04 Декабря, 2022 Воскресенье

Василий Суков о "китайской стене" в Ковалях, дорогах авиатора и встрече с Юрием Гагариным

  • 17 апреля 2017 Общество Русский 0

    Проезжая 12 апреля мимо «китайской стены», что разместилась на трассе М-5 рядом со въездом в агрогородок Ковали, мы остановились, чтобы заглянуть за угол 5-метрового забора. Прикрытым от дороги с двух сторон оказался небольшой домик с приличного размера участком, на котором трудился мужчина в возрасте за 70. Знакомство с Василием Суковым (на фото слева), в прошлом авиатором, который в 1987 году приобрел это скромное домовладение под дачу, оказалось символичным. Василий Сергеевич заверяет, что первого в мире космонавта Юрия Гагарина видел когда-то, как сейчас нас.

    — Так получилось, что мы с моей Ольгой Федоровной вот уже два года как находимся тут «под прикрытием», — говорит Василий Сергеевич. — Когда дорожники вели трассу, в качестве звуко- и пылезащиты возвели эти огромные стены. Уютнее как-то стало и тише. Черемуху, сосну, дубочки, плодовые деревья посадили. Апартаменты, как видите, более чем скромные. Но дочка да два внука-моряка живут в Одессе. А мы с супругой решили: главное — воздух, природа и результаты труда. Всегда с нетерпением ждем окончания зимы, чтобы отправиться сюда. Печку мы с товарищем сделали. Погреб отличный получился, колодец выкопали.

    Угостив нас собственноручно изготовленным яблочным соком без сахара, Василий Сергеевич достает снимки, в которых — вся его жизнь. Но есть одно фото, самое дорогое, датированное 1961 годом, переснятое с утерянного, к сожалению, оригинала. На нем — уставший мужчина, в котором можно узнать первого в мире космонавта. Это единственное документальное свидетельство встречи Василия Сергеевича с Гагариным, состоявшейся спус­тя полчаса после успешного завершения полета Юрия Алексеевича вокруг земного шара.

    «В город Энгельс Саратовской облас­ти, где проходила эта встреча, я попал по распределению после Тамбовского авиационного училища. Там, на аэродроме, базировалась дивизия стратегических бомбардировщиков дальней авиации, где мне довелось служить. Как-то в офицерской столовой мы с сослуживцами обратили внимание на группу парней, для которых установили дополнительные столы. Мы были в форме, а они в обычных тренировочных костюмах. Вопросов лишних задавать чужакам по штату было не положено. И им с нами запрещено было общаться. По официальной версии — они готовились к какому-то важному соревнованию по линии ДОСААФ и совершали сложные прыжки с парашютом. Помню, что в разговорах проскакивало слово «космонавты», но тогда оно ничего нам не говорило. Жили они в нашем офицерском общежитии, причем вход у них был отдельный. В выходные по вечерам их видели в Доме офицеров. Куратор группы — генерал-майор Каманин, врач, 15 летчиков — старших лейтенантов и один капитан. Последнего, как я позже узнал, звали Герман Титов.

    Ближе к весне этих парней не стало видно. А как-то нам отменили серьезный полет — и по радиотрансляции голос Левитана объявил, что в космос отправился Юрий Алексеевич Гагарин. На всех военных аэродромах были организованы группы поиска. Никто не знал, где сработает катапультное устройство. Все молились — только бы он приземлился на суше. Наш аэро­­­д­ром охраняли ракетчики-зенитчики, которые ехали на дежурство и первыми зафиксировали важнейший момент приземления. Тут же сели и два вертолета. Когда сообщили, что первый космонавт уже на земле, мы бежали к командному пункту, снося ограждения. Каково же было мое удивление, когда я его увидел. Оказывается, Гагарин — из группы тех самых парней. Садился он не в спускаемом аппарате — он катапультировался из него. Тот аппарат — размером с мой холодильник. Самого Юрия Гагарина, до которого можно было дотронуться рукой, вели под руки сотрудники КГБ. Он выглядел бледнее бледного, на лице — щетина, ноги едва передвигались, голова опущена и наклонена к плечу. Был не в скафандре, а в комбинезоне, гермошлем ему уже сняли. С Куйбышева прибыл транспортный самолет, на котором Юрий Гагарин улетел. У всех, кто хотел сфотографировать исторический момент, вырывали фотоаппараты. Но кое-кто умудрился. Мне удалось купить 8 снимков. Но, к сожалению, но наших дней «дошел» только один…

    В 1976 году капитан Суков окончил военно-воздушную академию в Москве. Служил в Зябровке, неподалеку от Гомеля. Потом, уже в качестве майора, — в штабе дивизии в Бобруйске. После его отправили на повышение, в город Стрый, что неподалеку от Трус­кавца. Полковнику, командиру части дали 3- комнатную квартиру. Но супругу даже Карпатами не удалось заманить, она осталась в Бобруйске. Дослужив до пенсии, в 1986 году Василий Сергеевич вернулся в Бобруйск.

    Только спустя много лет, когда закончилась его подписка о неразглашении особо секретных сведений, он стал рассказывать массу любопытных историй. Например, о том, что, оказавшись во время учений в 1980 году в Энгельсе и сидя с приятелем в той же знаменитой столовой, он видел женщину-официантку, за которой якобы ухаживал Гагарин, но она, не зная, какое будущее ждет этого человека, отказала ему во внимании. В любом случае, Василию Сукову, которому довелось быть участником таких знаменательных событий, есть о чем вспомнить, о чем порассуж­дать. «Память-то, на чем держимся и чем живем»…

    Инна БОГДАНОВИЧ.

    Фото Юрия ЮРКЕВИЧА и из архива Василия Сукова.

    Автор: Инна БОГДАНОВИЧТрыбуна працы
    Теги: 

Комментарии (0)