 миллионов. 

    На предприятии Александр Лукашенко подробно интересовался технологиями производства и объектами модернизации. Подчас это напоминало научные выкладки по химии. Но не станем вдаваться в технические детали процесса. Отметим лишь, что строительство уникального для нефтяной отрасли страны комплекса замедленного коксования позволит увеличить глубину переработки нефти до 92%. Увеличится выход светлых нефтепродуктов. Расширится линейка моторных масел. Наконец, появится возможность для выпуска новых нефтепродуктов. Например, нефтяного кокса. Он используется в качестве топлива в цементной промышленности и в энергетике. Все это в итоге повысит конкурентоспособность белорусских НПЗ в условиях мировых цен на нефть.

    На совещании по вопросам модернизации Президент очень доступно изложил суть всего замысла:

    — Сейчас мы имеем чуть ли не 20% мазута при переработке нефти. Поэтому поставили задачу, чтобы этих «отходов» — хотя мазут не такие еще и отходы — было минимум. Когда мы здесь закончим модернизацию, будет всего 3 — 4% остатков. Вот и весь разговор, если говорить о топливе. Да и не только о топливе. Из мазута мы выжимаем полезные нефтепродукты, которые можем использовать и в химии.

    Надо драться за свои рынки

    Безусловно, сжатые сроки модернизации напрягают и заставляют шевелиться. Но время не ждет. Если сегодня отстанем, завтра уже не догоним. Да, трудно! Но позиция Президента жесткая: не жаловаться надо, а работать: 

    — В сороковых годах, 75 лет тому назад, нашим людям было еще труднее. Надо было оборудование взять, демонтировать, перебросить на Урал, установить в течение нескольких месяцев и дать продукцию. А сегодня мы разболтались. Много разговариваем и все плачем, что у нас то специалистов нет, то еще чего нет. Нет специалистов — готовьте, ищите! В мире их хватает. 

    Александр Лукашенко на совещании раскритиковал эффективность продаж белорусских товаров за рубежом. Президент рассказал, как, находясь с визитом в Украине, он узнал, что местные водители недовольны отсутствием на рынке топлива из Беларуси. 

    — Надо научиться торговать своим продуктом. Надо драться, биться за свои рынки, удерживать их и эффективно продавать тот продукт, который мы производим. В частности нефтепродукты. Но такая беда и по другим товарам, которые мы производим. Поэтому я и поручил: прежде всего, вице-премьеры отвечают за ценообразование на внешних рынках и эффективность продаж, — подчеркнул Александр Лукашенко. 

     
    …По завершении совещания Президент пообщался с работниками «Нафтана». Александр Лукашенко, в частности, сказал:
      

    О нефтепереработке

    — Два нефтеперерабатывающих завода и «Белоруснефть» как компания, добывающая нефть в Беларуси и за рубежом, — это основа нашей экономики. И от того, будут работать эти предприятия или нет, зависит в будущем жизнь многих белорусов. Потому что сегодня без топлива никуда. Как бы мы ни говорили о том, что приходят альтернативные виды, что строим АЭС и меньше будем закупать на 5—6 миллиардов кубов природного газа, все равно углеводороды останутся (по крайней мере, при нашей с вами жизни) основным видом топлива. Если не произойдет какой-либо чрезвычайной революции (технологической. — Прим. ред.). Дай бог, чтобы она произошла и произошла эта замена углеводородов. Обеспечение страны углеводородами, топливом — один из важнейших факторов нашей независимости.

    О модернизации НПЗ

    — Вы видите, как себя ведут наши основные партнеры. Старший брат на востоке… Этот налоговый маневр и прочее — поставили наши предприятия в очень серьезную ситуацию. В связи с этим и огромной волатильностью на внешнем рынке (цены мировые пляшут, сейчас до 60 долларов (за баррель. — Прим. ред.) цена упала, завтра может подскочить), основные игроки — Америка, Россия, саудовцы знаете, как себя ведут. То «ОПЕК плюс», то «ОПЕК минус». Все пытаются свое счастье найти то ли индивидуально, то ли объединившись. Видите эти торговые войны, которые ведутся прежде между крупнейшими экономиками мира — Китаем и США… Во всей этой ситуации нам надо определиться, как будем жить дальше. Нам, наверное, немного повезло, что мы, с одной стороны, и раньше думали над тем, как жить и работать будут НПЗ до этого маневра и разных маневров в России. Мы начали модернизацию обоих предприятий. И она сегодня на завершающей стадии. Новополоцкий НПЗ строймонтажные работы закончит в этом году. То есть они более продвинулись в модернизации по тем объемам, которые мною были определены, чем мозырский завод. В Мозыре мы, откровенно говоря, только через год, где-то в середине будущего года, закончим строймонтаж пяти объектов и в течение будущего года выйдем на проектную мощность. Здесь (на «Нафтане». — Прим. ред.) мы начнем проектные испытания уже в конце этого года — начале будущего. И к середине года должны их закончить. Есть вопросы и к иностранцам, которые здесь работали. Были и раньше вопросы: неритмичное финансирование, многие другие. Наверное, я виноват в том, что не поддавливал наших руководителей предприятия, министерства и Правительство, чтобы они активнее работали. Ну такие мы люди: если топор над головой, тогда быстрее работаем… 

