17 Ноября, 2019 Воскресенье

Печаль на сердце

  • 22 апреля 2016 Общество Русский 0

    26 апреля 2016 года исполняется 30 лет со дня самой крупной технологической катастрофы ХХ века — взрыва на Чернобыльской атомной станции.

    Десять лет тому назад после просмотра картин Михаила Савицкого «Чорная быль» ученица 5 класса Гераненской СШ Татьяна Скрипская написала такие строки:

    Крыжы на зямлі.

     Плач на Зямлі.

    Доля» такая -

    Відушчы» ідзе,

    Праўду нясе,

    Цыкл адкрывае.

    Чорная быль,

    Чорная быль,

    Радыяцыя.

    20 гадоў гэтай бядзе.

    «Эвакуацыя»,

    «Рэквіем»,

    «Настальгія»,

    Смутак на сэрцы.

    Трывожна.

    Карціны Савіцкага

    Кранаюць сэрца кожнае.

    Мне вспоминается, как в конце апреля в тот год прошел сильный весенний дождь. И вдруг все лужицы в деревне стали желтыми. Меня встретила Лариса Алексеевана Антонович и удивилась — почему я хожу без платка.

    — Посмотри на лужи. Это от радиации.

    Я ей не поверила. Ведь желтизна могла быть от пыльцы цветов. Прошло много лет. Но ни разу разводы на земле после дождя не были окрашены в желтый цвет. Об этих ужасных красках вспоминают и чернобыльские дети в книге нобелевского лауреата Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва».

    Очень быстро я получила посылку с прибором. Бесплатно. Проверяла фон и в квартире, и на полях. Местами были отклонения, местами был нормальный фон. Этот дозиметр хранится у меня до сих пор.

    Подробности о Чернобыле мы узнавали от наших земляков, судьба которых закинула в то страшное пекло.

    Первой моей собеседницей была директор отдела культурно-массовой и просветительной работы агрогородка Геранены В.Л. Гринюк.

    — Не хочется вспоминать то время. Моего мужа взяли на военные сборы в 1989 году. Сыну Алексею тогда было четыре года. Ждала второго ребенка. До родов оставалось несколько недель. Несколько раз ездила в военкомат, просила, чтобы не забирали мужа. Ответили, что я не одна, — помогут родители. Хотя я слышала, что был такой приказ — на ликвидацию аварии мужчин до 30 лет не забирать.

     Станислав Леонардович Гринюк, житель аг. Геранены вспоминает:

    — Меня забрали на сборы в 28 лет. Моя специальность — кинорадиомеханик и водитель. Тогда из Гродненской области призвали 500 человек. Наша база находилась в д. Почепы Краснопольского района Могилевской области. С весны до осени жили в палатках. Питались в походной кухне. Кормили хорошо. Лопатами снимали зараженный грунт и отвозили в места захоронения. А вечером на улице вешали экран, и я показывал кинофильмы. Когда похолодало, из досок построили полевой клуб — там продолжали смотреть кино. Со мной был Роман Жданович, но его уже нет в живых.

    Роман Николаевич Жданович (1951-2010).

    Он родился в д. Туланка Гераненского сельсовета в многодетной семье (8 детей). Окончил Гераненскую СШ, помогал родителям по хозяйству. Некоторое время работал в Вильнюсе, но вернулся домой. С августа 1993 года работал слесарем тепловых сетей 5 разряда (вредные условия труда) на ретрансляторе в Гераненах. В трудовой книжке 31 запись о премиях за хорошую работу.

    В армии не служил по состоянию здоровья. Ему был выписан военный билет, где указана специальность на время войны: механик-водитель дорожных и землеройных машин.

    На ликвидацию аварии его взяли, так как у него не было семьи. И, возможно, его призвали вместо кого-то, кто сумел привести доводы для отказа. По каким-то причинам, годы спустя, не оформил документы ликвидатора. В последние годы жизни потерял слух, не мог ходить.

     Владимир Павлович Ильюк проживает в Минской области. А раньше работал на радиолинейной станции в Гераненах. Проходя срочную службу, участвовал в ликвидации Чернобыльской аварии. Имеет удостоверение ликвидатора.

