06 Марта, 2021 Суббота

Захоронить нельзя сжечь

  • 01 апреля 2016 Общество Русский 0

    Быстро и практически беспощадно мы прощаемся с отходами. Раз — открылась дверца к урне, два — рука бросает то, что больше не нужно. Три — вынесли это «добро» в ящик. А потом приезжает машина и забирает то, что еще не так давно мы с интересом выбирали в магазине. Грузовик увозит эти вещи туда, где они найдут свое последнее пристанище.

     Под Минском всего три полигона по захоронению отходов: «Северный», «Тростенецкий» и «Прудище». Их суммарная площадь — более 76 гектаров. Как вам масштабы? Я отправляюсь на «Тростенецкий» — самый молодой и экологически безопасный полигон в стране.

    Горы отходов и грунта. Запах здесь, конечно, неприятный. А кружащиеся птицы над головой напоминают кадры из фильмов Альфреда Хичкока. Работники полигона на все это абсолютно не обращают внимания, говорят: человек ко всему привыкает. Здесь десятки грузовых машин, бульдозеров, погрузчиков, самосвалов снуют с 8 утра до 8 вечера без выходных. Одни — привозят отходы, другие — прессуют их. Меж них — таких маленьких по сравнению с горами полигона — ходят люди. На этой территории, огражденной забором и сосновым лесом, они своими руками сортируют то, что привезли в своих кузовах грузовики. Задача рабочих — сортировать вторичные отходы, сдавать их и таким образом зарабатывать деньги. За день они могут насобирать десятки килограммов ценного вторичного сырья. Вот, например, самая высокая цена в прайсе — за полиэтиленовую бесцветную пленку. Ее стоимость — 3 тысячи за килограмм. За килограмм пэт-бутылок можно получить 2 тысячи рублей. Самые низкооплачиваемые отходы — полиэтиленовая цветная пленка — 300 рублей за килограмм. За макулатуру — 1200 рублей, а за стеклобой — 700.

    — Знаете, здесь не только макулатуру или пэт-бутылки можно найти. Такое люди выкидывают! — загадочно улыбается Владимир Сивицкий, начальник участка обезвреживания отходов, показывая местные «достопримечательности».

    Спросите что? Деньги. Большие! Например, двадцать тысяч долларов в кармане старой куртки. Или совершенно новый ноутбук в упаковке, с чеком. Владимир Михайлович рассказывает, как недавно чуть ли не всем составом одна минская фирма приехала искать важные документы, которые случайно выбросила уборщица. Представьте себе, в этих горах мусора они их нашли.

    — Или вот еще. Приезжает мужчина и давай расспрашивать про машину, которая должна была приехать с отходами из ЖЭСа. Несколько часов ее ждал, — продолжает Владимир Сивицкий. — Когда она приехала, говорит: «Ищите сапоги резиновые!» Мы ему: «На кой они тебе сдались?» А он: «Увидите!» В итоге откопали мы в горе мусора его сапоги. Он руку внутрь их — раз! А там — несколько тысяч долларов! Спрятал, говорит, от жены, а она уборку в доме устроила.

    В мусорном ведре у наших людей, рассказывают работники полигона, чего только нет. Некоторые выкидывают петарды да опасные взрывчатые вещества. Из-за таких на полигон не раз приходилось вызывать МЧС и милицию. Спрашиваю: «А криминальное что-нибудь было? Ну, труп, может?» Говорят, нет таких нынче историй, так как каждую машину, что привозит отходы, проверяют как по документам, так и проводят осмотр на месте.

    Владимир Михайлович продолжает экскурсию:

    — Вот скоро заработает вторая часть полигона — практически готов котлован. В 2017-м уже начнется работа с ним. Мусора-то в последние годы становится все больше и больше.

    На полигоне нашли возможность использовать все увеличивающиеся горы мусора в благих целях. В слоях отходов и грунта проложены трубы, передающие газы, которые выделяются вследствие гниения мусора, в специальный бункер. В нем эти газы перерабатываются в электроэнергию. Только один полигон может «создать» до 1200 ватт электричества.

    В день только на этот полигон попадает до 6—7 тысяч кубометров мусора! После того как отходы нашли свое место на земле, их сортируют, утрамбовывают и изолируют грунтом. Срок жизни таких полигонов всего около 20 лет. После земля пройдет комплекс рекультивации, полигон будет покрыт слоем растительного грунта и на нем высадят зеленые насаждения. Но на этом жизнь данной территории не заканчивается. Как только после рекультивации вырастает трава, на уровне города будет рассматриваться вопрос о дальнейшем использовании этого участка земли.

    Но захоронить можно не все. Некоторые отходы надо сжигать. В обязательном порядке. Отправляемся на комплекс по сжиганию медицинских отходов и других видов патологических материалов.

    Сюда в небольшое помещение ежедневно привозят капельницы, флаконы, ампулы, просроченные таблетки, ампутированные части человеческих тел и другое для кремации. Все это находится в непрозрачных черных мешках с подписями и кодами: что в них, откуда, кто ответственный. Привезенные отходы загружаются в печь сжигания. Максимум загрузки — 30 килограммов. В печи две камеры: розжига и дожига дымовых газов. В первой — 850 градусов тепла, во второй — 1200. При сжигании все вредные вещества идут через фильтр. Таким образом, в окружающую атмосферу не попадают вредные элементы. Все это контролируют специалисты Мингоркомитета природных ресурсов и Минприроды.

    — Сжигаются медицинские отходы у нас только последние два года. До этого все везли на захоронение, — рассказывает начальник цеха обезвреживания отходов Руслан Хурсик. — Конечно, такой подход был опасен для окружающей среды. Никогда не знаешь, сколько лет и как будет разлагаться таблетка, например, от того же кашля. Всего одна пилюля антибиотика убивает микробы на площади до 3 квадратных метров. Мусор на таких участках долго не разлагается.

    А вот при сжигании в этой печи, говорит Руслан Хурсик, из 100 килограммов просроченных таблеток получится лишь около 3—7 процентов остатков. При этом совершенно неопасных, которые после можно спокойно захоронить. Уже совсем скоро на этом предприятии также будут сжигаться рентгеновские снимки, из остатков которых будут извлекать серебро.

    — В последние годы наша система переработки, сортировки, захоронения, сжигания отходов развивается очень быстро. Вот, например, сейчас разрабатывается проект по сортировке и сжиганию косметических отходов. Никто и никогда не проводил эксперименты в нашей стране, пытаясь узнать, как тот же крем для рук, который пролежит в земле 10 лет, повлияет на экологию, — говорит директор УП «Экорес» Виктор Лобачевский. — Не так давно наша страна сделала большой шаг вперед — были созданы пункты приема батареек. Что дальше? Сейчас мы, например, совместно с Минздравом расширяем перечень медицинских отходов, которые подлежат сжиганию. Смотришь, через несколько лет мы все будем бережнее относиться к экологии, будем правильно утилизировать отходы.

    В пример Виктор Иванович приводит аптеки, которые, на его взгляд, могли бы уже начать устанавливать ящики, куда люди могут выкидывать просроченные таблетки. Такие подвижки создадут хороший имидж не только аптекам, но и стране в целом.

    — Рано или поздно мы придем к верному, правильному пути переработки, сортировки отходов. Наши люди умные, — рассуждает Виктор Лобачевский. — А умные люди хотят жить в чистой среде, есть чистую пищу и дышать чистым воздухом. Значит, всему научимся. 

     

    Фото автора

    Автор: Алина КАСЕЛЬРэспубліка
    Теги: 

Комментарии (0)