29 Мая, 2020 Пятница

«Народный гнев» сети против мнения местных жителей

  • 29 декабря 2015 Общество Русский 0

    В субботу, 19 декабря, социальные сети взбудоражила информация о том, что в Речице появился охотник-садист, который на протяжении месяца жестоко расправляется с котами и кошками жителей частных домов по улицам Совхозной, Славянской и переулку Славянскому. В просторечии данный район называется «Совхоз» и располагается за железнодорожным переездом.

    Первой тревогу забила группа в одноклассниках «Помощь бездомным животным, Речица», где было размещено сообщение от одной из речицких активисток. В нем она рассказала, что узнала от родственников о массовом убийстве домашних питомцев. Текст изобиловал ужасающими подробностями. Упоминались огнестрельные раны, оторванные головы и выпущенные кишки. В содеянном же подозревался местный охотник.

    «Ужас. Это нельзя так оставлять. Он больной. Не знаю, на какого прохожего направит ружье этот ***, но детей на месте соседей я бы держала подальше от него. У него явные проблемы с головой» – подобные комментарии начали распространяться по речицким группам в социальных сетях с немыслимой скоростью. Пользователи воинственно призывали к отмщению невинно убиенных и жаждали расправы над заочно осужденным «народным гневом» речичанином…

    «Дняпровец» не остался в стороне и решил разобраться, что из написанного было правдой, а что приукрашенным художественным вымыслом. Набравшись храбрости и вооружившись фотоаппаратом и записной книжкой, наш корреспондент отправился узнавать подробности у местных жителей.

    Начали мы свое расследование с улицы Тимирязева. Продвигаясь к возможному месту вышеописанных событий, наше внимание привлек лист формата А4 на двери отделения почты, где сообщалось о пропаже рыжего персидского кота одной из жительниц деревни Днепровец, что находится от Речицы в нескольких километрах.

    – Ну вот, началось, – подумали мы. Внутренне настроившись на то, что все местные уже знают о случившемся и только говорят об этом, спросили у прохожих, известно ли им, что совсем рядом орудует неизвестный маньяк-живодер. К нашему удивлению, никто из опрошенных людей ничего об этом не знал. Небольшим исключением стала сотрудница КСУП «Совхоз Исток», которая поведала, что ей что-то похожее говорила дочка. При этом уточнила, что та, в свою очередь, узнала об этом из интернета.

    Зародившиеся сомнения о достоверности полученных нами сведений из социальных сетей укрепили и несколько жительниц близлежащих домов по ул. Совхозной. К примеру, Лидия Кондратьевна, прожившая в доме на этой улице немалое количество лет, и ее соседка Муза Никитична (имя и отчество изменены. – Прим. авт.) ничего нового рассказать нам не смогли. Правда, одна из них полушепотом потребовала, чтобы ее имя нигде не упоминалось: «Не хочу неприятностей, мне тут еще жить». Какие именно неприятности возникнут после нашей публикации, она ответить затруднилась, но тем не менее согласилась проводить до дома единственного в округе охотника.

    И тут уже сложившийся на основе информации из социальных сетей образ пьющего, ругающегося матом неадекватного мужика с ружьем был разрушен. Дверь нам открыл мужчина приятной наружности, возраста, только-только перешагнувшего за 50. Он любезно согласился рассказать о себе, а на информацию, что его кто-то оговаривает, только пожал плечами и добавил: «Умный человек все поймет, а другим говорить...». Кстати, стаж охоты у него с 1986 г., а на руках имеются все предусмотренные законодательством разрешительные документы. В том числе и на официально зарегистрированную охотничью двустволку.

    Окончательно же нас убедило вовсе не это. На вопрос о своих домашних животных, он подозвал к себе своего питомца – маленькую таксу по кличке Ника, владельцем которой стал благодаря объявлению в нашей газете. А еще рассказал про кошку, которая окотилась на чердаке его дома некоторое время назад и принесла ему радость в виде нескольких пушистых мяукающих котят. Один из них сбежал, как только подрос, а другой вымахал во вполне себе взрослую кошку.