     Вацлав Иосифович Смолевский родился в д. Риндюнай в Литве. С 1982 года проходил срочную воинскую службу. Сначала в г. Калинине, затем в г. Гомеле. Военная часть находилась вблизи д. Зябровка. Обучали, как проводить аэросъемку, как проявлять пленку. Вацлав работал водителем лаборатории на колесах, где как раз эту пленку и проявляли. После службы вернулся в г. Шальчининкай, работал на узле электросетей. В 22 года его повесткой вызвали в Вильнюс. А оттуда повезли в Украину, в село Марьяновка, где он и пробыл четыре месяца. Перекрывали там приток реки Припять дамбой. Эта дамба по проекту должна была профильтровать зараженную воду. Возил камни, щебень. И так три месяца в 30-километровой зоне от реактора.

    А целый месяц был вообще в 10-километровой зоне — в г. Припять. Снимали верхний слой земли. Где не могла пройти техника, «партизаны» снимали чернозем лопатой и погружали на машины. Потом в глубоком карьере брали песок и засыпали радиационный грунт. Когда стало холодно, из палаток перешли в школу, где в классах поставили кровати. А школа та находилась в 15-ти км от реактора.

    В сентябре 1986 года подполковник В. Бамм за умелые и решительные действия при выполнении важного правительственного задания, проявленные при этом мужество и самоотверженность, объявил В.И. Смолевскому благодарность. Есть у Смолевского и медаль ликвидатора. Остались на память о воинском братстве той поры архивные фотографии.

    Теперь Вацлав Иосифович работает водителем в СПК им. Баума. У него замечательная семья. Жена Лилия — комплектовщица на «Техмаше». Сын Александр после службы в армии обосновался в Лиде. Его профессия — техник-строитель. Дочь Ольга — программист в библиотеке им. Карского в Гродно. Сам Вацлав никому не рассказывает, что он ликвидатор, не требует особого внимания. Даже квартиру для семьи не просил в связи с Чернобылем. Долгое время жили в д. Опита в домике тещи. Дом в Гераненах достался по наследству.

    Долго пришлось представлять документы и справки, пока выписали удостоверение пострадавшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Согласно закону те, кто пробыли в 1986-м году в 10-километровой зоне не менее десяти суток, имеют право на пенсию по возрасту со снижением общеустановленного пенсионного возраста на 10 лет. Так что Вацлав — молодой пенсионер, которого ценят в хозяйстве. Его портрет не раз был на Доске почета хозяйства.

     Вместе со Смолевским был на месте аварии и Марьян Иванович Жилевич (1962-2015).

    В то время он еще работал в Минске в тресте «Гордормеханизации». С 20 июля по 11 августа 1986 года находился в 30-километровой зоне от реактора. Удаляли радиоактивные вещества с различных объектов: обмундирования, техники, строений. В сентябре двое суток был возле самого реактора — вывозили и уничтожали на специальном кладбище покинутую технику. 10 декабря 1986 года ему вручили медаль как ликвидатору аварии на Чернобыльской АЭС.

    Надо сказать, что деньги работавшим там людям платили приличные. Вернулся домой — купил себе новую хорошую одежду, форму выбросил. В последнее время сильно болел, отказали ноги. В прошлом году умер.

    Авария на Чернобыльской АЭС нарушила жизненные планы многих людей, подорвала их здоровье. Она принесла большие материальные потери. Но моральный ущерб еще более велик. Нельзя измерить боль по погибшим. Наша память должна хранить имена тех, кого мы сегодня называем «ликвидаторами».

    Группа ликвидаторов Гродненской области, 1986 г.

    Хочу закончить свой рассказ о гераненских борцах с взбунтовавшимся атомом  пожеланием брестской поэтессы Марии Якимчук:

    Каб дабро панавала на свеце,

    Каб нягоды прайшлі стараной,

    Каб спакой быў і мір на планеце,

    Неба чыстае над галавой.

    Каб змаглі зберагчы і памножыць

    Моц і сілу Радзімы сваёй,

    Збажыною зямлю прыўмножыць,

    І каб шчасце мы мелі на ёй.

    Автор: Е. СмоляниченкоІўеўскі край

Комментарии (0)