29 Июня, 2022 Среда

Эмоция не лучший советчик

  • 10 февраля 2016 Общество Русский 0

    Тема реформирования пенсионной системы сегодня не только одна из самых актуальных, но и острых, о чем убедительно свидетельствует редакционная почта.

    Мне кажется, в дискуссии на тему пенсионного реформирования почему–то все свелось к обсуждению лишь одного аспекта (безусловно, очень важного!): повышать — не повышать пенсионный возраст, доживем до пенсии — не доживем. Но ведь это — только верхушка огромного «пенсионного айсберга». Да, она находится на поверхности, хорошо видна каждому. Но куда больше остается под водой, скрыто от всеобщего обозрения и, что существенно, понимания. В том числе вопросы финансового обеспечения нашего пенсионного благополучия, причем не только со стороны государства, но и с нашей собственной стороны. Возьмем, например, аккумулирование средства на выплату будущих пенсий. Как гарантировать, что деньги, вложенные в те же пенсионные фонды, спустя 20 — 30 лет не постигнет судьба советских сбережений? Или что частный пенсионный фонд не лопнет безвозвратно? Допустим, профессиональные экономисты знают (хотя лично я в том не уверен, уж простите) ответы на такие вопросы. Ну а мы, простые граждане, завтрашние и послезавтрашние пенсионеры, знаем? Мы готовы самостоятельно вести свои финансовые дела, без чего в новой системе никак не обойтись, и отвечать за них? Самокритично отвечаю: я — пока нет. Наша финансовая грамотность находится на уровне, когда народ бежит и зарплату с карточки снимает наличными, чтобы в кошельке бумажки лежали, а пенсионеры выстаивают в огромных очередях в отделениях банка для оплаты коммунальных услуг. Кто может сегодня нам внятно разъяснить, что обязано гарантировать государство, а о чем гражданин должен позаботиться сам? До сих пор трудящийся человек особо голову не ломал о своем пенсионном будущем. Знал: пока работает, бухгалтерия все, что положено, высчитает (сколько — многие не ответят), а придет время, государство пенсию обеспечит. Откуда деньги возьмет — пенсионера тоже не интересовало. Такая схема действовала долгие годы. Но жизнь стремительно меняется, и то, что недавно устраивало всех, сегодня вызывает нарекания. Поколения помоложе посмотрели, как живут пенсионеры на Западе, и желают себе того же, они уже не настроены на безусловно альтруистический, даже жертвенный пенсионный образ жизни своих бабушек–дедушек, мам–пап, которые готовы сидеть впроголодь, донашивать старые сапоги и куртки, но подкинут денежек деткам. И, собственно говоря, правильно делает молодежь, что меняет взгляды социума на жизнь в старости. Но насколько этот самый социум готов к тому, чтобы экономически обеспечить свои желания?

    На мой взгляд, существует риск, что в деле пенсионной реформы потянем за хвостик одной ниточки и посыплется вся конструкция. Собрать ее назад уже не получится. Хочешь не хочешь, придется строить нечто новое. Но существует ли четкий проект нового? Я его не вижу, хотя проблемой интересуюсь. Только представив концепцию в целом, подробно и понятно для любой деревенской бабушки разъяснив ее, можно спрашивать у людей — вы за или против повышения пенсионного возраста, и рассчитывать на осознанный, а не на эмоциях ответ. И тогда каждый из нас разделит с государством ответственность за принятое решение и его результат.

    Антон ИВАНОВИЧ.

    Минск.

     

    Что такое гарантированный закон

    Недавно прочитал: Швейцария выносит на референдум вопрос о безусловном базовом доходе для всех жителей страны. Суть инициативы: каждый житель страны будет получать ежемесячно 2.500 франков (около 2.250 евро) вне зависимости от того, работает он или нет. В общем, как у нас сказали бы, на халяву. Мотив: человек при любых обстоятельствах должен одеться, оплатить жилье и иметь кусок хлеба на столе.

    Заинтересовался. Стал искать в интернете подробности. Вот еще один занятный факт. Проведенные накануне опросы показывают: большинство швейцарцев не собираются бросать работу. Ведь предлагаемая сумма — это нечто схожее с нашим бюджетом прожиточного минимума. Далеко не всех устраивает образ жизни, который из этого следует. Впрочем, 56% жителей страны вообще не верят, что инициатива будет одобрена.