    О стратегии

    — Мы определили, что мозырский завод будет работать по топливному направлению. Будем работать над глубиной (переработки нефти. — Прим. ред.), получать светлые нефтепродукты. Но главное — это рынок. Получить сегодня светлых нефтепродуктов можно сколько угодно. Вопрос в том, где будем продавать их, потребит ли это все рынок. Покупая в России нефть, мы конкурируем с ней на рынках, а они у нас общие. Все не так просто. У них маневра больше: они могут своим нефтеперерабатывающим предприятиям подешевле нефть закачать и получить большую прибыль, цену сбросить — то, чего мы не можем. Поэтому нам надо думать о дальнейшей модернизации. Мозырь будет и дальше ориентироваться на топливную составляющую. А здесь (в Новополоцке. — Прим. ред.) мы будем производить и топливо, и заниматься нефтехимией. Это направление, как говорят специалисты, в последнее время более востребовано на перспективу. И когда закончим модернизацию этих предприятий, посмотрим, как в дальнейшем будем модернизироваться и углубляться. И здесь, и там. Вряд ли мы будем увеличивать объемы топлива, потому что рынок его не потребит. В нефтехимические предприятия придется нам еще вкладываться, чтобы они производили нужную для рынка продукцию.

    О продажах нефти

    — Мы умеем производить очень качественный продукт. И вы, и Мозырь хорошее топливо производите, на рынке спрос на него большой. Даже Россия с нами не может конкурировать, очень многие заводы. Но продавать не умеем. Или, скажем так, недостаточно хорошо торгуем этим товаром. Поэтому мы собрались и обсудили этот вопрос: как будем действовать дальше и как будем продавать готовую продукцию? Это безобразие, это плохо… Ну не торгаши белорусы, это понятно. Мы не узбеки, не таджики — они умеют торговать. А мы «памяркоўныя»: произвести произведем, а от продажи получить больший доход пока не умеем. Поэтому учимся. И об этом мы говорили, чтобы у нас была мощная компания. Может, ее тоже надо подвергнуть модернизации, совершенствованию, чтобы она также приносила нам и заводам больше дохода от продаж. 

    О социальной базе

    — Ни в коем случае нельзя сбрасывать социальную базу, которая у вас есть: пионерские лагеря (это все-таки ваши внуки и детишки), поликлиники, больницы, даже общежития. Для завода это небольшая нагрузка. Мы на это идем, как государство. Надо понимать, что главное для нас — это люди. И вот сейчас мы говорим о модернизации. Оборудование лежит, деньги есть, проект известен. Почему не вовремя все это делаем? К концу года должны были закончить. Людей не хватает. Поэтому надо всячески работать на то, чтобы удерживать здесь людей. Это не только и не столько зарплата сегодня. Многие из вас понимают, что здоровье — это ж бесплатно. За него платить не надо. Заболел — пошел (в поликлинику. — Прим. ред.), бесплатно вылечат. На Западе не так. Там это в копеечку обходится. Это дорого стоит. Поэтому каждый дрожит за то, чтобы поддержать здоровье и не попасть в больницу. Потому что разденешься, платить придется за это. А у нас нет. Поэтому я ему (Александру Демидову, гендиректору «Нафтана». — Прим. ред.) говорю, что, может быть, на копейку зарплата будет меньше, но дай человеку возможность и подтолкни его, заставь зайти в поликлинику, вовремя обследоваться, чтобы детишки в пионерском лагере побыли, а люди в санатории подлечились. Не одними зарплатами живет человек. Где-то посмотрите, чтобы в социальный пакет входило, чтобы и поесть они могли здесь за небольшую стоимость. Главные болезни — от питания. Не потому что есть нечего. Нажремся абы чего, а потом болеем из-за того, что не умеем питаться. Поэтому надо смотреть за людьми. Я с ним (Демидовым. — Прим. ред.этот диалог вел. Он ваш человек. Он сам отсюда. Я чувствую, он понимает и болеет за людей. Дай бог, чтобы не испортился. 

