04 Декабря, 2022 Воскресенье

Насильно мил не будет: учительницу из Молодечно преследует бывший муж

  • 21 декабря 2016 Общество Русский 0

    Молодечненская учительница Светлана Мацук, мама двоих несовершеннолетних сыновей, сбежала в Минск из благоустроенной квартиры. Едва не плачет: «Бывший муж уже не раз угрожал, что однажды подкараулит меня на улице и обольет кислотой! Умоляю, помогите остановить этот кошмар!..» В истории Светланы, как в капле воды, отразилась вся сложность проблемы домашнего насилия — когда страх помножен на безнаказанность.

    Светлана Мацук: «Психолог посоветовал нам не бояться. А как, если чувствуешь присутствие этого тирана повсюду? Где он сейчас? Скрывается за углом дома? Стоит под балконом? Страшно за себя и детей...»

    Чего же добивается бывший? По словам Светланы, так Олег (имя изменено. — Прим. автора) надеется ее... вернуть. Невзирая даже на то, что еще весной она официально вышла замуж за другого, а сейчас мечтает никогда больше не видеть человека, с которым прожила 15 далеко не самых счастливых лет.

    — В деспота Олег превратился буквально сразу после свадьбы. Чуть что не так — объяснял кулаком. Шаг влево, шаг вправо — удар! И с каждым годом становилось только хуже... Контролировал абсолютно все: во сколько пришла, откуда, что сейчас делаю, словно в армии, давал разнарядку на завтра. И попробуй только не выполни! Ревновал ко всем без разбора. Мог дать оплеуху, даже если я книжку открывала...

    Рождением второго ребенка Светлана в глубине души надеялась хотя бы немного смягчить мужа, переключить его внимание в другую сторону. Но, увы... Поэтому два года назад свою давно назревавшую идею развестись осуществила. Однако де–юре чужие люди вынуждены были остаться проживать совместно, под одной крышей... И что же после развода изменилось?

    — Стало еще хуже! Доходило вовсе до абсурда, — рассказывает Света. — Бывший муж, сам находясь дома с детьми, мог вызвать милицию, дескать, а где это их мама шляется? И милиция реагировала...

    А разъехаться не получалось вот почему. Квартиру в Молодечно, являющуюся совместно нажитым имуществом, еще несколько лет нельзя продавать: она в залоге у банка, который каждый месяц выставляет счет по валютному кредиту, взятому Мацук на ее приобретение. И ежемесячно у Светланы на это уходит 150 долларов (при ее 400 рублях зарплаты учителя начальных классов и 200 рублях алиментов). Плюс каждый месяц она наполовину покрывает счет за «коммуналку», хотя не живет в родных стенах уже скоро год как... Просто бывший, говорит, рассудил так: «Я тебя из дому не выгонял — это раз, и квартира на тебя записана — это два. Вот и плати!»

    Когда Света сняла жилье в Молодечно, то по наводке Олега туда не раз наведывались и органы опеки, и администрация детского сада... У них появлялись сведения о якобы брошенных в одиночестве детях, о том, что мама за ними не смотрит, не кормит и т.д. Ничто, однако, не подтвердилось. Потом Олег решил действовать через налоговую инспекцию: сообщил, что его бывшая жена снимает жилье без официального договора. И Светлану с детьми хозяева тут же выставили...

    — К счастью, уже появился человек, который стал окружать заботой меня и мальчиков. И он позвал нас в Минск.

    Сегодня Светлана жалеет, что не решилась раньше все бросить, потому что уверена: именно из–за ужасных семейных сцен старший сын стал заикаться, а младший в свои 5 лет еще плохо разговаривает. Но точка невозврата обозначилась лишь в канун прошлого Нового года. Как и всегда, вспоминает Света, ссора вспыхнула на пустом месте: «Маленький Даник часто болеет. А тут Олег распахнул окно и начал курить прямо при ребенке. Естественно, я возмутилась. Но бывший муж не реагировал. Тогда я закрыла окно сама. Олег на меня сразу же набросился и стал молотить ногами в живот». Светлана хотела позвонить в 102, но бывший забрал все телефоны. На следующий день Мацук все же написала заявление в милицию. Протокол, вспоминает, составлялся с большим нежеланием:

    — Мне просто не верили! Спрашивали, чем я могу доказать, что он меня бил ногами в живот. Мне, что ли, нужно было зрителей загодя подсобрать? Дали делу ход, когда допросили моего тогда еще 16–летнего сына Лешу: он был в соседней комнате и все слышал. Дети, услышав крики и звуки ударов, очень испугались...

    Решением суда Олега привлекли к административной ответственности. При первом приближении портрет бывшего главы семьи, впрочем, не так уж и плох. Высшее образование, по профессии — учитель физкультуры. Правда, работает, уточняет Света, не по специальности. И все вокруг считают его человеком адекватным.

