15 Августа, 2022 Понедельник

Я всегда с собой ношу видеокамеру!..

  • 01 ноября 2016 Общество Русский 0

    Благодаря современным девайсам фотографирование и видеосъемка прочно вошли в нашу жизнь, и порой грех не использовать эти достижения прогресса для разрешения спорных ситуаций или доказательства собственной правоты.  Разберемся, где сегодня законно вести фотовидеосъемку, а заодно проверим, как на это реагируют окружающие.

    Секретов нет?

    Для того, чтобы проверить, как в общественных местах относятся к «человеку с фотоаппаратом, я вооружился редакционной фотокамерой приличных размеров (чтобы было заметно издалека) и прогулялся по витебским магазинам, кафе и ресторанам, посетил пару аптек, попытался проникнуть в некоторые вузы и даже побывал на «приеме» у врача одной из поликлиник.

    Признаюсь, ожидал негатива и даже хамства, но, к счастью, все обошлось достаточно мирно и почти вежливо. Начал с крупного магазина бытовой техники. Съемке никто не препятствовал. В конце концов я не выдержал и, наведя камеру на администратора торговой точки, поинтересовался: «Разве вы не против, что я здесь снимаю?». «Пожалуйста, у нас нет секретов. Хотя, конечно, лучше бы вы что-то купили», — ответили мне с улыбкой.

    В одном из гипермаркетов продавцы сперва попытались запретить съемку, объяснив это просто: «Потому что нельзя». Правда, подоспевший администратор извинился за работника и сказал: «У нас общественное место – снимайте, если хочется».

    Не так радушно меня встретили в одной из аптек.

    – Вы что себе позволяете, здесь снимать нельзя. Приказ руководства! – вспылила провизор. Обострять ситуацию не стал, но, уходя, подумал: с каких это пор аптеки стали секретными объектами?

    Сложнее оказалось проникнуть с камерой, в один из вузов областного центра. Вахтер-охранник на проходной стоял насмерть. «Не велено, и все», – заявил он, а до начальника охраны для получения разъяснений дозвониться так и не удалось. При этом прямо на входе в вуз посетителей встречает объявление: «В целях вашей безопасности в здании ведется видеонаблюдение». Даже как-то обидно: меня снимают, а мне – нельзя. Правда, в другом высшем учебном заведении вахтер был более сговорчив, съемка состоялась.

    Доступ в поликлинику с камерой оказался свободным. Врач-терапевт и медсестра, к которым я зашел, пользуясь отсутствием посетителей, не только не отказались вести прием под прицелом техники, но даже были бы не против, чтобы видеосъемка велась постоянно.

    – За прием, бывает, такого наслушаешься в свой адрес от посетителей, — сказали медики. – Потом некоторые еще идут с жалобами к руководству, и нам приходится оправдываться. С видеосъемкой таких проблем стало бы даже меньше.

    Главное – спокойствие

    Витебчанка Елена Смирнова – гроза для большинства работников торговли области, и не только. Она позиционирует себя как общественный журналист (сейчас аккредитуется как представитель интернет-СМИ) и вместе с командой неравнодушных людей наполняет контентом YouTube-канал «Снимать разрешено», собирающий тысячи просмотров. Елена этакий телеревизор местного масштаба. Больше года вместе с оператором она посещает объекты торговли и услуг в поисках просроченных продуктов и некачественного обслуживания. О правомочности съемок Елена знает все.

    – За камеру я взялась, когда в очередной раз уже дома заметила, что меня обсчитали в магазине, – рассказала активистка. – Сколько можно дурить людей, подумала я? и собрала команду единомышленников. На какие-то объекты нам жалуются клиенты, куда-то идем по собственной инициативе. Поначалу часто сталкивались с откровенной грубостью работников. Они вызывали милицию, пытались разбить камеру, да и просто набрасывались с кулаками. Но в нашем деле главное – сохранять спокойствие. Мы не нарушаем закон: снимать в общедоступных местах, а к ним относятся все объекты торговли, разрешено, и спрашивать об этом ни у кого не надо. Если человек работает в таком месте, его также можно снимать.

    Доступ открыт

    Итак, разберемся, где по закону в нашей стране можно использовать камеру?

    По словам прокурора отдела прокуратуры области Николая Невмержицкого, юридически фотографирование и видеосъемка – это реализация права на получение и  хранение  информации, что прописано в Конституции. Однако есть некоторые ограничения.

    Так, администрации музеев, организаторы концертов, владельцы частной собственности вольны устанавливать правила поведения на своей территории, а участники и зрители должны им следовать, конечно, при условии, что их оповестили. По мнению юристов, не стоит тут игнорировать и устные заявления смотрителей и охраны. Также без специального разрешения нельзя снимать на территории режимных объектов (это, к примеру, метро или трубопроводы).

