17 Ноября, 2019 Воскресенье

Апрельский дождь 1986 года

  • 26 апреля 2017 Общество Русский 0

    Он хорошо помнит тот апрельский дождь… Говорят, что радиация не имеет цвета, но лужи после дождя стояли зеленые либо ярко-желтые. Соседи шепотом стали говорить, что по радио передали об аварии на Чернобыльской атомной станции. Никто не придал этому никакого значения – будь все серьезно, население бы оповестили. Ведь на этот случай есть специальная техника, сигнализация, бомбоубежища. Советские люди до последнего были уверены в том, что их не могут не предупредиь о такой беде…

    Николая Николаевича Шпудейко вместе с другими милиционерами в июле 1986 года отправили в деревню Савичи Брагинского района Гомельской области для обеспечения правопорядка в зараженной зоне. Парень родился и вырос в деревне Городная Столин-ского района. После окончания средней школы Николая призвали в армию. Он служил в Минске, в 28-м отдельном специальном батальоне милиции. В Пинск попал в 1976 году. Здесь он стал работать в РОВД во-дителем, помощником оперативного дежурного, за-тем участковым инспек-

    тором, старшим участковым инспектором пригородной зоны. Когда Николай Шпудейко попал на зараженную территорию, дома у него осталась жена Нина, пятилетняя дочь Ирина и двухлетний сын Виталий...

    Первое, что поразило молодых ребят, приехавших следить за правопорядком на зараженной территории, – это невыносимая тишина повсюду… Возле выселенных деревень стояли вы-шки, солдаты на них – с оружием, шлагбаумы, таблички с надписью: «Обочина заражена. Въезд и остановка строго запрещены». Вся местность обработана дез-активационной жидкостью… Конечно, к такому не был готов ни один человек.

    – «Крышу сносило» от того, что мы здесь видели каждый день, – вспоминает Николай Николаевич. – В то время наше представление о Чернобыльской атомной станции было идеалистическим. В школе нас учили, что это сказочная «фабрика энергии из ничего», где сидят люди в белых халатах и нажимают кнопки. Чернобыль взорвался на фоне неподготовленного сознания, мы не были готовы к таким обстоятельствам, поэтому случалось, что солдаты не выдерживали испытаний реальностью и убегали из зараженной зоны.

    Больше всего досталось деревенским людям, они, как дети, безвинно пострадали от Чернобыля. У них особые отношения с природой – доверие, преданность и любовь к родному месту… Обходя деревенские подворья, Николай видел накрытые белой скатертью столы, за которыми хотелось посидеть и пообедать, как дома, нетронутые фотографии, мебель, посуду, маленькую куклу, которую в спешке уронил кто-то из детишек. Солдата настигало такое чувство, что где-то рядом должны быть люди. Но нет – никого. Странно все это было и страшно. Человеческий мозг отказывался верить в то, что все нажитое людьми и любимое ими теперь должно быть уничтожено… То, чем занимались солдаты-ликвидаторы, люди не понимали и ненавидели их за это… Как-то, повесив замок на входную дверь, Николай хотел отправиться в часть, но вдруг заметил, что из соседнего подворья, как ни в чем не бывало, выходит старушка лет восьмидесяти, а за ней еле тащится однорогая коза. От увиденного у Николая округлились глаза, и он просто выскочил к пожилой женщине:

    – Немедленно, немедленно покиньте территорию! – приказал Шпудейко.

    – Еще чего! – запротестовала старушка.

    – Здесь же опасно! – не унимался Николай. – Дозиметр трещит, его зашкаливает от радиации!..

    – Что ты мне расписываешь этую радиацию. Я ее не бачила и бачиты не хочу! Пусть молодые ее боятся, а мне, старой, нечего терять. Тут родилась, выросла, замуж вышла, рожала деток, тут и помру вместе со своей Машкой! – и рукой указала на однорогую козу. – А ты иди, милок, иди, не теряй напрасно своего времени.

    Николай вопросительно смотрел на старушку. Он знал, что пожилую женщину уже несколько раз увозили из зоны заражения, а она все равно возвращалась обратно в свою ветхую хату, даже козу Машку научила ловко подлезать под колючую проволоку. Несмотря на аварию, жизнь пожилой женщины шла своим чередом: посадила огород, вырастила и убрала урожай, а все остальное ее не касается. Старушке и дела нет до власти, до космических кораблей или там атомных станций… Она по-прежнему ходит на огород, рыхлит радиоактивную землю, рвет редиску и зеленый лук, срывает помидоры и закатывает их в банки…

     Николай и другие военные больше не пытались вывезти женщину из родной деревни. Они только молча слушали ее рассказы о прожитой жизни и помогали по хозяйству.

    Домой Николай Шпудейко вернулся ровно через месяц. Он хорошо помнит, как командир собрал солдат и выдал дозиметры. Замеряли – шкалило. Врачи говорили, что пять лет нельзя иметь детей, солдаты громко смеялись, не веря тому, о чем знали точно…

    Сейчас Николаю Николаевичу 60 лет. Он – директор ООО «БелТрикотаж-Плюс». Николай Николаевич вместе со своей женой Ниной Васильевной вырастили двоих детей, а сейчас помогают растить внуков: Алину, Ярослава и совсем еще малютку Еву.

    Многих сослуживцев, с которыми в 1986 году Николай Шпудейко находился на ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, уже нет…

     

    Только факты

     

    Во время аварии на Чернобыльской АЭС в окружающую среду было выброшено около 70 % радиоактивных изотопов, две трети из которых все еще в ней находятся. Наибольшую опасность сегодня представляют цезий-137 и стронций-90 с периодом полураспада около 30 лет.

    В настоящее время в Беларуси реализуется Государственная программа по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011–2015 годы и на период до 2020 года. Ее особенность на данном этапе – переход от реабилитации пострадавших территорий к их устойчивому социально-экономическому развитию.

    В Пинском районе 7 населенных пунктов относятся к зоне проживания с периодическим радиационным контролем. Это деревни Перехрестье, Паре, Иваники, Большие Диковичи, Жидче, Невель и Хойно с населением 1 196 человек.

    Для производства чистых продуктов питания помощь на проведение плановых мероприятий выделяется ОАО «Ласицк». Указанному хозяйству и жителям деревни Паре бесплатно выдаются комбикорма с ферроцин-содержащими компонентами, выводящие радионуклиды из организма молочного скота.

    На перерабатывающих предприятиях и в организациях города функционируют 14 подразделений радиационного контроля. Ежегодно исследуется более 100 тысяч образцов проб на содержание радионуклидов цезия-137. По данным мониторинга, в общественном секторе производства, в торговой сети, сети общественного питания продуктов с превышением радиационных показателей не зарегистрировано.

    Уровни излучения в реперных точках города Пинска за многолетний пе-риод наблюдения не превышают гигиенических норм.

    В грибной сезон тема радиационной загрязненности становится актуальней. В 2016 году на рынках города проведено 82 экспертизы дикорастущих ягод и грибов. В 34 случаях (41,4 %) дары леса не отвечали требованиям РДУ-99. Наиболее загрязненными являются лесные массивы Молотковичского, Кончицкого и Житновичского лесничеств. «Чистыми» можно считать леса Сошненского, Логишинского и Ганцевичского направлений.

    Автор: Татьяна ПолховскаяПолесская правда

Комментарии (0)