    — На людях он ведь вполне нормальный, ни на кого не бросается, ногами посторонних не молотит... А мне выносить сор из избы, сами понимаете, не очень–то хотелось. Во–первых, стыдно, а во–вторых, не решалась этой грязью пятнать свой учительский авторитет, давать повод для пересудов. Впрочем, благодаря стараниям бывшего инспекция по делам несовершеннолетних уже наведывалась и в минскую квартиру (это жилье принадлежит маме нового мужа Светланы. — Прим. автора), даже соседей опрашивали. И как педагог я хорошо понимаю, какими последствиями может обернуться для моих детей неблагополучие в семье. Поэтому создала новую и буду бороться за нее всеми силами! Сегодня мой бывший специально приезжает в Минск, чтобы выслеживать меня на улице, ходить по пятам, подбрасывать в почтовый ящик омерзительные записки. Завтра позвонит по телефону с угрозами. А послезавтра что он сделает? В милиции говорят: «Вот когда что–то сделает — тогда и будем разбираться!» Выходит, жить в ожидании ужаса?

    Но это еще не все. Как–то 5–летнего Даника Светлана отправила погостить и поправить здоровье к своей маме в деревню. Олег ситуацией тут же воспользовался: попросил у бывшей тещи дать ему ребенка якобы на выходные, но решил не возвращать вообще. А заодно снова поднял на ноги милицию и органы опеки, чтобы те разобрались с «нерадивой мамашей». Стоит ли говорить, сколько учительнице пришлось побегать, поплакать и собрать документов, чтобы спасти свой авторитет и не лишиться самого дорогого — детей? В конце концов она разыскала сынишку у бывшей свекрови, поехала за ним с новым мужем. Слово за слово — и в ход пошли кулаки. На этот раз заявление в милицию понесла мама Олега. И снова судебные нервотрепки! И потом, Светлана до сих пор не может забрать из молодечненской квартиры — где бывший муж, по ее словам, давно поменял замок, — ни свои, ни детские вещи, включая белье, игрушки, компьютер сыновей. Хотя по этому поводу тоже состоялся суд и имущество разделено. Олег, видимо, ждет визита судебных исполнителей?

    Светлана считает, что в поисках защиты постучалась уже во все известные ей двери:

    — Звонила на «горячую линию», беседовала с юристом, психологом... Но они, как и милиция, тоже разводят руками: преступления–то нет! Психолог посоветовал не бояться, мол, так я только притягиваю неприятности. Выходит, я виновата?

    Хотелось бы эту историю отнести к частному случаю. Но не получается. Хотя сколько у нас таких, как Олег, жестоких преследователей своих бывших, официальная статистика молчит. Зато как красноречивы статистика семейно–бытовых преступлений и, как следствие, статистика сиротства! Послужила ли кому страшным предупреждением история в Фаниполе, где нынешним летом погибла 58–летняя Любовь Ткачева, которая искала защиты от преследований и рукоприкладства бывшего мужа (в прошлом — председателя Дзержинского исполкома)? Он тоже ей долго угрожал, тоже выслеживал. А потом все–таки убил. Средь бела дня в людном месте. Эксперты насчитали 44 ножевых ранения...

    Цифры «СБ»

    За 11 месяцев в стране совершено 2.337 преступлений и 46.878 административных правонарушений в сфере семейно–бытовых отношений. Из них 96 убийств, в 172 случаях речь шла о нанесении тяжких телесных повреждений. Составлением протокола заканчивается лишь каждый четвертый вызов милиции на семейный скандал. Серьезным рычагом воздействия на семейных дебоширов, в частности, является применение к ним уголовных статей превентивного характера: за умышленное причинение легких телесных повреждений, за истязание, за угрозу убийством, за оскорбление. В этом году такая мера использовалась 1.897 раз. 2.712 раз было применено защитное предписание, причем 2.264 раза семейному насильнику или скандалисту пришлось временно покинуть общее жилище (на срок от 3 до 30 суток).

    Комментарий

    Роман Крючков, семейный психолог, специалист Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей, руководитель коррекционной программы для мужчин, применяющих насилие в отношении близких:

    — Насилие в семье — общемировая проблема. И жертвы очень часто недооценивают опасность. Ведь иногда преследователь, бывший муж или любовник, вдруг резко меняет тактику поведения, скажем, исчезает. И женщина начинает думать, что угроза отступила, ослабляет бдительность. В этот момент и получает удар... То, что происходит сейчас со Светланой Мацук, выглядит очень опасным. Что делать? Самый первый шаг — уйти, желательно в убежище. И, конечно, чем дальше, тем лучше. Второе — свести к минимуму все свои контакты, проявлять максимум осторожности, особенно в отношении своего номера телефона, адреса, места работы. Главная цель — защита собственной жизни и здоровья. В–третьих, имеет смысл предупредить о проблеме представителей власти, администрацию учебного учреждения детей, другие специальные службы. Еще очень важно найти для себя специалиста. Не просто психолога по типу «кота Леопольда», который будет сочувственно гладить по голове и советовать жить дружно, а того, кто способен дать полезную консультацию и имеет опыт содействия в решении таких проблем. Хотя единого рецепта нет, все очень индивидуально. Тут важно не кричать «караул», перекладывая ответственность на чужие плечи, а с помощью грамотных специалистов тщательно и по возможности хладнокровно изучить вопрос, научиться думать на пару шагов вперед и обходить стороной потенциальные неприятности. Скажем, если бы Светлана поехала забирать сына у свекрови не только с новым мужем, но и с участковым милиционером (предварительно объяснив ему ситуацию), то конфликта могло бы и не случиться.

    Автор: Марина ЗУБОВИЧСБ. Беларусь сегодня

Комментарии (0)