25 Февраля, 2021 Четверг

Думы о болоте

  • 17 февраля 2016 Общество Русский 0

    Утверждена национальная Стратегия сохранения и рационального (устойчивого) использования торфяников. Определены направления работы на ближайшие 15 лет. Это сделано впервые на высоком государственном уровне. Мы стали ценить болота не только как источник сырья, но и как природные комплексы? Именно так. По мнению экологов, в новой стратегии достаточно механизмов, чтобы сохранить уникальные болотные комплексы, которыми богата наша страна.

    Несмотря на активную мелиорацию в прошлом, в ходе инвентаризации насчитали 9 тысяч болот. Самые древние — полесские. Их возраст около 11 тысяч лет. Витебские родились 5 — 6 тысяч лет назад. Болота защищали от врагов, болота кормили и лечили. Трудно переоценить влияние болот на формирование белорусской культуры. Людская фантазия расселила в болотах разных чудных существ: болотного хозяина на Полесье зовут Багнiкам, болотного змея величают Смуткам или Цмокам...

    Сегодня площадь нашей «багны» 863 тысячи гектаров. Примерно две трети уже имеют охранный статус. Причем половина — международный. Для большинства этих территорий разработан план управления. После того как в 2013 году Беларусь присоединилась к Бернской конвенции об охране дикой фауны, флоры и природных сред обитания, под защитой также многие болота, которые не находятся на особо охраняемых территориях, но имеют значимые для экологии участки.

    Вот какие интересные факты нашла на сайте Минприроды. Наши болота помогут человечеству сохранить более 7 миллиардов кубических метров запасов пресной воды и обеспечить устойчивое водное питание рек и озер. Аккумулируют в себе около 500 миллионов тонн углерода. Обеспечат ежегодное выведение из атмосферы около 900 тысяч тонн диоксида углерода и выделение в атмосферу 630 тысяч тонн кислорода. Ну и клюква, разумеется. Более 10 тысяч тонн ежегодно. Плюс сохранение растений и животных. При умелой подаче еще и экологический туризм.

    Сидящему в офисном кресле молодому человеку эти цифры ничего не скажут, вероятно. А вот прожившему лет 80 сельчанину есть с чем сравнивать. Как погибали болота, он знает. Видел. В том числе и мне, выросшей в деревне на окраине так называемого Польского болота, которое мелиорировали, есть что вспомнить. Сравнить, как было и как есть. Увы, не вернуть на мою родину клюкву. Не вернуть воду в колодцы...

    Вместе с тем кто еще 20 лет назад мог подумать, что будут охраняться Ольманские болота, болото Споровское, Званец? Что общественность сможет отстоять у торфоразработчиков болото Морочно? В минувшем году Морочно объявлено водно–болотным заказником республиканского значения. Признано Рамсарской территорией и включено во Всемирный список водно–болотных угодий международного значения. Сейчас это богатое на клюкву болото в Столинском районе защищается международной конвенцией, поэтому дальнейшая торфоразработка невозможна.

    А болото после торфа — печальное зрелище, скажу вам. Недавно довелось побывать в Жабинковском районе на выработанном Гатче–Осовском месторождении. Через сколько веков оно, покалеченное человеком, придет в себя?

    Нарушенные болота подлежат экологической реабилитации. Это тоже одна из задач «болотной» стратегии. К 2030 году предполагается восстановление до 75 тысяч гектаров нарушенных торфяников, деградированных земель с торфяными почвами и неэффективно осушенных лесной мелиорацией болот.

    Как будем возвращать «багну» к жизни? С международной помощью. С 2006 года общими усилиями уже реабилитировали более двух десятков мертвых топей.

    К примеру, в Национальном парке «Беловежская пуща» сейчас реализуется масштабная программа по сохранению заповедности пущи. В приоритете — болота Дикое и Дикий Никор. Минувшим летом (впервые!) ученые изучили, как изменилось болото Дикое, что ему угрожает. Осенью у болота появилась своя геоботаническая карта, которой оно до сих пор не имело.

    С болотом Дикий Никор, расположенным в восточной части пущи, ситуация намного сложнее. В 1970–х годах болото осушили и передали сельхозпредприятию. В 2004 году его западную часть вернули в границы нацпарка. Однако большая часть осушенного болотного массива по–прежнему в ведении хозяйства, ко всему недавно там проведена реконструкция мелиоративной системы.

    Ну а как с торфоразработками? Добывать полезное ископаемое будут. Обещают, правда, что только на нарушенных территориях.

    Разумеется, у экологов к стратегии рационального использования торфяников есть вопросы. Но оставим профессионалам эти споры, которые, похоже, никогда не утихнут между природоохранными организациями и промышленниками.

     

    valentinak3@mail.ru

    Советская Белоруссия № 30 (24912). Среда, 17 февраля 2016

    Автор: Валентина КОЗЛОВИЧСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 

Комментарии (0)