    О приватизации

    — Если у вас бродит какой-то вопрос, что мы их кому-то продадим за бесценок, выбросьте это из головы. Я по-прежнему придерживаюсь той точки зрения, что стратегические предприятия (и не только стратегические, но и другие) мы продавать не собираемся. Это не моя функция. Не я их создавал, и даже не вы. А мы сейчас сбагрим, как в начале моего президентства за 15 миллионов долларов Мозырь продали, контрольный пакет акций… Я сказал: за сутки верните тому, кто эти 15 миллионов нам перечислил. Поэтому мы не продавали эти заводы и продавать не будем. Ну, может быть, нам какие-то космические условия предложат, тогда мы рассмотрим вместе с вами. А приватизация, в общем-то, будет начинаться с трудового коллектива. Такие законы в Беларуси. Сначала вы, потом местная власть в Новополоцке, потом областная власть, потом министерство, потом Правительство… Потом Президенту приходите и доказываете, что это лучше. То есть у нас этот процесс очень забюрократизирован. Специально я это сделал, чтобы после приватизации предприятия потом я не приехал на НПЗ в Новополоцк, а вы мне сказали: «Так а кому ж ты продал?» А я потом вам скажу: «Так вы ж начинали это?» То есть это дело трудового коллектива, местных органов власти, а потом уже мы будем рассматривать. Говорят: это же почти невозможно приватизировать (крупные предприятия. — Прим. ред.). Я говорю: да, у нас в Беларуси почти невозможно приватизировать то, что не должно приватизироваться. Вы (ОАО «Нафтан». — Прим. ред.) входите в этот список.

    …Из Новополоцка Президент уехал не с пустыми руками. Заводчане подарили ему картину с изображением установки первичной переработки нефти АТ-8. Той самой, на которой Глава государства побывал за пару часов до этого. Прощаясь с работниками «Нафтана», Александр Лукашенко пообещал вернуться в Новополоцк в этом году, чтобы поближе познакомиться с социальной сферой города. 

    ПРЯМАЯ РЕЧЬ

    Александр Демидов, генеральный директор ОАО «Нафтан»:

     
    — Первая наша важная задача — завершить модернизацию в кратчайшие сроки. Дату начала пуско-наладочных работ — 7 ноября 2019 года — никто не отменял. Многое, конечно, зависит от слаженной работы нашего общества, но многое и от строительной отрасли. Еще один важный вопрос: мы должны четко определиться в этом году по дальнейшей стратегии развития нашего предприятия. Видим, что с топливным вариантом перспектив не так много. Поэтому есть большая вероятность того, что выберем нефтехимический вариант стратегии развития. Повлияла ли на ход модернизации и сроки ее окончания ситуация с «грязной» российской нефтью? С точки зрения того, что наше предприятие недополучило определенную прибыль (а до конца убытки мы еще не подсчитали), — конечно же, очень. В этом случае нам придется брать дополнительные кредиты, а для нас это дополнительная нагрузка. Но эти вопросы мы будем решать. Мне, как коммерсанту, было сказано, что мы должны четко ориентироваться в рынках. Сегодня мы должны прежде всего понимать, что будет востребовано, в каких странах, и делать в дальнейшем именно ту продукцию… 

    Если говорить о повышении цен на топливо на одну копейку, то каждая копейка для нашего предприятия очень важна. С учетом модернизации, дальнейшего развития (а это будущее, мы должны развивать наше предприятие, которое способствует и развитию страны в целом) сегодня мы имеем очень большую как финансовую, так и экономическую нагрузку.

    Виталий Павлов, генеральный директор Мозырского НПЗ:

    — Квалификация наших сотрудников достаточно высокая. Она позволила поддержать предприятие на плаву, сработать настолько эффективно, насколько это было возможно. Сейчас мы вышли на полноценный режим работы. Завод работает на той полной загрузке, которая необходима в данный период. 

    Что касается стратегии развития предприятия на 10 лет, мы держим руку на пульсе. Работаем с консалтинговыми компаниями, лицензиарами технологических процессов. Наше предприятие развито достаточно хорошо. А после модернизации уровень еще больше возрастет. Те объекты, которые сейчас строятся, направлены на повышение глубины переработки нефти и выхода светлых нефтепродуктов. В связи с чем мы получим дополнительный экономический эффект.

     
    Александр Ляхов, генеральный директор ПО «Белоруснефть»:

    — Главная задача, которая стоит перед нашим коллективом, — это стабилизация и пусть небольшой, но рост добычи нефти. В Беларуси добывается качественная нефть. Каждая тонна добытой нефти очень важна для нашего рынка и страны. Да, белорусская нефть несколько дороже российской в добыче. Но преимущество нашей нефти заключается в том, что она добывается в логистически развитом регионе — сказывается близость НПЗ и рынков сбыта. «Белоруснефть» продолжит развивать и свои зарубежные проекты. Сегодня мы активно ведем добычу нефти в Российской Федерации, в Эквадоре. И с каждым годом ее наращиваем. Работаем по всему циклу не только добычи, но и нефтесервисных услуг. Особенно в Российской Федерации и в Украине.

    Евгений КОНОНОВИЧ.

    konon@sb.by 

    Дмитрий УМПИРОВИЧ.

    deu@sb.by

    Фото БЕЛТА.
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)