    Запрещена съемка на борту гражданской авиации, в библиотеках, судах при рассмотрении дел о госсекретах, в посольствах, при прохождении погранконтроля.  Ограничена возможность съемок в клубах, казино, залах с игральными автоматами. Спортивные мероприятия можно фотографировать только со своих мест согласно купленным билетам, для съемки со специализированных фотоплощадок нужна аккредитация. Категорически запрещена фотовидеосъемка, связанная с понятием «государственная тайна».

    В общественных (общедоступных) местах согласно статье 16 Закона Республики Беларусь 2008 года «Об информации, информатизации и защите информации» съемка разрешена. Также «не могут быть ограничены доступ к информации: о правах, свободах, законных интересах и т.д. физических лиц, правах и обязанностях юридических лиц, о деятельности госорганов, общественных объединений, о состоянии здравоохранения, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства…». По словам Николая Невмержицкого, это значит, что на территории любых магазинов, гипермаркетов, бутиков, универмагов, рынков, ресторанов, клубов и баров съемка не запрещена законом. 

    Также она возможна на вокзалах и в аэропортах. Ссылки на коммерческую тайну и авторские права – неправомочны (согласно ст. 140 Гражданского кодекса и закону «Об авторском праве и смежных правах»). Главное, чтобы полученные изображения не использовались в коммерческих целях.

    Что касается съемки в государственных учреждениях, которые, по сути, являются общественными местами, то здесь есть свои тонкости.

    – Согласно Закону «Об информации, информатизации и защите информации» госучреждения не частная территория, поэтому снимать там можно без ограничений, если это не раскрывает государственные секреты, – отмечает Николай Невмержицкий. – Во время приема граждан в прокуратуре также ведется видеофиксация. При желании и граждане могут снимать разговор. Доступ к информации о деятельности государственных органов ограничиваться не может – так гласит закон. Но при этом стоит понимать, что часто в госучреждениях и организациях в целях безопасности введен контрольно-пропускной режим, поэтому стоит проявить элементарную вежливость, представиться, объяснить цель визита. Любой запрет на съемку должны компетентно объяснить, а как действовать дальше – уйти или обратиться к руководству со своими законными требованиями – решать вам.

    Улыбочку, пожалуйста!

    Можно ли снимать человека без его согласия? По статье  28  Конституции, «каждый  имеет  право  на  защиту  от  незаконного  вмешательства  в  его  личную  жизнь,  в  том  числе  от  посягательства  на  тайну  его  корреспонденции,  телефонных  и  иных  сообщений,  на  его  честь  и  достоинство».

     Вторит этому и Гражданский  кодекс  Республики  Беларусь  (ст. 151), где содержится  понятие  «неприкосновенность  частной  жизни», к которой относятся сведения, «составляющие личную и семейную тайну, тайну телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений, касающиеся состояния здоровья».

    По словам заместителя начальника отдела по надзору за дознанием областной прокуратуры Юрия Амброса, у каждого человека есть право потребовать его не снимать. Но  обязательно  ли  это  требование  для  фотографа  с  юридической  точки  зрения? И когда можно  говорить  о  нарушении  права  на  неприкосновенность частной  жизни? К сожалению, закон  не  закрепляет  права  человека  на  его  изображение. И в этом проблема, так как если дело дойдет до суда, будет крайне сложно доказать, что фото-или видеосъемка причинила, например, моральный ущерб или как-то навредила деловой репутации. Но есть исключения. К примеру, по Закону «О рекламе» нельзя использовать  образы или высказывания  граждан без их согласия. А по Закону Республики Беларусь «О СМИ» запрещено снимать больных людей без их согласия и несовершеннолетних (нужно разрешение родителей).

    – В остальных случаях простой гражданин может снимать людей сколько угодно и где угодно, — отметил Юрий Амброс. – Главное, чтобы контекст фотографии не раскрывал личную или семейную тайну либо данные о здоровье физического лица.

    С госслужащими, исполняющими свои обязанности (в том числе и сотрудниками милиции  при исполнении) ситуация проще: права прятаться от камер у них нет, за исключением специально оговоренных  законом  ситуаций.  Это  следует  из  Конституции  и  требования  об  общедоступности информации о деятельности государственных органов.

    Вместо эпилога

    Мой знакомый, хотя и не журналист, на все важные встречи, особенно в конфликтных ситуациях, носит с собой диктофон. Больше, конечно, для самоуспокоения, но иногда скрытая аудиозапись очень выручала. Особенно когда нужно было чем-то веско ответить на угрозы и оскорбления, зафиксировать некомпетентность и так далее. До суда дело не доходило, но благодаря записям большинство людей действительно становились сговорчивее. Почему нет? В некоторых ситуациях технические новшества — единственная возможность утихомирить хама или проучить наглеца. Наличие возможности — уже хорошо, а снимать или не снимать, каждый решает сам.

    Фото из открытых источников.

    Витебские вести

    Автор: Александр КутынкоВитебские вести

Комментарии (0)