    Поговорив еще на тему людского злословия, мы решили выяснить, на чем же зиждятся и как зарождаются слухи. Оказывается, недалеко от дома охотника располагается полуразрушенное здание бывшей бани, а около него – пустырь, где недавно обнаружили разорванный трупик домашнего кота. Вспомнился и еще один случай с раздавленной машиной кошкой...

    Попрощавшись с охотником, мы решили поговорить с жителями Славянского переулка. Уж кому, как не им, знать, что происходит поблизости от их домов. И сразу два человека подтвердили пропажу домашних питомцев! Только у одной соседки это была 10-летняя кошка, а у соседа, который часто летает на заработки на Север, был кот, которого кто-то придушил два года назад. Сейчас же у него две кошки.

    На улице Славянской мы разговорились с двумя мужчинами, один из которых сообщил, что у его соседа пропал кот. Выяснить подробности не удалось из-за отсутствия дома самого соседа. Вообще же сложилось впечатление, что людей гораздо больше интересует непосредственный быт и вопросы заработка, нежели чем исчезновение у кого бы то ни было домашних животных. Почти у каждого хозяйство. Где тут за всеми уследишь...

    Было еще несколько опросов. Мы стучали чуть ли не в каждую калитку. Но добавить что-либо люди не смогли: либо не знают, либо отказываются говорить. Что интересно, одна молодая женщина отказалась даже выйти из дома и проверить журналистское удостоверение, мол, у нас такие случаи тут творятся. Интересно, какие? А так ведь и при галстуке, и фотоаппарате...

    Последними опрошенными жителями переулка Славянского стали брат и сестра. И почему-то кажется, что именно они олицетворяют собой два подхода к любой информации: рациональный и эмоциональный. Брат, на вопрос о пропаже котов и отношении к этому охотника, возмутился. «Ну и что, что охотник! У меня друзей таких семеро. Все нормальные, адекватные люди.

    Получается, как в том анекдоте: в одной деревне сказали, а в другой добавили подробностей». Сестра же скромно заметила, что узнала о пропаже котов и кошек из интернета. Разволновалась. Но у них их пять штук. Никто не пропадал.

    Подводя итог, хочется отметить, что информация, полученная не из официальных источников, довольно часто не соответствует действительности. Что и показали простые жители нашего города, которые с удивлением «узнавали» о том, что у них происходит под боком из интернета. Уверен, что подозревать всегда хуже чем знать. У реальности есть границы, воображение  же безгранично.

    А что говорит закон?

    Статья 339 ч.1 УК Республики Беларусь. Жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, совершенное из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений либо в присутствии заведомо малолетнего, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом. То же действие, совершенное повторно либо группой лиц, наказывается арестом, или ограничением свободы на срок до одного года, или лишением свободы на тот же срок.

    Статья 15.45 КоАП Республики Беларусь. Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных влекут наложение штрафа в размере от десяти до тридцати базовых величин или административный арест.

    Принципиальным отличием введенной в УК Республики Беларусь статьи от существующей административной статьи, является то, что уголовная ответственность будет наступать при условии, если жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, совершено из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений.

    Перечень поводов к возбуждению уголовного дела содержится в статье 166 УПК Республики Беларусь:

    1) заявления граждан;

    2) явка с повинной;

    3) сообщение должностных лиц государственных органов, иных организаций;

    4) сообщение о преступлении в средствах массовой информации;

    5) непосредственное обнаружение органом уголовного преследования сведений, указывающих на признаки преступления.

    Поводами к началу административного процесса, согласно ст. 9.1. Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, являются:

    1) заявление физического лица;

    2) сообщение должностного лица государственного органа, общественного объединения, иной организации;

    3) непосредственное обнаружение признаков административного правонарушения судом, органом, ведущим административный процесс.

    Автор: Максим ШеленокДняпровец

Комментарии (0)