24 Сентября, 2020 Четверг

Слишком мало мира

  • 17 ноября 2015 Общество Русский 0

    Бельгийский фотограф Филипп ЭРБЕ рассказывает специально для «Мінскай праўды» о том, что увидел и пережил в течение последних дней в Париже.

    — Сегодня утром, 16 ноября, я взял кофе и два круассана в «Porte d’Orléans». Париж оживает, как будто ничего не случилось… Но мы все еще говорим о пятнице, 13-го. В субботу все передовицы французских газет вышли в черном цвете.

    В пятницу, 13-го, в Париже, как мне показалось, пульсировала какая-то нездоровая энергия. После работы, около 20 часов, я вернулся домой в Porte d’Orleans. Сосед зашел ко мне в слезах и сообщил, что в Париже произошла серия атак. Я сразу же сопоставил это с катастрофой российского самолета две недели назад.

    Субботнее утро было холодным и серым. Магазины закрыты, мало людей на улицах. Надписи мелом на стенах, рисунки: круг с Эйфелевой башней. По дороге на работу, это недалеко от площади Согласия, я встретил несколько ошеломленных туристов, и даже свадебную фотосессию. Но атмосфера была тяжелой. В полдень уличные кафе опустели — этого никогда не бывает в Париже. Музеи, парки, школы закрыты… В конце концов, я пошел к своему издателю, на Rue de Rivoli, что недалеко от площади Бастилии. С друзьями мы выпили по бокалу вина на террасе кафе в Rue de Rivoli, не поддаваясь страху, разговаривая не только о терроризме, но и вообще о жизни. Мы были одни на террасе, казалось — в городе война… Когда я шел вдоль площади Согласия, все было пусто, только полицейские машины с включенными сиренами быстро пролетали мимо… Меня не покидало ощущение, что это какой-то фильм о Второй мировой войне, и в городе введен комендантский час.

    Я пошел на другую сторону Сены, где по набережной также неслись на высокой скорости полицейские автомобили и мотоциклы. Здесь я увидел человека, туриста из Аргентины, который поинтересовался у меня, где находится мост Александра III. Он рассказал мне о своей поездке, о том, что он имеет армянские корни. Не знаю, был ли он в курсе, что Париж пережил серию атак.

    Затем я спустился в метро, которое в субботу вечером в Париже было пустынным.

    В воскресенье все было закрыто. Ярмарка ParisPhoto, куда я должен был отправиться по служебным обязанностям, — также. Поэтому я решил прогуляться. День был солнечным, парижане выходили на улицу, как будто ничего не случилось. Они не должны бояться. Я увидел антитеррористические плакаты, расклеенные в разных местах, выполненные французскими мусульманами.

    Париж в течение красивого осеннего дня снова стал Парижем.

    Вечером я должен был встретиться с друзьями. При пересечении бульвара Richard Lenoir (недалеко от концертного зала Bataclan) я увидел убегавших в панике людей. Они кричали: «Стреляют, стреляют! Надо укрыться! Мы должны бежать!». Эти крики меня напугали. Случайно житель одного дома открыл дверь, и мы спрятались там. Среди нас был молодой араб с длинной бородой, в длинном пальто. Признаюсь, я подумал: а вдруг у него под пальто спрятано оружие? Но я старался не допускать таких мыслей. Слышались сирены полицейских машин, рев вертолетов. Через 15 минут мы узнали от арендаторов здания, что это была ложная тревога. Когда мы вышли на улицу, там уже везде толпились журналисты, полицейские, солдаты. Я побежал к дому, где живут мои друзья. Мы долго говорили — о предчувствии войны, об искусстве. Домой я возвращался в последнем поезде метро, в не лучшее для Парижа время. В городе слишком мало мира. Сегодня понедельник. Париж переживает сильную боль. Мы готовимся к новым атакам. Но жизнь продолжается.

    Автор: Филипп ЭРБЕМінская праўда

Комментарии (0)