05 Декабря, 2019 Четверг

Наказать без осуждения

  • 14 февраля 2017 Общество Русский 0

    Прокуратура Гомельской области обеспокоена: регион лидирует по количеству граждан, попадающих в места лишения свободы. В колонию отправляется каждый третий из обвиняемых. К чему это приводит и может ли правосудие вершиться иначе? В причинах и следствиях проблемы разбирался корреспондент «Рэспублiкі».

    В прошлом году тюремную робу пришлось примерить двум с половиной тысячам жителей Гомельщины. Это 33,7% от общего числа осужденных — самый высокий показатель среди регионов. Еще 1556 человек приговорены к аресту. Таким образом, больше половины осужденных направляются в исправительные учреждения. К тому же в области самый высокий показатель по количеству обвиняемых, которые содержатся под стражей в период следствия. Такое положение вызывает озабоченность в прокуратуре области.

    — Мы отслеживаем показатели и видим, что сегодня они близки к достижению критической массы, — говорит прокурор Гомельской области Виктор Морозов. — В первую очередь это касается наполняемости исправительных учреждений. Пока перелимита нет, но если тенденция сохранится, к концу года он может возникнуть. Особенно с учетом того, что амнистия не планируется и массовой «разгрузки» не произойдет.

    Ситуация обусловлена рядом факторов. При общем снижении количества преступлений отмечен небольшой рост тяжких и особо тяжких. Говорить о смягчении наказаний за них неуместно. Да и закон не предусматривает альтернатив лишению свободы. Это касается, к примеру, ст. 328 УК — незаконный оборот наркотических и психотропных веществ. Ее санкциями предусмотрены длительные сроки, особенно для сбытчиков. По данным пресс-службы УВД Гомельского облисполкома, в прошлом году было выявлено 1030 наркопреступлений. Почти половина связана со сбытом. Состоялись суды над участниками нескольких преступных групп. Только по одному из таких процессов на скамье обвиняемых оказались сразу 10 человек. Все они отправились в колонию.

    Усилена ответственность за ДТП с тяжкими последствиями, с участием нетрезвых водителей. Что также дало прирост.

    И все же нелепо предполагать, будто на Гомельщине сконцентрировались самые опасные преступники. Главный фактор — подходы карательной практики. В частности, к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности. Таких, к примеру, немало совершается в сельской местности. Почти классический собирательный образ — деревенский выпи­воха-иждивенец, осужденный, условно говоря, за кражу мешка картошки. Не слишком ли жестко? И дорого — ведь несколько лет заключенный находится на полном гособеспечении. Логичнее заставить его возместить ущерб и уплатить штраф.

    — Разумеется, в каждом случае нужен индивидуальный подход с оценкой обстоятельств дела и с учетом личности обвиняемого, — уточняет Виктор Морозов. — Если речь идет о незначительном преступлении, человек раскаялся, возместил ущерб — зачем отправлять его в тюрьму? Альтернативных мер наказания хватает — ограничение свободы, штраф, общественные и исправительные работы, отсрочки исполнения приговора и другие виды.

    Прокуратура также призывает чаще использовать такие меры пресечения, как домашний арест и залог на этапе следствия. Практика зарекомендовала себя во всем мире, однако у нас она хромает на обе ноги. За весь прошлый год в Гомельской области домашний арест избирался 86 раз, освобождение под залог — 53.

    В общем контексте нельзя обойти тему декриминализации отдельных статей УК. То есть перевода их в категорию административных правонарушений. К примеру, сегодня возбуждается много уголовных дел за использование поддельных документов. Один из самых массовых случаев связан с автомобилистами. Не пройдя медкомиссию, они подделывают справки и несут их в ГАИ. Безусловно, за такое нужно давать по рукам, но стоит ли доводить до уголовного дела? Возможно, достаточно хорошенько ударить рублем и протоколом? То же применительно к череде историй, в которых пользователей соцсетей судят за размещение «клубнички» на своих страницах.

    Морально устарела статья, карающая за незаконный оборот драгоценных металлов и камней. В действующий кодекс она перекочевала из УК БССР 1960 года. Однако с тех пор изменилось очень многое. Оборот подпольных «золотовалютных ресурсов» утратил актуальность. Типичный случай: предприимчивая тетенька, купившая в Турции десяток украшений и продающая их знакомым. В худшем случае это нелегальная предпринимательская деятельность, за которую достаточно оштрафовать.

    Сама тема преступления и наказания не однодневная. Еще в 2010 году Указом № 672 Президента была утверждена пятилетняя Концепция совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения. Среди поставленных целей — повышение эффективности профилактики, более широкое применение средств материального воздействия и наказаний, альтернативных лишению свободы. Сегодня эти задачи по-прежнему актуальны.

    — И государственный обвинитель, и судья, который принимает решение, обязаны помнить, что от них зависят судьбы людей, — резюмирует Виктор Морозов. — В идеале лишение свободы должно стать крайней мерой, когда достижение целей правосудия иначе невозможно.


    Комментарий в тему

    Сергей Шевцов, председатель Гомельского областного суда:


    — Рост количества осуждаемых к лишению свободы — тенденция, характерная для всех регионов. Происходит это по ряду причин. К примеру, самое массовое преступление — кража — не относится к категории тяжких. Однако часто суд вынужден направлять обвиняемых в места лишения свободы. Ведь в каждом случае учитываются не только обстоятельства дела, но и личность человека. Если он неоднократно судим, злоупотребляет спиртным, не работает — очевидно, что штраф или условный срок не дадут желаемого эффекта. Во избежание новых преступлений такого гражданина приходится изолировать.

    Судебная система не может работать ради каких-то цифр и показателей статистики. Вместе с тем никто не заинтересован в увеличении числа заключенных. Главная цель уголовного наказания — добиться исправления, а не назначить срок ради срока. Мы призываем судей максимально использовать альтернативные меры, если видно, что человек может сделать выводы без изоляции от общества. Такие решения должны приниматься дифференцированно и очень взвешенно — строго индивидуальный подход.

    Кстати, за последние десять лет количество осужденных в Гомельской области снизилось почти вдвое. Это свидетельствует о том, что принимаемые профилактические меры дают результат.

    Автор: Руслан ПролесковскийРэспубліка

Комментарии (0)