    Ищу дальше. Оказывается, Швейцария далеко не одинока. Аналогичный вопрос обсуждался в Финляндии. Каждому финну хотели положить по 550 евро и ликвидировать систему соцзащиты. Сокращение затрат на содержание аппарата чиновников, как подсчитали дотошные экономисты, может обернуться выигрышем для бюджета. Аналогичные идеи звучат и в Германии. Правда, вплотную к реализации приблизилась только Швейцария. 

    Беларусь реально может оказаться в авангарде правильного движения, если, серьезно опоздав с повышением пенсионного возраста, не станет его поднимать. Тут главное — правильно расставить акценты. Что такое пенсия? Это ежемесячная денежная выплата для компенсации гражданам заработной платы или другого дохода, которые они получали в период трудовой деятельности. Но сумеете ли вы, к примеру, назвать старухой, не способной трудиться, женщину в 55 лет? Можно и на неприятности нарваться, скажи то же какому–нибудь 60–летнему «молодожену». Значит, если название государственного пособия не отвечает сути, то «вывеску» следует просто поменять. И с полным правом сказать на весь мир, что выход на пенсию дам в 55 лет и кавалеров в 60 — это такая наша форма социальной защиты и свободы выбора гражданина. Гарантированный базовый доход, который можно также для всех уравнять, привязать к бюджету прожиточного минимума (к слову, россияне уже приняли решение не индексировать пенсии работающим пенсионерам, обесценивают). А вот как подойдет реально преклонный возраст, тогда и можно вести речь о полноценной пенсии, зависящей от заработка и стажа, которая, кстати, может быть накопительной. Это шанс без радикальной ломки сэкономить пенсионный фонд.

    И не понадобится отнимать у граждан даты, к которым они привыкли за много десятилетий, — 55 и 60 лет. И социологов утруждать не надо — большинство будет против. Хотя бы потому, что очень сложно определить границу повышения пенсионного возраста. Предположим, с 2017 года женщины будут выходить на пенсию в 55,5 года. И далее каждый год на полгода позже. Получается, что у дам, родившихся в 1962 году, есть шанс уйти на пенсию в 55,5, а у появившихся на свет после 1966–го — в 60. Аргумент второй. Нынешний ранний выход на пенсию решает вопрос безработицы. Особенно в сельской местности. Доярки, полеводы и скотницы в деревнях редко живут на зарплату. Держат немалое домашнее хозяйство и ждут того часа, когда смогут всецело заняться выращиванием сельхозпродукции без отрыва на общественное производство и с достижением более значимых результатов. У полных сил и энергии пенсионерок–горожанок появляется возможность оставить постылую работу, если когда–то ошиблись с выбором, и любое хобби сделать профессией. Ничего плохого — больше рабочих мест останется молодым. Третье. Если взглянуть на списки вакансий, то становится очевидно, как много в стране низкооплачиваемых рабочих мест. Человек, которому надо кормить семью и малых детей, за такие деньги трудиться не пойдет, а «молодой» пенсионер — вполне. И четвертое. Нынче после 50 устроиться на работу — большая проблема. А представьте себе, что с увеличением пенсионного возраста центрам занятости придется подыскивать вакансии или переучивать, допустим, 58–летних? Проще им заплатить и, кстати, сократить энную часть работников системы труда и соцзащиты. Недавно на сайте Минфина обнаружил интересную цифру: на общегосударственные расходы у нас уходит 48,3% республиканского бюджета и около четверти консолидированного. Чем не резервы?

    Антон КАЛЮЖНЫЙ, экономист.

    Минск.

     

    Пожилым людям должен быть предоставлен выбор

    А мое мнение по пенсионной проблеме такое, и оно продиктовано жизненными наблюдениями.

    Во–первых, при назначении пенсии нельзя ориентироваться только на количество рожденных и выращенных детей. Теперь государство платит очень неплохие пособия на детей, рождаемость растет и появилось немало молодых мам, которых все устраивает, и они годами нигде не работают. Надо обязательно смотреть, кого родители воспитали — умного и достойного человека или бездельника и хулигана. Ведь порой можно увидеть беременных женщин с сигаретой в зубах, нетрезвых. Кого они произведут на свет? Изначально больного ребенка, которого государство будет за бюджетный счет лечить.

    Во–вторых, о пенсионном возрасте. Многие современные пенсионеры сохранили здоровье в 60 и более лет, не то что мы, дети войны. Если пенсионер хочет работать, пусть работает, но тогда надо ставить вопрос ребром: или зарплата или пенсия. А если все–таки оставлять пенсию, то не более 50 процентов.

    Татьяна АЛЕКБЕРОВА. 

    Ошмяны.

     

    Советская Белоруссия № 25 (24907). Среда, 10 февраля 2016

    СБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)