17 Ноября, 2019 Воскресенье

Площадь загрязненных радионуклидами земель в Беларуси уменьшилась в 1,7 раза

  • 26 апреля 2016 Общество Русский 0

    Катастрофа на Чернобыльской АЭС разделила нашу жизнь на «до» и «после» еще и в чисто образовательном плане. За считанные месяцы термины «цезий–137», «стронций–90» и «изотопы плутония» перекочевали из профессионального словаря физиков на страницы газет и популярных брошюр, став темой для постоянных пересудов и на обывательском уровне. Истинное осознание масштаба случившегося, конечно, пришло не сразу. Но если специалисты оценивают его сегодня с фактами и результатами долгих наблюдений в руках, то на лавочках по–прежнему в ходу слухи и домыслы. Что мы должны знать о последствиях одной из самых крупных техногенных трагедий, к чему быть готовыми? Начальник управления реабилитации пострадавших территорий Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС Министерства по чрезвычайным ситуациям Дмитрий ПАВЛОВ помог «СБ» развенчать самые популярные мифы.

     «Земля заражена навечно!»

    Выражение «зараженная земля» у обывателя в первую очередь ассоциируется с некоей опасной болезнью. Эксперты предпочитают другой оборот — «загрязненная территория». Да, она пострадала, пусть и не так быстро, но восстанавливается. 30 лет, минувших со дня аварии на ЧАЭС, — это как раз период полураспада стронция и цезия. Иными словами, территория самоочистилась от половины выпавших радионуклидов. Значит ли это, что спустя следующие три десятилетия ситуация будет идеальной? Нет. Вновь лишь половина от оставшегося количества будет подвержена распаду. Таковы законы физики, человек не может их ускорить. Прогноз на 2026 год: все еще останутся небольшие очаги загрязнения в Минской и Гродненской областях (напомним, по стране радионуклиды выпадали неравномерно). Эти регионы станут чистыми лишь к 2046 году. Самая же тяжелая ситуация — на территории, прилегающей к самой атомной станции. Там, помимо цезия и стронция, выпала основная часть изотопов плутония. Действительно, на сотни и даже тысячи лет эти места останутся под запретом. Поэтому еще в 1988 году здесь решили создать Полесский государственный радиационно–экологический заповедник, на площади которого сосредоточено 30% цезия–137, более 70% стронция–90 и около 97% изотопов плутония. И до 2056 года уровень радиационного загрязнения этих земель будет только нарастать из–за америция–241, который, в свою очередь, образуется после распада плутония. Так что нога хозяина сюда не ступит очень долго. То ли дело животные. Полесский заповедник по количеству «краснокнижников» даст фору Беловежской пуще. Одних зубров уже более 120, перемахнуло за три десятка и поголовье уникальных для Беларуси лошадей Пржевальского, которые случайно забрели с территории Украины. В достатке и кабанов, волков, барсуков...

    «Чернобыльские» территории бездумно хотят вернуть в сельхозоборот»

    После аварии из оборота пришлось вывести около 250 тысяч гектаров угодий. Сравните: за прошедшие десятилетия лишь 17,5 тысячи вернули себе статус пахотных земель. Процесс идет вдумчиво, осторожно. Никто не ставит задачи расширить посевные площади любой ценой. Есть множество факторов, из–за которых их нельзя использовать в сельском хозяйстве, и отсутствие радиационной составляющей — на самом деле не самый значимый аргумент. В большинстве своем эти земли уже заросли, многие мелиорационные каналы нужно восстанавливать, где–то плодородие почв настолько низкое, что нет шансов получать на них экономически выгодную продукцию. Надо сказать, чтобы ввести тот или иной участок в оборот, необходимо отдельное решение Правительства, где учитываются все нюансы. Если же обсуждать потенциальную угрозу, то возьмите себе на заметку: нормы для сельхозпродукции по допустимому содержанию цезия–137 и стронция–90 у нас куда жестче, чем в Таможенном союзе или ЕС.

    «На реабилитацию земель не хватает средств»

    Дмитрий Павлов подчеркивает: даже в экономически сложные 1990–е годы государство не жалело на эти цели денег — на восстановление территорий порой шло до четверти республиканского бюджета. Сейчас потребность в финансировании отчасти ниже, однако на проведение комплекса защитных мероприятий тратится примерно 1 млн долларов. Уже и наши соседи, Россия и Украина, признали: чернобыльские проблемы Беларусь решает не революционно — эволюционно. Пострадавшие в результате аварии земли не заброшены, не превратились в постапокалиптические пустыни из фильмов–катастроф. Наоборот, именно комплекс защитных мер позволил и здесь хозяйничать — зачастую на перспективу. На загрязненных пахотных землях, например, вносятся повышенные дозы фосфорных и калийных удобрений, проводится известкование кислых почв, создаются пастбища для скота. Как результат — аграрии получают чистую продукцию. Другое дело — наиболее загрязненные участки, где установлен контрольно–пропускной режим (к слову, эти территории за 7 лет сократились на 19% и сейчас занимают 253,7 тысячи кв. км, если не считать Полесский заповедник). Там другое направление — активно развивается лесное хозяйство. Когда ограничения будут сняты, как раз подрастет сырье для деревообрабатывающей отрасли. В планах на ближайшие 5 лет — захоронить в тех краях все брошенные после отселения жителей здания, которые опасны уже в силу не только радиации — своей ветхости. Средства на это должны найтись.

    «В опасной зоне по–прежнему живут целыми деревнями»

    Нет, на подконтрольных территориях сегодня проживают чуть более 60 человек, в свое время наотрез отказавшихся переселяться. Это преимущественно старики, и время берет свое... За последние 10 лет там не обосновался ни один новый житель. Разве что забредают случайные гости, жаждущие ярких впечатлений, браконьеры и «собиратели» за своей наживой.

    «Лесные пожары в зоне разносят радионуклиды на большие расстояния»

    Тоже из разряда слухов: температуры обычного огня недостаточно, чтобы поднять радионуклиды в высокие слои атмосферы. Дело тут в другом. Незатушенный костер, брошенная путником спичка бывают причинами пожара, потушить который в тех местах, где нет дорог и подъездов к воде, очень сложно. Вот почему столь ощутимы штрафы для желающих незаконно посетить эти места.

    Было

    1986 год. Радиоактивно загрязнены 46,450 кв. км на территории страны (23% от ее площади). В том числе пятая часть сельскохозяйственных земель, четверть лесного фонда.

    Стало

    2016 год. Площадь территории, загрязненной цезием–137, уменьшилась в 1,7 раза (до 13,4%). Загрязненной радионуклидами территории лесного фонда — до 18%.

    Факт

    Сегодня украинские коллеги перенимают у белорусских специалистов опыт в организации Полесского экологического заповедника.

    Цифры «СБ»

    С 1992 года количество населенных пунктов, находящихся в зонах радиоактивного загрязнения, сократилось с 3.251 до 2.193.

    Кстати

    В 57 районах на 936.600 гектарах земель, загрязненных цезием–137 от 1 до 40 кюри на метр (к слову, около трети одновременно загрязнены и стронцием–90), ведется сельское хозяйство.

     

    Советская Белоруссия № 77 (24959). Вторник, 26 апреля 2016

    Автор: Антон КОСТЮКЕВИЧСБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)